• $ 76.46 ↑
  • € 90.36 ↓

Коронавирусные страхи и тяга к личному имуществу: что дальше?

10:43, 24 сентября, 2020
Коронавирусные страхи и тяга к личному имуществу: что дальше?
10:43, 24 сентября, 2020
4585
0
Фото: istockphoto.com
0

Как пандемия сказалась на тренде на осознанное потребление.

Опасаясь заразиться COVID-19, люди стали отказываться от общественного использования товаров и снова вернулись к концепции их приобретения. Многие шеринговые компании, специализирующиеся на предоставлении услуг по совместному или попеременному использованию товаров, закрылись или приостановили работу. Plus-one.ru рассказывает, обречена ли экономика совместного потребления.

Пандемия коронавируса негативно сказалась на всех отраслях экономики. Одна из пострадавших сфер — так называемая экономика совместного потребления. Тренд на коллективную эксплуатацию вещей и услуг активно развивался во всем мире. Однако из опасений заразиться люди начали отказываться от идеи общественного использования нужного товара и снова вернулись к концепции его приобретения. Многие шеринговые компании закрылись или приостановили работу. Несмотря на это тренд на осознанное потребление только укрепился. Такого мнения придерживается директор по маркетингу сервиса объявлений Авито Анна Дробаха. В своей колонке для Plus-one.ru эксперт прогнозирует, какой станет экономика шеринга.

Пандемия и разумное потребление

Анна Дробаха.jpgВ последние годы во всем мире набирал обороты тренд на осознанное потребление. Одной из причин для этого послужило то, что участниками экономики стали представители поколения Z (люди, родившиеся в 2000-2017 годах), которые заложили новые модели потребления. По определению экспертов консалтинговой компании McKinsey, для поколения Z «потреблять — значит иметь доступ к чему-то, но не обязательно владеть». Аренда вместо покупки, приобретение товаров на вторичном рынке и перепродажа ненужного вместо утилизации стали новыми потребительскими привычками.

Экономика совместного потребления (sharing economy, шеринг — модель потребления, предполагающая коллективное использование товаров и услуг, бартер и аренду вместо владения) стала активно расти во всем мире. По данным Российской ассоциации электротехнических компаний (РАЭК), в конце 2019 года объем рынка sharing economy в России превысил 769 млн рублей, при этом рост за год составил почти 50%. Согласно прогнозу консалтинговой компании PWC, сделанному до развития пандемии COVID-19, к 2025 году мировой объем экономики совместного потребления мог вырасти до 335 млрд долларов. Однако в период действия ограничительных мер пострадали многие бизнесы, основанные на совместном потреблении: в ряде стран приостанавливали работу сервисы каршеринга, крупнейшие агрегаторы такси сообщали о падении спроса на поездки.

По данным РАЭК, самым масштабным сегментом экономики совместного потребления в России является C2C-торговля (от англ. consumer-to-consumer — потребитель для потребителя, процесс купли-продажи между частными лицами), основными платформами для которой являются классифайды — сайты, где любой пользователь может вывесить объявление. Возможность приобретать что-либо на вторичном рынке и перепродавать после того, как вещь станет ненужной, позволяет людям реализовать стремление к разумному потреблению.

До пандемии C2C-торговля в России росла: согласно результатам совместного исследования аналитического агентства Data Insight и интернет-сервиса для размещения объявлений Авито, по итогам 2019 года объем рынка превысил 568 млрд рублей, продемонстрировав почти двукратный рост по сравнению с 2017 годом. Кроме того, по итогам года в C2C-торговлю в России как с точки зрения покупок, так и с точки зрения продаж активнее включились представители старших поколений.

Пандемия не отменила тренд на осознанное потребление, а только укрепила его: самоизоляция простимулировала рост осознанных временных покупок. При этом формирование привычки к доставке «до двери» позволило расширить географию вовлеченности в экономику совместного потребления. Шеринг в России изначально активнее всего развивался в мегаполисах, генерирующих высокий уровень спроса и предложения. Москва и Санкт-Петербург и сейчас остаются абсолютными лидерами, но пандемия придала мощное ускорение регионам. Мы находимся в постоянном тесном контакте с предпринимателями, которые работают на Авито. Во время самоизоляции многие из них сообщили, что начали получать заказы из других регионов. Несомненно, этот тренд затронул и C2C-сделки.

Коронавирусные страхи и возрождение тренда на личное имущество

Согласно результатам опроса, проведенного в июне Авито Авто, 9% россиян, у которых раньше не было автомобиля, после пандемии задумались о его покупке, а 3% планировали отказаться от личного автомобиля, но передумали. Повышение интереса к покупке личного автотранспорта на фоне пандемии — мировой тренд. В Китае, согласно данным анализа исследовательской компании Ipsos, 77% респондентов назвали причиной для покупки автомобиля страх заразиться. Схожие показатели получили в июне в британском автомобильном холдинге Motorpoint: треть опрошенных компанией водителей планируют отказаться от использования каршеринга.

