Закрыть

Человек, который
построил свой город

Беседа о том, для чего и почему у Ижевска должен быть главный архитектор.

Коллаж ИА «Сусанин»

Дмитрий Стрелков
журналист
22 апреля 2024
В декабре 2023 года незаметно для жителей Ижевска промелькнула юбилейная дата — 90 лет со дня рождения Заслуженного архитектора Российской Федерации, члена Союза архитекторов СССР и России, «Ударника пятилетки», лауреата Государственной премии Удмуртской АССР, почётного гражданина Ижевска, депутата Ижевского городского Совета народных депутатов Петра Петровича Берша. 30 лет он был главным архитектором города.

В конце марта в выставочном зале Союза архитекторов Удмуртии открылась выставка, посвящённая личности и наследию архитектора Берша.

О том, что это был за человек, каков его вклад в развитие Ижевска, корреспондент «Сусанина» Дмитрий Стрелков постарался узнать из беседы с Заслуженным архитектором Удмуртии, архитектором-реставратором Ниной Степанюк.

В ходе диалога также удалось поднять актуальные для Ижевска вопросы: для чего нужен главный архитектор города, в чём специфика и проблемы работы с генпланом города и в чём же разница между благоустройством и градостроительством.


Для начала расскажем краткую биографию человека, чья жизнь является яркой иллюстрацией современной ему и нам эпохи.
16 декабря
1933 года
16 декабря
1933 года
Пётр Берш родился 16 декабря 1933 года в селе Богословском Тульской области в семье рабочего совхоза (как было принято говорить, в семье зажиточных крестьян).
1939 год
1939 год
В 1939 году семья переехала в совхоз в Рязанской области.
1941 год
1941 год
В 1941 году Пётр Петрович пошёл в школу.
1941 –1945
1941 –1945
В годы Великой Отечественной войны семья была репрессирована: двоих старших братьев Петра направили на работы в шахты, отца — на постройку железной дороги «Ижевск — Балезино», мать занималась сплавом леса в Сызрани.
1948 год
1948 год
В 1948 году Пётр Берш переехал в Ижевск, где пошёл в 5-й класс школы №23.
1950 год
1950 год
После 6-го класса 17-летний Пётр Берш начал свою трудовую деятельность шофёром мотовоза на Казанской железной дороге, продолжая обучение в 7-м классе школы №6 рабочей молодёжи.
1953 год
1953 год
В 1953 году поступил в Ижевский коммунально-строительный техникум (ныне Монтажный техникум). После окончания его в 1957 году был направлен в трест «Удмуртстрой», где работал мастером, прорабом, главным инженером.
1961 год
1961 год
С 1961 года работал в тресте «Ижпромстрой» в качестве главного инженера СУ-15.
1962 - 1964
1962 - 1964
С 1962 по 1964 работал в тресте №18 Главзападуралстроя в качестве прораба.
1964 год
1964 год
В 1964 году Петра Петровича назначили начальником Госархстройконтроля в Управлении главного архитектора города.
1968 - 1999
1968 - 1999
В 1968 году по окончании Казанского инженерно-строительного института он стал главным архитектором Ижевска и в течение последующих 30 лет возглавлял градостроительный совет при исполкоме Ижевского горсовета.

Пётр Берш с лентой Почётного гражданина Ижевска.

Архивный отдел администрации Ижевска

«Пётр Петрович всю жизнь гордился, что окончил Ижевский монтажный техникум, — начинает разговор Нина Степанюк. — После этого начал работать на стройке. Он был очень деятельный, очень добросовестный, очень честный, очень дипломатичный, очень высокого качества человек. Как прораб строил здание библиотеки имени Ленина в Ижевске на улице Советской. Потом окончил заочно Казанский инженерно-строительный институт. А с 1968 по 1999 годы Пётр Петрович был главным архитектором Ижевска».

— В чём заключается работа главного архитектора города?

