Закрыть

Зеленое наследие

17:10, 17 января, 2022
Зеленое наследие
17:10, 17 января, 2022
4516
0
Фото: twenty20
0

Российским диким лесам угрожают пожары и нелегальные рубки. Сколько в стране осталось первозданных лесов и являются ли они козырем России в международных переговорах по климату — Plus-one.ru разбирался вместе с форумом «Трианонский диалог» и французским агентством Nature.

Россияне привыкли считать, что леса в стране много. Поэтому они легкомысленно относятся к зеленому наследию, считает руководитель лесной программы «Гринпис России» Алексей Ярошенко.

Почти 40 лет назад он, мечтая заниматься наукой, поступил на биофак МГУ. «Потом начались 1990-е, ученые оказались никому не нужны, а ценные природные территории исчезали. Поэтому я решил уйти из науки в природоохрану», — вспоминает Алексей Ярошенко.

Сегодня его больше всего волнует судьба российских диких лесов. Экологи называют их малонарушенными лесными территориями (МЛТ). Это большие массивы первозданного леса, где не велась никакая хозяйственная деятельность. Именно они очень важны для планеты, поскольку помогают сохранять биоразнообразие и сдерживать глобальное потепление.

Что угрожает нетронутым лесам

Как именно Россия теряет свое зеленое наследие, Алексей объясняет на примере Калевальского нацпарка, открытого в 2006 году: «Это была моя первая работа в „Гринпис“, она заняла 11 лет».

После распада СССР и открытия границ финские промышленные гиганты ENSO и UPM-Kymmene — крупнейшие производители бумаги и картона в Европе — начали скупать в Карелии древесину, которую им поставляли отечественные компании. «Когда вся Карелия была опустошена, деревья стали рубить и в Калевале. Вот и конфликт: с одной стороны — вековые сосны, остатки дикой тайги, с другой — ценная древесина», — говорит Алексей Ярошенко.

Он считает, что эта история типична для России: неумело растратив природные ресурсы, мы начинаем рубить дикий лес.

Бесхозяйственность

По словам Алексея Ярошенко, лесное хозяйство России уничтожили изменения в законодательстве в начале 2000-х. Сначала своим указом Владимир Путин ликвидировал Госкомэкологии и Федеральную службу лесного хозяйства, а в 2006-м был принят новый Лесной кодекс. Число сотрудников лесной охраны сократилось впятеро, они оказались завалены бумажной работой.

Эти изменения привели к тому, что сейчас у лесничих нет ни техники, ни возможностей для тушения пожаров, говорит директор института лесных технологий СибГУ им. М.Ф. Решетнева Сергей Верховец.

Лесные пожары

В России лесные пожары полыхают потому, что зачастую их не тушат на ранней стадии. Реальные сведения о возгораниях скрываются, а масштаб бедствия уже не утаить, его устраняют «всем миром», утверждает Алексей Ярошенко. Пожары — основная причина гибели диких лесов, напоминает WWF.

Еще есть так называемые зоны контроля — огонь там не тушат совсем, если тушение обходится дороже, чем возможный ущерб. «В такие зоны попадает около 45% земель лесного фонда», — говорит Алексей Ярошенко.

В 2021 году огонь уничтожил более 10 млн га леса, если верить официальным сводкам, и 18,2 млн га, по данным «Гринпис России». В сентябре был побит рекорд 2012 года — 18,11 млн га.

Рубки «под прикрытием»

Около четверти диких лесов уничтожается при заготовке древесины, сообщает WWF. МЛТ — это целостные территории лесной зоны площадью более 50 тыс. га, внутри которых нет поселений, действующих транспортных коммуникаций, и они не затронуты интенсивной хозяйственной деятельностью. Достаточно разделить лес коммуникациями — и уникальная экосистема будет повреждена.

