Закрыть

Ректор ИжГСХА: не сильно сопротивляйтесь тому, что происходит в вашей жизни

12:58, 01 июля, 2022

Интервью с Андреем Брацихиным.


Ижевская сельскохозяйственная академия — единственный вуз в Удмуртии, выпускающий специалистов аграрного профиля. Серьезная задача, стоящая перед вузом вот уже 79 лет — снабжать кадрами всю сельхозотрасль республики. 1 июля исполнится год, как образовательный и научный путь ИжГСХА определяет Андрей Александрович Брацихин. Знакомство с ректором мы начали с его рассказа о детстве. Жизнь в Казахстане, первые школьные годы в Будапеште, переезд в Ставропольский край – все это, возможно, и сформировало у будущего ректора определенное отношение к процессу образования. Но как так вышло, что судьба его завела именно в Удмуртию – читайте в нашем интервью.

— Андрей Александрович, вы родились в Казахстане. Расскажите, каким было ваше детство?

— Детство было безоблачным. Мой папа из Ставрополья, мама — с Украины. Они вместе учились, по распределению попали в Павлодар на тракторный завод, работали, там и сложилась семья.

Когда мне было 11 лет, у меня родилась сестра. Наверное, такое серьезное философское размышление о дальнейшей моей жизни случилось именно тогда. Я подумал, что мне надо себя чем-то увлечь, чтобы понять, кем я стану в будущем. Мне хотелось связать себя с музыкой, поэтому я сдал экзамены в музыкальную школу по классу баяна. Успешно закончил. В школьные годы я активно выступал, у меня был высокий хороший голос, я думал, что из меня получился бы неплохой вокалист. Я и сейчас продолжаю выходить на сцену, со студентами. 

К разговору о профессии: я мечтал стать врачом или учителем. Думаю, именно благодаря своему первому классному руководителю у меня сформировалось желание стать учителем.

— Как так получилось, что, будучи влюбленным в музыку, вы стали доктором технических наук?

— Ребятам я очень часто говорю одну, ставшую для меня определяющей, фразу: не сильно сопротивляйтесь тому, что происходит в вашей жизни. Часто бывает так, что не мы выбираем профессию, а профессия выбирает нас. Надо прислушаться к внешним обстоятельствам, к себе, и тихонечко сдаться этому течению.

Основываюсь на своем жизненном опыте. Когда мы переехали из Казахстана, 11-й класс я заканчивал уже на Ставрополье. В Казахстане всё было понятно: у нас был физико-математический класс на базе Политеха, и мы понимали, что все в этот Политех и поступим. А здесь понимания не было.

Папе начальник сказал: пусть идет на машины и аппараты пищевых производств. Классная специальность, без работы не останется. «Папа! Я? Инженер-механик? Какой механик!». А я любил готовить, музыку. В итоге подал документы на менеджмент в машиностроении и на машины и аппараты пищевых производств. Когда встал выбор, мне посоветовали остановиться на машинах и аппаратах. Учеба далась очень легко благодаря наставникам, сильной школьной подготовке. На 4 курсе мне предложили пойти в аспирантуру, заведующий кафедрой что-то разглядел во мне. Я согласился, тогда это было очень престижно. Было условие — если идешь в аспирантуру, значит должен работать в вузе. На 0,25 ставки меня приняли ассистентом. Я хорошо знал все дисциплины спецкурса, поэтому быстро втянулся. Параллельно занимался исследовательской деятельностью. В 2001 году защитил кандидатскую диссертацию и остался работать там. Мне предложили должность доцента. Позднее я поступил в магистратуру на лингвистику и издал два учебника на английском языке: по начертательной геометрии и инженерной графике.

А потом поступило неожиданное предложение приехать сюда, в Удмуртию. Здесь министерство сельского хозяйства и продовольствия, а также бизнес видели острую потребность в подготовке специалистов в области переработки и производства продуктов питания.

1bc7c41223a2533bf69a206e16bcfbbd (1).jpg

пресс-служба главы и правительства Удмуртии

— До приезда в Удмуртию слышали ли вы что-то о нашей республике?

— Слово «Ижевск» однозначно ассоциировало меня с Михаилом Калашниковым, с оружейной историей. Я понимал значимость этого города в истории страны. Я ничего не знал про вуз, но у меня было желание сделать что-то полезное, то, что я, например, не мог полноценно сделать по предыдущему месту работы, поскольку политику определял не я.