— Дело в том, что работа главного архитектора города заключается не в непосредственном проектировании объектов, а в грамотной и последовательной реализации Генплана, утверждённых проектов и сопровождении строительства. Честного, качественного, добросовестного строительства. Это требования к соблюдению норм, требования к соблюдению интересов общества.

Пётр Петрович Берш находил дипломатические, человеческие способы взаимоотношений, потому его все уважали: и коммерсанты (читай: в том числе и околокриминальные субьекты), и чиновники, и люди, которые в частном секторе коз пасут. В общем, очень уважаемый человек был всегда. Потому что он находил возможность решения злободневных и перспективных вопросов. Пешком ходил по городу или ездил на велосипеде. Он всё знал, что делается в городе.

При его участии коллектив известных ижевских авторов получил государственную премию Удмуртии за Центральную площадь с эспланадой.

Визит в Ижевск Андрея Вознесенского. Пётр Берш в центре.

Фото предоставлено УРО Союз архитекторов РФ

— Какие городские территории и объекты появились благодаря Бершу?

— Период деятельности Петра Петровича на посту главного архитектора города пришёлся, пожалуй, на самое активное время застройки и развития Ижевска. При его непосредственном участии были спроектированы ленинградскими и ижевскими градостроителями и построены почти все новые жилые районы города — Буммаш, Автозавод, Восточный, Аэропорт, Центр, Строитель, Северо-Западный, Южный. Под его руководством построено множество современных культурно-бытовых объектов: Дом бытовых услуг, Дом моделей, Театр кукол, здание администрации города, кинотеатры «Россия», «Ударник», «Италмас», «Родина», «Октябрь», «Аврора», Музыкальный театр, д/к «Металлург», «Аксион», «Строитель», многочисленные школы, детские комбинаты.

Можно сказать, что при нём пошёл вал застройки города, интенсивное развитие предприятий. То есть сначала начали строиться крупные предприятия, и к ним пошли строиться большие жилые районы. Берш стоял у истоков бурного строительства Ижевска. И надо было разбираться во всём этом, надо было всё в нужное русло направлять.

При нём построили завод ячеистого бетона, домостроительный комбинат, кирпичные заводы. Когда пошла стройка очень бурная, потребовались строительные технологии, база большая строительная. И Берш продвигал развитие строительного комплекса города, он это видел. А наш город живёт по тем генпланам, которые были разработаны в это активное время со значительным его участием.

Также Берш поддерживал архитектурное и художественное своеобразие, выразительность объектов и застройки в городе. При нём появились замечательные панно на торцах панельных домов, мозаики и рельефы, отдельные декоративно-художественные элементы на общественных зданиях и отдельные объекты. У нас ведь в Удмуртии очень ограниченный ресурс природных материалов для декоративного оформления зданий. Камни привозят в основном с Урала. При таком положении совместно с архитекторами и художниками-монументалистами были предложены имеющиеся возможные материалы для декоративного оформления — уральский гранитный щебень разных оттенков и местный кирпичный бой. А при Берше начали кое-где использовать и стеклянную мозаичную плитку «ириску», которую изготавливали в посёлке Факел за Игрой — стеклянную плитку 2 на 2 сантиметра, маленькая ириска. И вот этой «ириской» облицовывали и декорировали дома 335-й серии.

«Ириской» оформлены панели с окнами, ул. Коммунров, 228. Фото ИА «Сусанин»

Пётр Петрович ратовал за комплексный архитектурно-градостроительный подход к застройке города. При нём для согласовывания застройки обязательно делались развёртки улиц. И в них рассматривалось, как проектируемое здание или сооружение новое встанет по масштабности, тектонике, пластике. И тогда же отслеживалось и озеленение, и всё остальное. И мы на этой развёртке рисуем, где проводим и пересекаем коммуникации, как решаем дороги и тротуары и так далее. То есть там в комплексе это рассматривалось и обосновывалось. Не просто была какая-то иллюстрация-картинка.