Нетронутые леса не защищены даже особым статусом. Заместитель руководителя Рослесхоза Александр Агафонов сообщил Plus-one.ru, что в российском законодательстве и так достаточно механизмов защиты уникальных лесов и их биологического разнообразия в составе заповедников, национальных парков и других охраняемых природных территорий. По словам чиновника, неправительственные организации требуют запретить хозяйственную деятельность почти на 15-20% площади страны, но он считает, что для этого нет ни научного и экономического обоснования, ни оценки последствий.

Сейчас арендаторы получают участки для заготовки древесины на МЛТ. Из всей древесины, что официально заготавливается в России (220 млн куб. м), по оценкам Алексея Ярошенко, примерно треть «прикрыта разрешительными документами», а в действительности нелегальна.

Лазейки в законах используются разные. Иногда на продажу рубят лес, якобы пользуясь правом граждан на заготовку древесины для собственных нужд (раз в 25 лет россиянин вправе получить 150 куб. м леса для строительства дома, хотя цифры различаются в регионах), часто — валят здоровый лес, оформляя это как профилактику борьбы с насекомыми-вредителями и инфекционными болезнями.

«Санитарные рубки назначаются по результатам обследований. Если поврежденных деревьев немного и их уборка не нарушит устойчивости насаждений, проводится выборочная рубка», — поясняет ведущий инженер отдела по работе со СМИ аппарата управления ГКУ МО «Мособллес» Владимир Захаров.

Однако, по данным «Гринпис России», этот метод часто является ширмой для сплошной коммерческой рубки. Реально каждый год валят на 70-80 млн куб. м больше леса, чем учтено на бумаге, считает Алексея Ярошенко.

А вот проблема «черных лесорубов», которые просто воруют лес без разрешительных документов, по мнению эксперта, преувеличена. На них приходится лишь около 3% всей лесозаготовки (примерно 7 млн куб. м в год).

Как рубят лес в России. Отсутствие данных

По подсчетам ФАО, России принадлежит примерно пятая часть всех лесов на планете (815 млн га). Но мы мало что знаем о них, тем более об МЛТ. Так, в 2020 году Счетная палата РФ сообщила, что актуальные данные (о породах деревьев, их высоте, возрасте и так далее) есть лишь по 15,6% российских лесов.

Поэтому и арендаторы, и органы исполнительной власти работают с лесом вслепую. Внедрение же цифровых технологий, воздушной видеосъемки, лазерного сканирования и дистанционного зондирования, без которых сложно представить устойчивое лесное хозяйство, идет крайне медленно, считает Александр Костенко из WWF.

В 2021 году завершился первый цикл государственной инвентаризации лесов (ГИЛ). Полные результаты так и не были опубликованы, промежуточные данные экологи критикуют за ошибки. Как сообщили Plus-one.ru в Рослесхозе, в 2022 году ведомство разместит на своем сайте аналитический обзор состояния российских лесов, а в 2023-м материалы ГИЛ будут включены в состав Федеральной государственной информационной системы лесного комплекса. Ее запустят в 2023 году для контроля за движением древесины от делянки до производства. Вице-премьер Виктория Абрамченко надеется, что это поможет бороться с нелегальными лесозаготовками.

Помогут ли дикие леса России спасти климат

В международных переговорах по климату российские дипломаты призывают учесть особую роль наших лесов в борьбе с глобальным потеплением. Но действительно ли они уникальны?

По мнению Алексея Ярошенко, из-за отсутствия данных рассчитать потенциал поглощения CO2 российскими лесами нельзя. К тому же в рамках Парижского соглашения в зачет стране идут не сами зеленые насаждения, а действия по увеличению их поглощающей способности. К примеру, разведение леса на территориях, где его раньше не было, сокращение числа лесных пожаров, сохранение диких лесов.

Последние имеют наибольшее значение для климата, поскольку они поглощают пятую часть всех выбросов CO2 в мире, вызванных деятельностью человека. Вырубка же старовозрастных деревьев, которые являются естественными хранилищами углерода, ведет к попаданию в атмосферу огромного количества парниковых газов.

Но главное — первозданные леса невозможно возместить компенсационными посадками — их нужно сберечь нетронутыми.

