play
pause
  • $ 66.24 ↓
  • € 75.71 ↓

«Буммаш»: новая надежда

12:55, 03 декабря, 2018

Гендиректор «Завода Буммаш» Олег Лашкарев рассказал информационному агентству «Сусанин» о возрождении предприятия.

За последнее десятилетие ижевский завод «Буммаш» пережил два банкротства. В 2012 году он сменился «Ижметмашем», а в сентябре 2018 года предприятие уволило большую часть сотрудников и сейчас находится в процессе банкротства. В октябре появилось ООО «Завод «Буммаш». Обновленная площадка вновь набирает персонал и запускает производство. Генеральный директор «Буммаша», в недавнем прошлом трудившийся здесь же главным инженером, Олег Лашкарев рассказал информационному агентству «Сусанин» о том, как возрождается завод, давший имя одному из микрорайонов Ижевска.

vlcsnap-error763.jpg

- Олег Николаевич, трудно возрождать предприятие?

- Конечно, трудно. Мы поднимали завод даже не с колен, а вообще с нуля. К сожалению, на старом предприятии пришлось всех людей рассчитать. А это оставило определённый след. Когда мы вновь начали набирать штат, надо было набирать из тех, кто имеет опыт работы. Надо было убедить тех людей, которые пережили сокращение, стресс от потери работы, что теперь все будет хорошо, теперь все будет по-другому. Не надо нас бояться, надо в нас поверить и начать новую жизнь на старом рабочем месте. Это одна из главных сложностей.

В штате у нас предполагается 600 человек, около 200 мы набрали. Это 200 отдельных судеб и 200 отдельных психотипов, которых надо убедить. Буквально две недели назад я был трудоустроен практически один на предприятии, остальные мои соратники – это люди, которые поверили в наше общее дело, бывшие сотрудники. Это руководители, которые, находясь на бирже труда, начали работу. Я им очень за это благодарен.

Вторая сложность заключалась в том, чтобы вернуть доверие покупателей. Это процесс бесконечный, и мы его возвращать будем еще год. Покупатели, работающие в городе и республике, увидели, что над заводом пошел дым, что заработали станки, начались плавки. Они уже верят в то, что этот бизнес начинает потихоньку оживать, и делают заказы, ожидают получить продукцию. До сих пор мы пытаемся выстраивать отношения с партнерами в других регионах. Я думал будет хуже, но нет, они отвечают и даже присылают заявки.

Третья сложность была с партнерами по жизнеобеспечению – это поставщики газа, электроэнергии, воды. Мы все в одном городе живем и друг друга знаем. Кто-то в штыки воспринимал ситуацию с долгами старого предприятия «Ижметмаша», кто-то с пониманием. Удалось найти взаимопонимание и с Газпромом, потом с Энергосбытом. Ижводоканал наш постоянный партнер. Мы еще и большая сетевая организация: через нашу территорию проходит вода водоканала, по нашим электросетям многие абоненты на Воткинском шоссе получают электрическую энергию. Общий язык, слава богу, найден, мы постарались выдержать финансовую дисциплину, сделали предоплаты.

 

- У вас возле отдела кадров стоят в основном люди в возрасте…

- Тут есть и плюсы, и минусы. Безусловно, молодые люди, имеющие высокую квалификацию рабочих профессий, сильно востребованы на рынке. Некоторые предприятия идут на то, что платят высокую зарплату, которая, может, и не соответствует их отдаче. Мы на эти вещи смотрим более здраво, мы не стараемся избавиться от людей в возрасте. Я считаю, что люди, имеющие большой опыт и способные еще приносить пользу, не имеют возрастного ценза. Если человек относится к своей работе добросовестно, если от него есть отдача, особенно это рабочие специальности - опытный станочник, термист, сталевар, то его знания и опыт должны быть так же востребованы, как и у молодежи.


- А как же передача опыта?

- Костяк у нас состоит из опытных людей, которые привыкли к этому предприятию, прикипели, вернулись. Им психологически сложно себя сломать и уйти в какую-то новую отрасль, сложно физически устроиться на новое предприятие.

