• $ 65.6 ↓
  • € 72.62 ↓

НЕрадиоактивные отходы

09:33, 17 июня, 2019

Бывший завод по уничтожению химического оружия в Камбарке планируют перепрофилировать в комплекс по уничтожению отходов 1 и 2 классов опасности.

В 1941 году в Камбарку был передислоцирован 136-й центральный склад химического оружия. Уже в декабре на объект поступили первые партии отравляющих веществ – люизита. Через 10 лет все емкости были заполнены опасным веществом.

Люизит – ядовитое, отравляющее вещество кожно-нарывного действия.

По запаху напоминает герань.

В начале 90-х в городе была сформирована войсковая часть, которая и занялась охраной объекта.

В 1995 году правительство Российской Федерации постановило создать в Камбарке завод по уничтожению запасов люизита, хранящихся на территории района.

Уже в декабре 2005 года на заводе провели пробный пуск комплекса. На тот момент уничтожили более 1700 кг люизита. Переработка отходов на объекте продлилась до конца 2011 года.

Казалось, с этого момента у камбаряков началась спокойная жизнь. Но не тут-то было – появилась другая причина для переживаний – завод по уничтожению отходов 1 и 2 класса. И Камбарка оказалась не единственной. Подобные объекты до 2023 года появятся в Саратовской, Курганской и Кировской областях.

 

Проектирование комплекса в Удмуртии начнется осенью 2019 года. На начальные цели выделят 5 млрд рублей. Прогнозируемая мощность предприятия с учетом роста промышленности составит 50 тыс. тонн.

К концу 2020 года планируется получить все результаты экспертиз. В случае положительного заключения, строительство стартует в 2021 году.

Отходы

Согласно федеральному законодательству, отходы в зависимости от степени негативного воздействия на окружающую среду подразделяются на пять классов опасности:

I класс - чрезвычайно опасные отходы;

II класс - высокоопасные отходы;

В эти группы входят: остатки химической продукции, некондиционное сырье, химические источники тока: аккумуляторные батареи; ртутьсодержащие отходы: лампы, градусники; пестициды с истекшим сроком годности. То есть то, что образуется в народном хозяйстве и требует дальнейшей переработки и утилизации.

III класс - умеренно опасные отходы;

IV класс - малоопасные отходы;

V класс - практически неопасные отходы.

«Отходы 1 и 2 класса опасности – это то, что окружает нас с вами: аккумуляторы, источники тока, ртутные лампы, масла, трансформаторы. К сожалению, сегодня все эти опасные вещества, опасные с точки зрения воздействия на окружающую среду, мы находим в оврагах, на полигонах ТКО, где они объективно наносят ущерб окружающей среде», - рассказал представитель застройщика «РосРАО» Максим Корольков.

Наблюдая недовольство жителей района и страх появления подобных мощностей в маленьком городе, преподаватель кафедры «Техносферная безопасность» Ижевского госуниверситета Сергей Попов пояснил, что такой объект жизненно необходим. «Они [отходы 1,2 класса опасности] нас окружают всюду, вы просто об этом не знаете <…>. Кто-нибудь выбросил батарейку в кусты куда-то, кто-то утилизировал батарею аккумуляторную где-нибудь в лесу или другие виды достаточно активных компонентов нашей хозяйственной жизни. Мы утилизируем это неправильно. В данном случае вопросы экологического порядка требуют от нас всеобщей грамотности», - прокомментировал он.

Сегодня

В мае текущего года стало известно, что застройщиком завода в Камбарке выступит компания «РосРАО» - предприятие по обращению с радиоактивными отходами.

По словам министра промышленности и торговли Удмуртской Республики Виктора Лашкарева, поиски инвесторов велись около четырех лет. За это время территорию города посетили порядка 10 предприятий с предложением о возможности перепрофилировать завод, в их числе: Лукойл, Мечел, Казаньоргсинтез, Нижнекамскнефтехим.

13 июня прошла первая встреча жителей с представителями застройщика и органов госвласти Удмуртии.