Даже после снятия режима самоизоляции у людей сохраняется желание избегать ситуаций, которым сопутствует риск заражения. После пандемии в Китае снизился спрос на краткосрочную аренду караоке-будок и внешних аккумуляторов, хотя раньше эти услуги были популярны. Нежелание соприкасаться с предметами, успевшими побывать в руках у кого-то другого, провоцирует возрождение тренда на владение товаром.

В то же время страх заразиться стимулирует рост спроса на шеринг товаров и услуг, которые позволяют этого избежать. Например, в Китае операторы сервисов краткосрочной аренды велосипедов сообщили о трехкратном росте поездок во время пандемии. Стремясь избежать поездок в общественном транспорте, люди ищут альтернативный безопасный и дешевый способ передвижения. В России во время самоизоляции стремительно возрастал спрос на аренду загородной недвижимости. Возможность уехать из города, где плотность социальных взаимодействий (а значит, и риск заражения) выше, привлекла многих.

Новые модели потребления

Даже если результатом пандемии станет победа идеи обладания над идеей аренды, это не означает, что экономика совместного потребления провалилась. Модели владения трансформируются за счет развития технологий. Теперь по подписке можно получить не только доступ к развлекательным и образовательным платформам, подобным Netflix или SmartReading. Подписная модель распространяется и на материальные объекты.

Немецкий стартап Grover, предлагающий по подписке различную технику — от смартфонов и ноутбуков до смарт-часов и даже дронов, привлек к концу 2019 года более 100 млн евро инвестиций. Парк Grover превышает 100 тыс. устройств.

Бизнес-модель с продажей техники по подписке — удел не только стартапов и не только на Западе. В мае этого года американский производитель бытовой техники Whirlpool запустил в России продажи своей продукции по подписке. По программе можно получить бытовую технику Whirlpool, Hotpoint, Indesit и KitchenAid за фиксированную ежемесячную плату с возможностью замены на новую модель.

В июле Genesis запустил в России сервис Genesis Mobility, который позволяет получать в пользование по подписке автомобиль Genesis G70. Тариф включает полное страхование, техническое обслуживание и консьерж-сервис, позволяющий произвести сервисные работы и замену шин в удобное для клиента время.

Благодаря модели владения по подписке потребитель получает опыт обладания и в то же время избавляется от сопутствующих проблем. Например, в случае с автомобилем или техникой не нужно думать, как проводить техобслуживание, — сервисные работы входят в стоимость подписки.

Глобальный переход к распределенной модели бизнеса

По данным исследовательской компании Gartner, треть организаций за время пандемии отказались от постоянных сотрудников в пользу внештатных (фрилансеров или консультантов, нанятых временно на конкретный проект). Всеобщий вынужденный переход к удаленному формату работы вкупе с дестабилизацией экономики спровоцировал усиление тренда на шеринг сотрудников.

Во время пандемии в секторах экономики, связанных с e-commerce и доставкой, возник дефицит рабочих рук — сервисы не справлялись с растущим спросом и нуждались в быстром расширении штата. В итоге, например, сеть розничных магазинов «Магнит» заявила о готовности предоставить временные рабочие места высвободившимся из-за закрытия ресторанов сотрудникам группы компаний «Шоколадница». Также принять высвобождающихся сотрудников оказался готов сервис доставки продуктов из магазинов iGoods.

Шеринг персонала не новое явление: крупные ритейлеры и раньше привлекали временных сотрудников в периоды пиковых нагрузок, например во время новогодних праздников. Однако пандемия придала этой тенденции новый масштаб.

Переход к распределенной модели организации труда и удаленной работе может отразиться на том, как компании будут подходить к использованию офисных помещений. McKinsey прогнозирует, что в ближайшем будущем количество рабочих часов, которые сотрудники проводят в офисах, снизится на 12%.

В целом пандемия продемонстрировала бизнесу ненадежность всего стабильного. Цепочки поставок нарушались из-за транспортных ограничений. Зависимость рабочих процессов от личного присутствия сотрудников на работе приводила к сложностям в адаптации к удаленке. Дорогостоящие офисные помещения пустовали, не принося ничего, кроме лишних издержек. В мире после пандемии будет лидировать распределенная модель организации бизнеса, в которой все можно быстро перестроить, и шеринг сотрудников, помещений, транспортных активов в очередной раз станет выгодным решением.

4585
0