— Какие трудности в градостроительном деле были в те времена?

— Это же были бюджетные деньги, отпущенные на оборонные предприятия и их социальную инфраструктуру. Были и партийные заморочки, но Петру Петровичу сильно повезло, потому что главой города тогда был Борис Шишкин, который очень хорошо понимал и ощущал архитектуру и градостроительство, придавал им особенное значение и поддержку в существовании города. Бориса Владимировича все любили, потому что он шёл навстречу и строителям, и архитекторам; он был за разумное развитие города.

Тогда в Ижевске широким фронтом активизировалась застройка типовыми жилыми домами. Сначала это были кирпичные здания, а для ускорения строительства позже развилось крупнопанельное типовое домостроение. Берш с Шишкиным тогда отбили для города возможность производить серийные панельные дома в Ижевске — серии 335, 467, 83. Раньше любая постройка дома согласовывалась в Москве, в Минстрое СССР. Пётр Петрович постоянно ездил в Минстрой, согласовывая все эти стройки. А если девятиэтажка с лифтом — так это вообще сколько надо было инстанций пройти. Сложное было мероприятие для проектировщиков и главного архитектора города, легенды складывали о согласованиях в московских кабинетах.

А когда уж они, Берш с Шишкиным, добились того, что начали появляться высотные дома, — ведь сначала выше 9 этажей не разрешали строить, изредка кирпичные в 12 этажей. У нас же появились первые кирпичные 14-этажки — на перекрёстке улиц Горького и Кирова, на Центральной площади.

— С чем связана была необходимость в постройке таких высоток?

— Ижевск считался большим городом. По международной классификации он даже относится к крупнейшим. Изначально хотели город рассчитывать на миллион жителей, потом решили — ладно, 800 тысяч пусть будет. И чтобы не размазывать по территории, сохранить логичную структуру и компактность, надо было уплотнять его, то есть строить в высоту.

Градостроительство раньше было значимой, базовой нормальной наукой. Для подчёркивания пространственных, структурных, смысловых и архитектурных решений на живописном природном ландшафте требовались акцентирующие сооружения. Поэтому благодаря настойчивости главного архитектора удалось пробить тему разработки местными проектировщиками на основе имеющихся типовых серий и постройки 14-и и 16-этажных панельных домов.

Берш возглавлял все эти начинания и проекты, за всем следил лично. Важно понять, что, будучи человеком дипломатичным, он при этом никому не льстил, ни перед кем не прогибался, просто честно и нормально обосновывал и доказывал предлагаемые решения. Мудрому человеку не нужно притворяться или доказывать свою состоятельность.

Почётные граждане Ижевска: Вульф Беселев, Евгений Шумилов, Пётр Берш; 2000 г.

Архивный отдел администрации Ижевска

— Если с нынешней точки зрения смотреть, то все его достижения и решения позитивные?

— Да. Если бы он дальше работал на этом посту, то, допустим, транспортная схема Ижевска была бы реализована в большем объёме. Например, улица 10 лет Октября — её сейчас не могут никак пробить на Якшур-Бодьинский тракт. Там мост надо кинуть через речку Подборенку. Слава богу, пока не застроили этот проход, коридор пока есть.

Проблемы полноценного развития города начались в 1990-е годы, в период перестройки всех общественных структур и отношений. Тогда городские власти не смогли отбить у республики возможность «влиять» на развитие пригорода Ижевска — сопредельные участки Завьяловского района.