Но многие молодые люди, проживающие в районе Буммаша, имея рабочие специальности, трудоустраиваются здесь. И мы относимся к ним очень внимательно, следим за заработной платой. На сегодняшний день молодая семья имеет определённый устойчивый свой спектр расходов, начиная от детского сада, квартплаты и так далее. Молодежь так или иначе приходится переманивать. Многие выросли по карьерной лестнице, придя на завод к своим родителям. Таких немало. У молодежи на предприятии есть некая конкуренция. Они знают себе цену.


- Что будет производить завод?

- Начать надо со своих освоенных сильных сторон. Мы начнем с металлургической продукции, у нас есть сталеплавильный, большой кузнечно-прессовый цех. Будем развивать это направление, будем развивать и расширять направление машиностроительной продукции.

Будем восстанавливать свои компетенции в области поставок для Росатома. У завода «Ижметмаш» были лицензии, полученные для атомной отрасли. Это достаточно сложная и кропотливая работа – получить доверие от атомщиков и участвовать в строительствах атомных станций, поставлять продукцию. Дальше мы планируем сотрудничать с оборонной отраслью, у нас будет восстанавливаться лицензия морского регистра судоходства. Не секрет, что сейчас в России развивается флот. На ледоколы, которые недавно показывали по телевидению, мы делали изделия. И намерены дальше это сотрудничество продолжить. Потому что это выгодно, престижно, эта отрасль обеспечена на сегодняшний день деньгами.

Безусловно, мы будем занимать какие-то рыночные позиции в области нефтехимпереработки. Сейчас под эгидой Татнефти мы планируем загрузить производство машиностроения ёмкостным оборудованием. На сегодняшний день это делает Бугульминский завод, но он полностью не удовлетворяет потребности огромной Татнефти.

А дальше мы хотим на рынке попытаться расширить наши возможности. Хочется освоить что-то уникальное, законченный продукт, оснащенный электроникой, изделие, которое будет иметь свой паспорт.

 

Гендиректор "Буммаша" Олег Лашкарев рассказал о возрождении завода

Uploaded by ИА Сусанин on 2018-12-03.

- Какие задачи перед заводом ставят собственники?

- Безусловно, финансовый результат. Прежде всего, в течение первого квартала 2019 года требуется сохранить работу хотя бы в ноль, стать безубыточными. Предпосылки для этого есть. Это, прежде всего, не только набрать новых заказов и получить доходную часть, но и сократить расходную часть.

Мы вынуждены были в условиях экономии сократить штат. Если раньше на предприятии работали 1200 человек, то сейчас считаем, что справимся со штатом в 600 человек. Безусловно, акцент был сделан на рабочие специальности.

Мы сократили в отопительный сезон затраты на отопление. У нас есть локальные котельные, которые были внедрены в прошлый отопительный сезон. Нам удалось индивидуально отопить каждый корпус. Мы получили очень серьезную экономию по газу. Здесь ни много ни мало 100 га. И на них находится большое количество зданий, сооружений, строений, которые даже если не эксплуатируются людьми, то должны в зимний период поддерживаться в плюсовой температуре, чтобы не допустить разрушения.

 

- Огромная территория требует существенных расходов на содержание. Не думали продать часть земель?

- Желание такое, может, и было, но технологически предприятие построено так, что взаимосвязанные процессы находятся на удалении практически 800 метров друг от друга. Например, между сталеплавильным и кузнечным цехами пол-остановки троллейбусной, и их не передвинуть никак.

Для минимизации затрат и более рационального использования площадей привлекаются арендаторы. Через территорию предприятий прошла перемычка с ТЭЦ-2, это тоже предоставленная площадь для обслуживания УКСу, мы за сервитут какие-то средства получаем.