Год пролетел в одно мгновение. Сейчас для меня Ижевск, Удмуртия вообще, ассоциируются именно с домом. Когда ты где-то находишься, всегда тянет домой. И домой меня тянет уже не в Ставрополь, а в Ижевск.

— Каким был для вас этот год, как для ректора?

— Команда вуза практически полностью сохранилась, заместители по основным ключевым направлениям остались, однако мы немного пересмотрели функционал отдельных руководителей.

Такого серьезного результата, на первый взгляд, вроде бы и нет, но я приехал именно тогда, когда вуз готовился к аккредитации всех образовательных программ. Все завершилось благополучно, мы не только успешно прошли аккредитацию всех программ, но и аккредитовали программу аспирантуры по экономике, а значит — можем готовить кандидатов экономических наук. Это серьезная победа.

Мы в этом году, что тоже является результатом работы нашей команды, открыли два диссертационных совета — в области агрономии и зоотехнии. Нашим аспирантам уже уезжать никуда не нужно, они смогут защищаться у нас в вузе. По этим направлениям у нас традиционно 2-5 человек ежегодно защищаются.

Следующее — мы начали по-другому выстраивать работу с нашими бизнес-партнерами. Один из ярких примеров — работа с МИЛКОМ. Так как перед нами стоит задача подготовки технологов, мы с ними переработали образовательную программу. Они определили перечень компетенций: что должен знать студент, какими методиками владеть, если он, например, будет работать в лаборатории, цехе, будет руководить технологическим процессом или как оператор координировать работу технических средств в процессе производства. Плюс к этому мы сегодня работаем над проектом создания совместной лаборатории на базе академии. МИЛКОМ планирует технически ее оснастить.

— Это направление популярно среди абитуриентов?

— Не все направления, которые мы реализуем, популярны среди ребят. То, что мы гарантируем сегодня трудоустройство каждого — это однозначная история, потому что запрос на кадры у нас больше, чем предложение.

В этой связи мы переработали формат Дня открытых дверей. Мы ушли от декларирования возможностей вуза, переведя их в формат мастер-класса, где учили прививать деревья, определять фальсификат, ветеринары рассказывали, как диагностировать, если животное заболело, как оказать ему первую помощь. 

Ребят надо заинтересовать. Нужна мотивация при поступлении на первый курс, а потом, самое главное, мотивация в процессе обучения. Всем говорю, что ЕГЭ для меня не показатель уровня подготовки, у нас много примеров, когда ребята с небольшими баллами ЕГЭ успешно, с красными дипломами, заканчивали университеты.

Второе — встречи с работодателями мы начали проводить на регулярной основе.

— Какие прогнозы на текущую приемную кампанию, которая стартовала 20 июня?

— Традиционно у нас неплохо идет ветеринарная медицина, наши электроэнергетики, инженерные направления отработают неплохо. Возможно, сложности будут с зооинженерным направлением. Существует довольно стереотипное понимание наполненности профессии зоотехника, не особо вдохновляющее абитуриента. Но зоотехник определяет технологию кормления, составление рациона, отслеживание состояния животного. На животноводческих предприятиях это самый главный человек, который определяет, грубо говоря, его коммерческий успех. Но стереотип такой существует, мало кто хочет быть зоотехником, несмотря на то, что его заработная плата сегодня одна из самых высоких в отрасли.

QOtg3NFiFP8.jpg

vk.com/izhgsha_pk

Кроме того, сейчас нас очень активно спрашивают по программе СПО «Ветеринария». Мы подали документы на лицензирование программы СПО с квалификацией «Ветеринарный фельдшер», и я очень надеюсь, что в следующем году мы сделаем первый набор. Ребята, закончившие СПО, могут смело поступать на специалитет без сдачи ЕГЭ. Пока у нас два направления СПО: «Экономика и бухгалтерский учет» и «Техническое обслуживание и ремонт двигателей, систем и агрегатов автомобилей».

— Сельское хозяйство все больше переплетается с бизнесом, взять, например, те же агростартапы, Школу фермера. Не изменилось ли у студентов отношение к профессиям в области сельского хозяйства?

— Отношение у ребят изменилось. Особенно санкции, в каких-то моментах, сыграли роль. В части сельского хозяйства, АПК, переработки, это позволило сконцентрировать собственное внимание внутри страны на предприятиях, которые этими вопросами занимаются для обеспечения нашей продовольственной независимости. И сейчас уровень технологический, мощностной у этих предприятий достаточно значимый. Я ребятам в качестве примера рассказываю и пандемическую историю. Когда все остановились, предприятия, которые занимались переработкой и производством пищевой продукции, работали в две-три смены. 

