• $ 63.71 ↓
  • € 70.52 ↓

Кезский тюрагай Иван Белослудцев

15:00, 26 февраля, 2018

Саморазвитие и потребность в образовании в интервью с молодым музыкантом.

Итоги первого межрегионального конкурса современной песни в жанре этно-поп «Биир кун» («Под одним солнцем») подвели в середине февраля в Якутии. Фестиваль собрал представителей 11 национальных округов и республик России. По итогам sms-голосования победу одержал представитель Республики Саха (Якутия), гран-при жюри присудило исполнителю из Татарстана. От Удмуртской Республики на конкурсе выступил Иван Белослудцев. Об участии в конкурсах и развитии удмуртской эстрады он рассказал в интервью информационному агентству «Сусанин».

— Иван, ты не первый раз участвуешь в больших фестивалях. Расскажи о конкурсе в Якутии.

— Это только начало истории, потому что ранее этот конкурс в Якутии не проводился. Был дебют. Организаторы отметили, что проект разрабатывался долго. Посредством таких мероприятий разные народы имеют возможность узнать о культуре, обычаях, о языке и людях. И всё это через музыку. В этом — ещё больший кайф. Если сравнивать с Европой, то размах мне кажется равноценным. Есть некоторые минусы, конечно, но они еле ощутимы на общем фоне. Я вполне остался доволен организацией в целом.

— Когда ты начал петь со сцены?

— Это было в далёком детстве. У меня мама тогда работала замдиректора по воспитательной работе в школе и таскала везде всё время. Первый раз на сцену я вышел не помню в каком возрасте. Но мама говорила, что я играл какую-то роль непонятную и упал со сцены. Думаю, отправная точка именно там.

А так, вообще, музыкального образования у меня нет. В клубе сельском постоянно выступал, потом в школе. Тогда и понял, что это моё. Сам освоил гитару после того, как съездил в «Орлёнок». Пацаны там играли, мне понравилось. Приехал домой, взял школьную гитару, так как своей не было. И попросил батю научить меня. Он показал два-три аккорда, и я начал играть. Потом интернет появился у нас дома. Скачивал видеоуроки, играл, смотрел и пел.

— Как же сложилась дальнейшая судьба?

— После школы не знал, куда поступать. Думал, в Республиканский музыкальный колледж. Но я подумал, что «вышка» мне не помешает, и поступил в УдГУ на филолога. И тут заметил, что стесняюсь своего родного удмуртского языка. Но после учёбы понял, что стесняться его не надо. И начал писать песни уже на удмуртском языке, но не как обычные народные. Старался какую-то свою «фишку» туда внедрить, раз уж слушал много западной музыки.

— Что бы ты назвал первым бенефисом?

— Когда учился на втором курсе, участвовал в коллективе «IB&4CP» — «Иван Белослудцев и 4 Cheber Pios» (удм. Красивые парни). Вместе мы выступили на «Евровидении малых народов» в Испании в 2012 году. Заняли тогда 10 место с песней на удмуртском «Тау тыныд» («Спасибо тебе»). Вот это уже было для меня наивысшей точкой. На родине был сольный концерт в Удмуртской государственной филармонии в 2013 году. А потом мы съездили с парнями перед моим уходом в армию в 2014 году с концертом в Финляндию. Эти три события считаю самыми значимыми для себя.

— А после армии?

— После армии долго не знал, чем заниматься буду. Приехал домой и как обычно у пацанов бывает после службы — не знаешь, что делать. Искал работу, тусовался в Ижевске, смотрел вакансии. Две недели делал суши. Потом в кофейне работал бариста; тоже не понравилось. В итоге уехал домой, решив, что не для этого мира я. Не мог себя найти. В деревне работал, дрова колол, помогал родителям, снег кидал с крыши. И в один прекрасный момент захожу во ВКонтакт, а там сообщение от художественного руководителя ансамбля «Шулдыр ӝыт» («Весёлый вечер») Натальи Ушаковой: «Не хочешь ли ты, Ваня, попробовать себя у нас?». Конечно, я сказал «да»! В марте будет год, как я работаю там.

Ансамбль «Шулдыр жыт»

— Ты доволен и счастлив?

— Да, вполне. В этом есть опыт, плюсы большие. Хотя музыкальные направления там всё равно не те, о которых я мечтаю. Хочется развиваться сольно, просто ещё не понял, как именно. Ещё надо много работать над собой — вокалом заниматься, учить нотную грамоту. Буду поступать заочно в Республиканский музыкальный колледж. К тому же наличие официального музыкального образования — строгое требование теперь на моей работе. Так что в планах сейчас — поступать и учиться, заниматься собой. Песни писать дальше буду на удмуртском и русском языках. Альбом, может, выпущу, кто знает.

— Как тебе кажется, может ли простой парень из удмуртского села реализоваться в творческом плане в республике?

— Конечно! Главное — не лениться и работать над собой. Никто тебе ничего не даст, пока сам не сделаешь. Если будешь стремиться, всё получится даже в Удмуртии. А если на месте сидеть, никто на блюдечке не принесёт. Но если уже серьёзно заниматься музыкой, то придётся уезжать. Ведь у нас нет профильных вузов музыкальной направленности. Ребята едут в Пермь и Казань учиться, если ближайшие регионы называть.

— Про удмуртскую современную музыкальную культуру что можешь сказать?

— Сейчас какое-то затишье. Особого разнообразия нет в плане музыки. «Эктоника» много делает, они молодцы, артистов подтягивают. Света Ручкина делала хорошую музыку, но она пока в декрете. Поэтому именно про удмуртскую качественную хорошую музыку ничего не могу сказать. Ту, которую принято называть коммерческой. Наверное, её делаю я и ещё кто-то.

Нужно ведь делать её качественно, а не тяп-ляп, чтобы на концертах бабушкам понравилось. Сейчас же многие удмуртские артисты так делают. Собирают аншлаги, исполняя песни на татарских мотивах.

Наша справка: Иван Белослудцев родился 21 июля 1994 года в с. Александрово Кезского района Удмуртской Республики. Закончил Александровскую школу в 2011 году, факультет удмуртской филологии УдГУ по специальности «Английский язык» в 2015 году. Артист эстрадного ансамбля «Шулдыр ӝыт» Удмуртской государственной филармонии.

«Евровидение малых народов» — ежегодный конкурс песни Liet International. Проводится с 2002 года среди групп и исполнителей, поющих на миноритарных языках. Пение на английском языке запрещено. Конкурс проводится Фризским фондом при поддержке европейских партнёров.
7624
0