Обсуждения бурные. В большинстве своем жители Камбарки выступили против запуска производства, боясь не только за свое здоровье в результате работы установок, но и в целом воздействия на экологию.

«Почему подобное производство не выносят в малонаселенные районы, куда уезжали бы работники на вахту?» - интересовались участники обсуждений.

«Вы говорите, что безопасно, а я вам предлагаю: давайте меняться, мы поедем на ваше место жить, а вы - сюда, ближе к объекту. И проведите мониторинг, как ваше здоровье будет выглядеть», - высказалась одна из жительниц города.

В ходе встречи также не раз отмечалось, что радиоактивные отходы завозиться не будут, для них существуют отдельные предприятия. Контролировать состояние объекта жители смогут в онлайн режиме, в том числе следить за радиационным фоном отходов. На заводе установят автоматические датчики, которые будут транслировать информацию в Росприроднадзор, Ростехнадзор, Минприроды, прокуратуру. 

Претензии

По результатам встречи будет создана рабочая группа, которая начнет обсуждения по каждому из вопросов жителей. Также в Камбарке появится научно-технический общественный совет, который займется проработкой решений исходя из ежедневной поступающей информации.  

«Где мы можем посмотреть проектно-сметную документацию, экспертизу и бумаги, на основании которых мы получили бы определенные гарантии, что ядовитых отходов не будет?» - Владимир Любимов, активист.

Ответ: «Мы находимся в начале пути. Мы такие встречи, обсуждения технологий, планируем сделать регулярными …мы с вами в 2019 году в предварительном порядке сядем, будем рассматривать <...>. Сейчас идет сбор данных по Удмуртии, по тем отходам, которые образуются…мы еще формально работу не начали», - рассказал Максим Корольков, представитель «РосРАО».

R1plqH6LyEc (1).jpg

«А что, если государство придет к тому, что экологические нормативы будут нарушаться, документы будут подделывать <…>? Где гарантии, что общественность сможет контролировать деятельность, которую вы на себя берете?» - Морозов Дмитрий, представитель российского социалистического движения.

Ответ: «В России законодательно установлены различные методы контроля. У нас есть надзорные органы, такое понятие, как «общественный контроль». «Росатом» в свое время создал эффективную систему по обращению с радиоактивными отходами, проблема такая же с опасными отходами. Сегодня такая проблема решена <…>. Во-первых, это публичность объекта, вы можете определить группу общественного контроля, которая сможет заходить, смотреть документацию, интересоваться, как обращаются с отходами», - сообщил Максим Корольков.

«Что нам, камбарякам, от этого будет?» - Вячеслав Щекалев, атаман станицы «Камбарская».

Ответ: «Росатом» в регионах своего присутствия всегда реализует различные социальные программы. Этот вопрос обсуждается. Я не говорю уже о рабочих местах и тех налогах, которые пойдут в район», - пояснил Максим Корольков.

«По уровню онкологических заболеваний. Онкологию, как правило, вызывают канцерогены. Сегодня те отходы, которые вы озвучили, все они содержат вещества, которые представляют опасность…В рамках тех 5 млрд, которые будут выделены, какие мероприятия будут направлены на профилактику канцерогенной опасности? Будут ли модернизировать инженерные коммуникации, которые строились в рамках работы объекта УХО?» - Андрей Аввакумов, представитель организации «Зеленый паровоз».

Ответ: «При разработке любой технологии проводится оценка воздействия на окружающую среду. Проектная документация, которая предусматривает превышение допустимых уровней воздействия…она никогда не пройдет государственную экологическую экспертизу. И все технологии, которые нацелены на доочистку сбросов, выбросов, естественно, будут реконструироваться», - пояснил Максим Корольков.

«С 2008 года по 2018 год данных по онкозаболеваниям, высоких цифр на сегодня нет», - Вячеслав Зорин, главврач Камбарской районной больницы.

Это были первые, но далеко не последние слушания. Вопросов «кому, зачем и почему?» у жителей Камбарки еще много.

2649
0