Вне зависимости от ситуации, АПК и сельское хозяйство было, есть и будет. Любое другое образование, кроме инженерно-технического, технологического и медицинского, всегда можно получить в качестве дополнительного. Я свой пример привожу, что я закончил машины и аппараты пищевых производств, а 7 лет, параллельно работе в вузе, проработал главным бухгалтером, я написал свою собственную программу для внутреннего бухгалтерского учета. Понимаете, что имея базовое инженерное, технологическое, техническое образование, в последующем это дает вам больше возможностей для выбора своей будущей профессиональной траектории.

Школа фермера – тоже серьезное достижение нашей академии в партнерстве с Россельхозбанком. Мы несколько изменили подходы к подаче заявок, к аттестации по итогам обучения, постоянно поддерживаем контакты с выпускниками. Сегодня мы видим их потребность в другой программе, что-то над Школой фермера, чтобы ответить на вопросы, которые за два месяца остались без должного внимания. У них есть интерес, а у нас — компетенции. Поэтому мы хотим это развить.

Успешные примеры, конечно, есть. Три наших первых выпускника, которые прошли Школу фермера и заявились на программу «Агростартап», продемонстрировали иной уровень проработки их бизнес-плана. Они понимают, что за каждой цифрой скрывается, и намного успешнее справляются с задачей защиты агростартапа и его реализации.

_ceTvQygPa8.jpg

vk.com/udmapk18

— Как ведется работа с работодателями и как обстоят дела с целевым обучением?

— Многие ребята, которые сейчас выпускаются, уже знают, где будут работать. Проходя практику на предприятиях, к ним присматриваются, они знают специфику производства, им не нужно проходить испытательный срок. Сейчас и ситуация меняется, и работодатель, особенно крупный, говорит не только «дайте», но и — мы готовы в течение периода их обучения предлагать проекты, которые бы позволяли им отбирать мотивированных к работе студентов. Такой пилотный проект в этом году с «КОМОС ГРУПП» мы запустили. Да, не массово, но результат, который ждали, мы получили. Ребята для начала прошли тестирование, после для них читали лекции ведущие специалисты холдинга, рассказывали о современных тенденциях. Сейчас они проходят практику на предприятиях холдинга.

Целевое обучение — сложная история для нас. Это серьезные обязательства работодателя и обучающихся перед государством, так как ребята учатся на бюджетных местах. Небольшие предприятия не всегда знают, что будет через 4 года, смогут ли они предложить рабочее место выпускнику. Сам студент говорит: я не хочу три года работать на одном предприятии. Мы пытаемся объяснить, что это гарантированное трудоустройство, возможность получить профессиональный опыт, а потом выйти на рынок с совершенно другим потенциалом.

В зависимости от образовательной программы, от 10% до 15% у нас выделяется число целевых мест из общей квоты. И этим инструментом мы призываем предприятия пользоваться для обеспечения себя кадрами.

— Определенный опыт и навыки ваши студенты имеют возможность нарабатывать на площадке научно-производственного комплекса «Ижагроплем» в Июльском, который пережил ликвидацию. Какова его судьба?*

— Сейчас там у нас около 1,5 тысячи голов, чуть более 5200 гектаров земли, которые тоже требуют внимания, следовательно, задействованы агрономы, агрохимики, инженеры и механики, которые поддерживают технику в работоспособном состоянии. Это наша производственная площадка, которая позволяет вести, как сейчас говорят, качественную практико-ориентированную подготовку.

vMqloX-oEm8.jpg

vk.com/udmapk18

Решением Росимущества 11 мая 2021 года началась процедура ликвидации учхоза. Являясь председателем ликвидационной комиссии и руководителем вуза, я был заинтересован в том, чтобы максимально сохранить тот потенциал, который есть в этой площадке, и чтобы этот потенциал перешел в академию. Несмотря на то что процедура была долгой, непростой, не все, наверное, сложилось, как бы хотелось, но мы сохранили максимально все, что можно было сохранить: имущество и людей, работающих в учхозе. 

