Закрыть

Валентина Гартиг: Ижевск приподнялся над бытом

16:38, 23 сентября, 2013
16:38, 23 сентября, 2013
4924
0
0

Интервью с искусствоведом Валентиной Гартиг о первой в Ижевске выставке авангардного искусства «Да!»


В конце октября в МВЦ «Галерея» откроется экспозиция под названием «Ижевск*Да». Она будет посвящена 25-летию первой в Удмуртии выставки авангардного искусства. 

В преддверии арт-мероприятия газета «Известия Удмуртской Республики» опубликовала интервью с очевидцем событий далекого 1988 года искусствоведом Валентиной Гартиг. Именно ее статье «Предчувствие творчества», написанной четверть века назад, суждено было стать документальным свидетельством зарождения тех процессов, которые сегодня ставят Ижевск в один ряд с прославленными культурными столицами.

Четверть века назад было это событие, но до сих пор все говорят о нём с горящими глазами…

Творческое объединение «Лодка» стало её организатором, хотя тогда так они себя еще не называли. Просто группа молодых художников. Они обратились к нам за помощью, но поскольку Музей изобразительных искусств большими площадями никогда не располагал, наши сотрудники помогали с оформлением. Экспозиция развернулась в Музыкальном театре - ныне Театр оперы и балета.

Идея выставки была придумана молодыми художниками самостоятельно, что само по себе тоже было авангардным. Потому что идеи обычно сверху посылались - от Союза художников или от Обкома партии. Энвиль Касимов и Сергей Орлов просто взяли и пригласили своих друзей из суриковского института в Москве. Вместе у них собралась большая интересная компания. 

И выставка получилась тоже большая и интересная. Что в ней было такого, чего не было раньше? Всё! Впервые параллельно с экспозицией шли различные культурные программы. 10 дней - 10 уникальных программ. Билет (по тем временам это неслыханно!) стоил 1 рубль. 12 тысяч человек (цифра для Ижевска невероятная!) побывали на выставке.

Конечно, выставку сопровождала, как бы мы сейчас сказали, уникальная пиар-акция. Всё началось с парада художников. Они яркой колонной вошли в здание музыкального театра, на котором через весь фасад висела огромная растяжка с названием выставки.

Художники устраивали перформансы, часть из которых мы сняли на плёнку, и они есть в нашем архиве. Люди были шокированы. Это настолько отличалось от привычных выставок! Здесь каждый мог увидеть авторов работ и пообщаться с ними. Такой контраст с немыми экспозициями того времени!

Это же 1988 год! Как городские и партийные власти пошли на такой смелый ход? Почему разрешили проведение этой выставки? 

Я думаю, они просто растерялись. Тем более это же были первые годы перестройки. Не зная, как реагировать на эту акцию, власти, я думаю, просто осторожно закрыли глаза. А вот другая выставка творческого объединения «Лодка» - «Нагота глазами XX века» - была принята не так. И хотя там не было чего-то особенного, её к показу запретили. Все спорные картины экспозиции были закрыты, как занавесками, папиросной бумагой. Зрители ходили и заглядывали под эти «шторки», что придавало всему происходящему комичный вид. А от ветеранов войны последовало гневное письмо на имя депутата Верховного Совета Удмуртской АССР Валерия Константиновича Марисова, которые требовали наказать всех организаторов шоу.

А выставка была сделана очень хорошо и с дизайнерской точки зрения. Прямо в вестибюле стояли геометрические выгородки, обтянутые чёрной тканью, на которых размещались картины.

Выставка «Да!» предложила зрителям действительно сильные работы?

Там было много нового, было много юмора, но каких-то серьёзных произведений - нет. Зато как умелохудожники использовали пространство, вписав в него обыденные предметы, добивались интересного звучания. За прозрачной пленкой - обнажённая женщина-манекен, рядом два чайника «начальника». Использовалась итеатральная бутафория - какой-то гроб, кресла… Здесь же висели картины из социалистического реализма - портреты Устинова и композитора Овчинникова. Изначально планировалось, что они вызовут иронию, а они вписались в общую атмосферу. Это было буйство и сосуществование разных форм самовыражения…

Валентина Оскаровна, сегодня выставка «Да!», перенесись она сквозь время в первозданном виде, вызвала бы тот же ажиотаж? Осталась бы столь же актуальной, как тогда?

Думаю, нет. Многие идеи были воплощены в форме плакатов, концептуальных объектов. Они выражали настроения и дух общества конца 80-х. Многие из художников впервые представили публике свои творения, которые можно было бы назвать заявкой на творчество, на выражение своих чувств. Энергетика была колоссальная. И достоинство выставки именно в том, что она была сделана очень вовремя. 

Из тех художников, для кого «Да!» стала дебютом, многие ли нашли себя в искусстве?

В том-то и дело, что не многие. Лидеры тогда были видны сразу. Александр Элмар, Виктор Чувашов - уже тогда были сложившимися художниками. Энвиль Касимов сразу предстал тонким, изысканным живописцем со своим миром, богатым и сложным. Александр Тунгусков, выпускник худграфа, очень хорошо о себе заявил, но дальше не пошло. Михаил Басов вообще, по-моему, на телевидении работает.

Пожалуй, только Сергей Орлов, который в те времена ещё не состоял в Союзе художников, сегодня раскрылся как глубокий, неординарный художник. И он продолжает меняться, являя миру огромнейший творческий потенциал, которым обладает.

Выставка имела как огромный резонанс, так и немаловажное значение для будущего развития культурной среды Ижевска…

Безусловно. Художники научились привлекать к себе внимание. И хотя вторая выставка авангардного искусства, которую они изначально планировали устроить через два года, но, не выдержав, открыли через год, разочаровала, последующие экспозиции были на высоте. Это и «Нагота глазами ХХ века», и «Монохром».

На этой волне был создан клуб молодых ижевских художников, которому даже выделили помещение, где проходили различные вернисажи.

Художники постоянно поддерживали интерес к себе. Как-то они устроили перформанс в переходе на улице Удмуртской - «Ползающая мумия». Но кто-то из прохожих позвонил в милицию, думая, что видит труп. Приехавшие по вызову сотрудники правоохранительных органов не знали, что делать, поскольку мумия была обнаружена на границе двух административных районов Ижевска и невозможно было определить, кто за неё несёт ответственность. Это был настоящий кошмар… Но всё это имело смысл. Именно после всех этих акций, выставок, перформансов столица Удмуртии впервые заявила о себе как о городе, где есть художники. До этого такого статуса она не имела.

Так рождался «Ижевский феномен», о котором говорят сегодня искусствоведы и художественные критики крупных галерей и музеев со всей страны. То, что происходит в Ижевске сегодня, не поддаётся описанию.

Как говорит Сергей Орлов, происходит «движуха». Арт-форумы, симпозиумы… Ижевск приподнялся над своим повседневным уровнем, над бытом. Наши художники творят душой, а не мозгом. В их творчестве нет холодных концептов, есть жизнь. 

Увы, но все они более известны за пределами Удмуртии. Я всегда отмечаю, что Ижевск в этом плане некоторый «недогород». Здесь нет культурных городских традиций посещения высокоинтеллектуальных мероприятий. Они на стадии формирования. Художники это почувствовали ещё тогда, в конце 80-х, и с тех пор активно стараются подготовить «почву» для восприятия творчества. Может быть, сейчас им удастся пробить брешь в сознании обывателей, обратить внимание жителей на «пророков в своём Отечестве»…  
4924
0