Дело в том, что застройка Завьяловского района должна развиваться в согласии с городом, потому что район окружает город. И при Берше ещё где-то как-то решали и согласовали возникающие постоянно вопросы и нюансы. Но в эпоху Перестройки началась беда — начали нарезать участки под гаражи по всем городским границам. Завьяловский район сказал: «Мы вам помогаем». И заткнули город этими гаражами. С северной и восточной сторон, по крайней мере. Сейчас приходится разгребать все эти проблемы. И этими гаражами заткнули проспект Калашникова, который толком не могли куда-нибудь вывести, сейчас в конце концов его провели южнее, чем он должен был пройти, да и то в борьбе со случайным землеотводом районных властей поперёк выезда под высотную застройку. Стратегия города и района не везде совпадают до сих пор.

— Какие ещё можно выделить «болевые точки» подобного наследия?

— Например, линии городских коммуникаций. Допустим, при Берше такого безобразия с коммуникациями как сейчас не было бы. У нас власти городские с застройщиками тихо задвинули вопрос модернизации и развития городских магистральных коммуникаций. В большинстве случаев они на одни и те же самые сети без реконструкции, без расширения, без ремонта вешают всё, не меняя коммуникации, не увеличивая их диаметр, не реконструируя насосные. Это очень опасная практика, чреватая катастрофическими последствиями.

Фото предоставлено УРО Союз архитекторов РФ

С теплоснабжением сейчас по-хитрому пошли. Если пройти по городу, на новых домах везде дымки идут — везде поставили газовые котельные. Это не совсем безопасно, но есть такая вещь — что не обязательно всё должно быть централизованно. Но водоснабжение и канализация — от этого никуда не денешься. Та же самая беда с электричеством.

То есть современные власти, решая по-быстрому текущие сегодняшние вопросы, не смотрят в будущее. А Берш жил этим городом, жил для этого города, думал о его проблемах. Он сам ставил вопросы перед властями, требующие неотложного решения, и давал свои предложения. При нём и были тогда все эти магистральные сети построены и разработаны проекты их развития.

— Вы уже несколько раз упомянули такие понятия как генплан и градостроительство. Первое сейчас на слуху, пресса неоднократно уже рассказывала про какие-то проблемы с утверждением нового генплана. Давайте расскажем читателям, что это за документ и в чём, на ваш взгляд, сегодня «неполадки»?

— Скажем так, генпланы делаются для того, чтобы их реализовывать в целях системного всестороннего развития территорий. В генпланах что задано? В них вложена стратегия развития. Генпланы разрабатываются на основе всестороннего анализа существующего состояния поселения и перспектив его дальнейшего развития на ближайшие и долгосрочные периоды. В генпланах выполняются схемы экологические, коммуникационные, природопользования, гидрологии, функциональные, социальные, климатические. Раньше генпланы подробнее делали вплоть до размещения отдельных зданий и сооружений. С течением жизни происходят изменения, реализуются первоочередные задачи — требуются соответствующие корректировки генплана для удовлетворения потребности дальнейшего развития с учётом избранной стратегии и современного положения дел.

Фото ИА «Сусанин»

Подход к градостроительству, как к науке, был разный. Так, например, была разработана трёхступенчатая система обслуживания населения, которая предусматривала доступность и обеспеченность социальными, торгово-бытовыми объектами, транспорта, мест приложения труда, рекреаций для всего населения в зависимости от частоты пользования. Сейчас заграничные коллеги пытаются так делать, а наши, наоборот, пытаются перейти на иностранную надуманную модную схему «Город 15-минутной доступности». Чтобы в 15 минутах было абсолютно всё — одинакового уровня от магазинов и школ до театров, цирков, зоопарков и всего остального. Но в реальности невозможно каждый посёлок или квартал снабдить «Большим театром», дворцом спорта и «Эрмитажем», или всем обеспечить только одинаковые ларьки…

У нас в городе есть объекты республиканского значения, городского значения, районного значения, местного значения. Не может это всё быть одинаково. Поэтому была ступенчатость подхода.