Мы настроены на то, что площадка должна стать источником дополнительных внебюджетных средств для академии, которые будут направлены на развитие Ижагроплема. Я не готов сказать сегодня, что в этом году мы сможем получить положительный финансовый результат от его деятельности. Когда учхоз был акционерным обществом, являясь сельхозтоваропроизводителем, он имел возможность получать государственную субсидию. Ежегодно это порядка 14-18 млн рублей. Условно говоря, определенные затраты в течение года они возвращали. Сейчас мы этой возможности лишены, мы не сельхозтоваропроизводители, мы — образовательная организация... К сожалению, процедура ликвидации и пожар, который там случился ранее, привели к тому, что у нас появились проблемы с техникой: у нас острая ее нехватка. Минсельхоз России в этом году выделил Академии почти 17 млн. рублей, чтобы мы смогли что-то приобрести, и вот мы в надежде купить хотя бы один мощный трактор.

Второе, нам пришлось частично реализовать поголовье — тех животных, которые свой ресурс исчерпали. Мы перешли на иную систему кормления: используем современные подходы к принципу формирования рациона питания. Это дает нам возможность стабильно получать равные удои вне зависимости от сезона.

Сейчас большая часть наших ребят: и энергетиков, и механиков, и агрономов, и ветеринаров, и зоотехников — все они проходят практику в «Ижагроплем». У нас там нет супер-технологичных систем, но студенты изучают классические технологии, которые они однозначно могут встретить в любом уголке мира. Освоить новую технологию не составит труда, если ты способен работать с традиционной схемой.

— Ранее сообщалось, что вузы Удмуртии будут помогать отчисленным из иностранных вузов российским студентам. Есть ли у вас уже такие заявки?

— Пока таких обращений к нам не поступало, но мы готовы. Изменения в правила приема внесли, квота установлена. Мы понимаем, если они учились в Германии, скорее всего, они не переедут доучиваться в Удмуртию, хотя — кто знает? Я нашим ребятам пытаюсь объяснить: не спешите уезжать в Москву или Санкт-Петербург, мы все учим в рамках одинаковых стандартов, нас всех аккредитует Рособрнадзор. Если бы у нас были проблемы с качеством обучения, нас бы не аккредитовали.

— По-вашему, как сделать так, чтобы студенты после выпуска из школы, вуза, всё же оставались здесь, в Удмуртии?

— В моем понимании, они делают выбор не только в пользу вуза, но и в пользу города. Социальная инфраструктурная наполненность города во многом определяет приоритет абитуриента в выборе места своего обучения. Конечно, попадая в вуз, мы стараемся студента максимально задействовать и в учебной, и во внеучебной деятельности. Внутренне нам тоже хочется многое изменить: будут появляться брендированные аудитории, зоны рекреации для комфортного ожидания следующего занятия. По содержанию мы, как вуз, ничем не отличаемся от столичных вузов и в некоторых моментах даже лучше: у нас надежные партнерские отношения с нашими сельхозтоваропроизводителями, ребят гарантированно берут на хорошую, оплачиваемую практику. Но встречают, как говорится, по одежке. 

— Близится юбилей ИжГСХА, чего нам ждать?

Конечно, хотелось бы для города сделать праздник. Мы сосредоточимся не на подведении итогов, а поговорим о будущем, о тех 80-ти годах, которые будут следующими за юбилейным 2023 годом.

Второе, хотели бы, чтобы нам помогли профинансировать проект по благоустройству, чтобы сделать нашу территорию точкой притяжения для студентов. Проект есть, город готов нас поддержать.

Третье, мы хотим стать аграрным университетом. Мы давно имеем это право: разнонаправленность образовательных программ, численность студентов. Я не вижу ничего плохого в сельскохозяйственной академии, но этот стереотип «сельхозка» — он есть. С одной стороны, меняя этикетку, не меняя содержимого — ничего не изменится. Но Врунгель же говорил: как корабль назовете, так он и поплывет. Многие вузы сейчас уходят от слова «аграрный», а мы хотим его оставить. Например, УдГАУ. Мы обеспечиваем кадрами всю Удмуртию, поэтому мы вполне можем быть Удмуртским государственным аграрным университетом.



* С 2012 года «Учхоз Июльское Ижевской ГСХА» в статусе акционерного общества находилось в федеральной собственности, владельцем являлось Росимущество. В 2021 году было объявлено о ликвидации всех учебно-опытных хозяйств как самостоятельных юридических лиц с условием передачи всего имущественного комплекса профильным вузам. Решение коснулось 8 агропредприятий России, в том числе «Июльского». Новым распорядителем имущества учхоза стала ИжГСХА. «Июльское для нас очень важная площадка, это перспективная научно-производственная база. Мы должны завершить процесс ликвидации и передать учхоз сельхозакадемии, по максимуму сохранив коллектив, имущество и производственный потенциал предприятия», — говорила ранее зампред правительства Удмуртии Ольга Абрамова.

1438
0