Имея в руках такой завод экономить надо, но в конечном итоге надо брать курс на развитие и на полезное использование. У нас есть потенциал. Но не все зависит от нас как от сотрудников завода. Все программы мы будем рассматривать и внедрять совместно с учредителями, инвесторами. На самом деле много идей, может быть, еще какое-то предприятие создадим, восстановив наши основные компетенции. Но это уже следующий этап.

 

- Насколько сильно изношено оборудование?

- Несмотря на то, что последние два года финансирование на эти вещи было практически никаким, здесь сохранилась неплохая система ремонтов, поддержания зданий и сооружений. Тем более благодаря инвестициям, которые все-таки имели место быть в прошлой жизни. Два года назад мы провели капитальные ремонты прессового оборудования. Мы модернизировали печное оборудование. У нас были потрачены достаточно большие деньги на модернизацию сталеплавильного комплекса. Сейчас мы планируем приводить в такое состояние нагревательные печи. Это позволит снизить себестоимость.

Благодаря нашим партнерам из «Т плюс» при прокладке перемычки удалось подремонтировать дороги. Во время стройки было много испорчено подъездных путей. Все это восстановлено и в работающем состоянии. Бесхозным ничего не осталось. Несмотря на то, что два месяца здесь не было людей, ничего не пропало, ничего не разрушилось.

LRM05064.JPG

 

- Как вам помогла команда Удмуртии?

- История была очень интересная. Руководители нашего коллектива, видя несостоятельность и пассивность топ-менеджмента завода, стали бить тревогу. Потому что месяц за месяцем предприятие стояло, никаких мер по его восстановлению не предпринималось. Все было пущено на самотек. Мы поняли, что скоро придется искать работу.

Последние пять лет нам привозили руководителей из других регионов. Я убежден, что человек, приехавший руководить каким-то предприятием по контракту на год или два, не видит здесь будущего, как и себя в будущем. Мы как ижевчане были вынуждены привлекать внимание. Сначала писали письма. Они остались с формальными ответами – вы, мол, частный бизнес. Обратились в службу федерального инспектора. Так, видимо, в России повелось – сразу к президенту, если что. Я добился встречи с главным федеральным инспектором по Удмуртии Дмитрием Мусиным, пообщался, он этот вопрос взял на контроль.

Потом подключили профсоюзы республики. Надо сказать, что профсоюзы, как бы критично мы к ним раньше ни относились, заняли важную позицию. Когда завод работает, отношение к профсоюзам: отходите, не мешайте, мы тут деньги зарабатываем. Пока не клюнет жареный петух. Профсоюзы заняли активную и очень достойную позицию

Год назад 29 ноября мы встретились с главой Удмуртии Александром Бречаловым и премьером Ярославом Семеновым. Да, руководители республики нас покритиковали. Мы не отрицаем нашей косвенной вины в работе предприятия. Понимая, что мы являемся жителями Удмуртии, а бенефициары и владельцы предприятия по большому счету находятся в Татарстане, власти республики вмешались. Бречалов подключился к этому вопросу и начал переговоры с Татнефтью и руководством соседнего региона. Уже весной была подписана дорожная карта.

Параллельно был фон скептиков, которые утверждали, что ничего не выйдет и на месте завода появится новый торговый центр. Я даже подумал, что причина многих неудач в нашей экономике – это скепсис. Когда дорожную карту подписали, многие говорили, что карта формальность, что после выборов президента всех разгонят. Но оказалось не так.

Неоднократно мы встречались и с вице-премьером Александром Свининым. Мы высказывали поддержку заводчанам, что сохраним рабочие места и предприятие продолжит работать. Но финансовая ситуация сложилась настолько тяжело, и закон о банкротстве просто не оставил вариантов. Мы были вынуждены сократить людей. Здесь скептики и недоброжелатели говорили – ну теперь точно все, ничего не выйдет у вас.

Но работа все равно продолжалась, велись переговоры с Татнефтью и правительством. Мы разработали и защитили финансовую модель. Глава Татнефти принял решение дать предприятию вторую жизнь и запустить завод вновь.

Но это всё начало следующего сложнейшего этапа.

3312
0