Когда Семён Дудин рисовал первый генплан посёлка при Ижевском заводе, у него была производственная зона, жилая зона, и зона, где церкви — некий центр всё равно был. В принципе, структура Генплана Ижевска оттуда и пошла. Центр у нас остался — собор Александра Невского. Потом центр сместили на вершину холма. Но там стоял «Арсенал», который, скажем так, тоже градообразующий объект. Кстати, у Дудина была намётка на существующую эспланаду. Потом она практически на всех чертежах была там.

Аппарат администрации Ижевска, Пётр Берш в третьем ряду четвёртый слева (1995 год).

Архивный отдел администрации Ижевск

И структура города — прямоугольная сетка со связями между районами, между какими-то частями города, она была всегда. То есть структура генплана с самого рождения немножко подправлялась в связи с устройством жизни. Пётр Берш пришёл на работу, когда действовал генплан 1967-1971 годов, который был «развитием» генплана 1954-го года. Новые районы пристраивались, новые предприятия возводились.

Для города на 700 тысяч это очень компактный генплан, у нас очень компактный город. И он очень логичен по связям, потому что он развивался естественно, не насильственным путём. Надо было поддерживать это всё. Отметки высотные, овраги, реки — всё это надо было отслеживать.

По ходу жизни Ижевск много работал с ведущими специалистами «Ленгипрогора». Сейчас также пытаются в Ижевск выйти на корректировку генплана — «Гипрогор» московский, там гендиректором работает Елена Чугуевская, бывший главный архитектор Удмуртии. Эта последовательность поколений одними логическими системами, в одних руках преемников этот город развивается. То есть логика и плюс ещё опыт знаний, которые накопили за эти годы, они передаются.

— А что такое градостроительство?

— Градостроительство — это наука, которую пытаются угробить. Но без неё, без стратегии, невозможно обеспечить оптимальное взаимоувязанное развитие структур поселений и территорий. Всё отдают под ответственность за жизнеорганизацию общества предпринимателям, не обладающим необходимыми знаниями и в основном не ориентированным на интересы общества. Должна быть какая-то структура, какой-то скелет должен быть, по которому должно идти развитие. Вот генплан — это скелет, который обрастает в нужных местах нужными мышцами.

Фасад дома украшен битой плиткой, ул. Владимира Краева, 31.

Фото ИА «Сусанин»

Сейчас, например, у нас периодически проявляются разногласия по транспортной схеме. Её же при остроте вопроса никак не могут или не хотят реализовывать. Проблемы транспортных связей и пропускной способности видны в разных частях города — улица Автозаводская не смогла реализоваться выходом на Воткинское шоссе с недостройкой моста через железную дорогу и уткнулась в проезд Копровый; улица Ленина превратилась вместо прямого выхода на Завьяловский тракт в игольное ушко у торговых центров; улица Азина затормозилась в предусмотренном расширении; как уже упоминала, 10 лет Октября не пробили в сторону Металлурга; многострадальный проспект Калашникова увяз в безответственной раскройке под застройку Восточного посёлка...

Беда в том, что город умудрился продать территории: предприниматели взяли и скупили участки на Восточном посёлке, которые должны были пойти под проспект Калашникова. Как всегда, покупают под условный киоск, потом расширяют, находят всякие лазейки, ставят дом на несколько квартир, а потом этих жителей уже не расселить.

— В соцсетях ругаются и говорят, что они ИЖС — индивидуальное жилое строительство.

— ИЖС уже давно не ИЖС, там уже многоквартирные дома, где много квартирок по три квадратных метра на каждого, и все родственники. И витиеватости законодательства это позволяют устраивать. Этакая несогласованность действий общества и отдельных его членов.

— Ну, а тогда, есть ли перспективы в идеях обустройства транспортных путей в Ижевске?

Сейчас мы для улучшения транспортного потока предлагаем в перспективе улицу Кирова в месте пересечения с Подборенкой пропустить по путепроводу с трамваем, а речку со всеми связями — под ними, и рельеф способствует. Благодаря этому можно было сделать развязку и выйти на набережную, потому что у нас на неё выехать можно сейчас только с плотины. Остальное всё по вертикали.