Российские МЛТ: от сокращения к сохранению

Добровольная экосертификация — один из самых распространенных в мире способов мотивировать компании вести хозяйство устойчиво и сохранять нетронутые леса. Пожалуй, самая известная такая система разработана Лесным попечительским советом (FSC). Аудиторы этой международной некоммерческой организации проверяют легальное происхождение древесины и соблюдение компаниями стандартов в области охраны окружающей среды.

Одно из требований FSC — сохранить не менее 30% МЛТ на арендованных участках. Однако, по словам директора FSC в России Николая Шматкова, иногда компании сталкиваются с тем, что им негде рубить деревья, кроме как в МЛТ, составляющих большую часть арендованного участка. Из-за этого лесозаготовители могут отказаться от сертификации.

«Основные драйверы сертификации в России — компании с зарубежными корнями вроде ИКЕА, „Леруа Мерлен“, „Тетра Пак“. Они следуют требованиям, принятым на международном уровне», — говорит Николай Шматков. Сейчас в нашей стране сертифицировано 61,5 млн га леса — больше, чем где-либо в мире.

Продукция компаний, проверенных Лесным попечительским советом, маркируется знаком FSC. Его наличие повышает доверие партнеров и потребителей. Но у сертификации есть слабые места.

В июле 2021 года расследование некоммерческой организации Earthsight выявило, что «Икеа» поставляла на мировой рынок детскую мебель из древесины, незаконно добытой в ходе санитарных рубок в Иркутской области. «История (с ИКЕА. — Прим. Plus-one.ru) подтвердила, что санитарными рубками злоупотребляют. Сейчас мы ужесточаем контроль над ними», — заверил Николай Шматков.

Алексей Ярошенко предлагает вообще отказаться от сертификации древесины от санитарных рубок, чтобы исключить поставки полулегального сырья, добытого под видом борьбы с вредителями. Однако директор FSC опасается, что в таком случае компании не будут проводить санитарные рубки там, где они нужны, и мы «получим вспышки короеда-типографа и шелкопряда».

По мнению Николая Шматкова, в лесу необходимо определить места, где не следует проводить рубки или можно это делать выборочно. Ведь сохранять старые сухие деревья даже при сплошной рубке — принцип устойчивого лесного хозяйства.

«У нас вообще нет такого понятия. Это просто модное слово», — считает Владимир Захаров, который занимается лесом около 30 лет, а семь из них работал лесничим. По его словам, главная задача лесного хозяйства Московской области — поддержание благоприятной среды для жизни. «Чаще всего под этим понимают чистые воздух, воду, ну и хороший отдых», — говорит специалист, напоминая, что лес — еще и место обитания редких видов, сбора ягод, грибов и других даров природы.

Алексей Ярошенко убежден: чтобы сберечь дикие леса для будущих поколений, нужно производить коммерческую древесину на уже освоенных территориях, расположенных рядом с дорогами и обрабатывающими предприятиями. Для этого «Гринпис России» предлагает использовать заброшенные сельскохозяйственные земли. По оценке экологов, там через 20-40 лет «можно будет выращивать леса больше, чем сегодня рубится и воруется по всей стране». А значит, дикие леса оставят в покое.

Лесоводство на бывших сельхозземлях в России

Экологи борются за то, чтобы узаконить выращивание леса на заброшенной сельхозземле. Сейчас это считается нецелевым использованием участка — его владельца могут оштрафовать на сумму до 700 тыс. руб. Чтобы избежать штрафа, собственники земель часто сжигают леса на своих территориях.

Когда земли бывших колхозов и совхозов раздавали в собственность, декоратор Маргарита Давыдова из Москвы приобрела около 20 га такой земли близ Онежского озера и перебралась из столицы в Вологодскую область. Сейчас у Маргариты растет свой лес. Она ищет способы использовать заросшие лесом земли, чтобы получать постоянный доход. А пока водит экскурсии для туристов по «местам силы» и работает в собственной мастерской «Дивный мир». Но Маргарита признает, что живет там «на птичьих правах»: из-за леса могут не только выписать ей штраф, но и забрать у нее участок.

4516
0