Фото ИА «Сусанин»

Существует несколько реальных предложений, появившихся у разных поколений градостроителей, о создании путепровода с улицы Кирова через пруд в Ленинский район. Уже давно было вполне реальное предложение ещё архитектора Василия Петровича Орлова о пропуске улицы Пушкинской под центральной площадью.

Разработок и реальных предложений достаточно, дело за их реализацией и финансированием.

— А можно подробностей об участии Берша в создании нового генплана?

— Пётр Петрович участвовал в разработке Генплана 1974 года. Потом в 1987 году он также участвовал в подготовке и составлении Генплана. Последний утверждённый, по которому мы живем сегодня, это был генплан 2006 года, исходные данные для которого были подготовлены Петром Петровичем с особой тщательностью. Генплан 2006 года — это, по сути, делал Берш. В 2016 году его немножко с некоторыми весьма спорными решениями подкорректировали с главой горадминистрации Денисом Агашиным.

Дело в том, как уже говорилось, генплан — это стратегия связи между прошлым, настоящим и будущим, между районами, стратегия транспортных и инженерных коммуникаций, учёт плотности и функциональности застройки. Берш вместе с архитектурным сообществом отстаивал, чтобы не трогали набережную пруда. Ниже Горького вообще-то у нас ведь застройка отрицалась полностью. Это уже при последних корректировках рекреационная зона превратилась в жилую, не принимая во внимание всех возникающих градостроительных и транспортных проблем. В то время соратница Петра Петровича Елена Чугуевская, занимавшая должность главного архитектора Удмуртии, была приглашена на пост главного архитектора Пермского края. Буквально через короткое время ижевские власти начали вносить корректировки в генплан города и по-быстрому закрашивать многие участки и территории, в том числе и набережной цветами высотной застройки. И сейчас то, что без Берша делается, оно не совсем на пользу и в интересах города.

Пётр Берш (крайний справа) с коллективом исполкома Ижевского горсовета, середина 1970-х.

Крайний слева — Борис Шишкин. Фото: Архивный отдел администрации Ижевск

Коммуникации перегружены, не реконструированы. Сейчас рисуют генпланы не от смысла нормального обитания, а чтобы на картинке красиво выглядело, да чтобы на картинках были интернетные жители с интернетными кустарниками и интернетными детишками. Только так. Хоть там вода не туда течёт, хоть там трансформаторных не хватает, транспорт не проедет.

— При Берше такого не было?

— Принятие градостроительных решений сопровождалось коллективным обсуждением на градостроительных советах и внимательным изучением специалистами всех направлений и служб. Да, были ошибки — как без них. Посадили дом в «Старом аэропорту» 9-этажный на засыпанный овраг захороненный. Начали ставить секцию, она начала уходить. Пришлось останавливаться и исправлять. Усилили фундаменты, пересчитали их.

Или было построено общежитие на улице Ленина без учёта будущего расширения магистрали. Тоже ошибка. Я не говорю, что идеально всё было, но Берш находил возможность решать эти вопросы организационно.

— А нынешний главный архитектор города на текущие действия по отношению к генплану не может влиять?

— Нынешнего главного архитектора практически нет у нас. Есть сейчас главный архитектор республики Даниль Рустемович Магсумов, бывший главный архитектор Воткинска. Он молодой, имеющий профессиональный опыт администратора и градостроителя, за последние несколько лет он повысил квалификацию на специализированных курсах и учебных программах. Надеемся, что его деятельность в этой должности будет иметь созидательный взвешенный результат.

Коллектив Главного управления архитектуры и градостроительства администрации Ижевска (1993 год).

Пётр Берш во втором ряду сверху, четвёртый справа.

Фото предоставлено УРО Союз архитекторов РФ

А должности главного архитектора города у нас в настоящее время нет. Последним, кто числился начальником Управления архитектуры и градостроительства — главным архитектором Ижевска — был Владимир Некрасов, который много лет работал на должностях архитектора — градостроителя города и республики, он ушёл на заслуженный отдых.

Есть сегодня начальник Главного управления архитектуры и градостроительства — Станислав Николаевич Черемных. У него замом работает опытный архитектор-управленец Татьяна Вениаминовна Керсантинова. (Хотя на сайте она указана как главный архитектор Ижевска).

Сейчас все генпланы, градостроительные решения, строительство объектов согласовывают в Минстрое УР. Управление архитектуры города исполняет текущие чисто утилитарные функции. Очень многочисленные бумажки оформляют и документы оформляют, большой ответственности им сейчас не позволено.

По идее, функция главного архитектора города нужна, чтобы человек какой-то адекватный, профессиональный, ответственный мог следить за процессами застройки в городе. И где-то административными средствами регулировать.

Памятная доска на ул. Коммунаров, 212.

Фото предоставлено УРО Союз архитекторов РФ

Во времена президента Удмуртии Александра Волкова у нас был градостроительный совет городской (как в Ижевске, так и в остальных городах) и градостроительный совет республиканский. Там велись разработки по республике — генпланы городов, генпланы каких-то больших районов, логистику продумывали, транспортные схемы по республике, глобальные структуры, экологические вопросы, вопросы разумного землепользования, строительство значимых объектов. На этом совете собирались все министры, все главы поселений и обсуждали эти проблемы.

Что касалось Управления архитектуры города, на градсовет собирались все службы — санитарные, пожарные, геологи и все, все, все. И обсуждали объекты, которые собираются создавать, задавали свои вопросы, регулировали их, находили решения. Председателем городского градсовета был главный архитектор города или мэр. Последний полноценный градостроительный городской совет, который я помню, проходил под руководством главы города Юрия Тюрина.

— Но у нас же есть Центр территориально развития Удмуртии. Их полномочий для градостроительной политики не хватает?

— Могу только процитировать интернет: «Заявленные задачи и функции АНО: разработка, реализация, координация и поддержка программ, проектов и отдельных мероприятий, направленных на развитие комфортной и безопасной среды проживания в населённых пунктах Удмуртской Республики, консультирование по вопросам коммерческой деятельности и управления».

Профессионального градостроительного направления у специалистов в данной организации пока не выявлено. И политика, в том числе и градостроительная, — дело многосложное, непрофессионалы там не должны заниматься во избежание катастроф и катаклизмов.

В общем, вот такая вот история. Поэтому я считаю, что градостроительная политика влияет и на экономику, и на экологию, и на всю жизнь. То есть градостроительство — это скелет; благодаря этой науке создаётся среда обитания. И относиться к градостроительству необходимо со всей серьёзностью, ответственностью и профессионализмом на всех уровнях.

Домики можно раскрашивать хоть в синий, хоть в зелёный, хоть в полосочку, но они должны стоять правильно.

Могила Петра Берша на Хохряковском кладбище под Ижевском.

Фото предоставлено УРО Союз архитекторов РФ

Не хватает сегодня для адекватной организации, определения и воплощения грамотных во всех направлениях решений застройки и перспектив развития города в интересах жителей функции главного архитектора. Но ведь известно, что «сапоги должен тачать сапожник». Сейчас всё решают предприниматели, всё на их ответственности. А какая ответственность? Сегодня тут заработал, а завтра укатил в тёплую заграницу, где у него там семья, вилла, яхта... И важно ли ему — поперёк ли всего на свете стоит его коммерческая постройка, выпали ли ваши окна — не выпали; течёт у вас канализация или нет; отваливаются ли кирпичи со «страшного модненького» фасада — ваша же теперь это собственность. И адекватно проконтролировать смысл и правильность, спросить теперь некому и не с кого...


Автор материала: Дмитрий Стрелков
1485