• $ 63.57 ↓
  • € 70.46 ↑

Александр Свинин: криптооблигации мы обязательно сделаем

14:15, 02 апреля, 2019
14:15, 02 апреля, 2019
2110
0
Фото: Пресс-служба правительства Удмуртии
0

Первый вице-премьер Удмуртии рассказал подробности предстоящей эмиссии.

В январе 2019 года на РБК вышла статья о том, что Удмуртия начала переговоры с белорусской криптобиржей Саида Гуцериева и Виктора Прокопени о пробном выпуске криптооблигаций. В ней первый вице-премьер Удмуртии Александр Свинин отметил: «Мы рассматриваем вариант размещения облигаций на белорусской криптобирже как один из способов привлечения дополнительных инвестиций в экономику Удмуртии». Подробностей предстоящей сделки в материале не было, а сам первый зампред с того времени не давал комментариев по этой теме. Однако на встрече с журналистами 2 апреля Александр Свинин всё же согласился раскрыть детали возможных заимствований в виде выпуска криптооблигаций. Всё началось с неожиданного заявления:

- Криптооблигации мы обязательно сделаем в этом году.

- То есть вы поддерживаете этот проект?

- Я поддерживаю любой проект, который привлекает в республику дополнительные средства для реализации тех или иных проектов. К криптооблигациям можно относиться как угодно, но на сегодня это один из немногих источников в рамках Таможенного союза, который позволяет привлекать средства от нового пула инвесторов, которых нет на стандартных финансовых рынках. Главное преимущество криптобиржи, которая есть в Белоруссии: первое – она легальная, то есть она действует в соответствии с национальным законодательством республики Беларусь, а у нас с ними Таможенный союз; второе – наш доступ как заёмщика к тем инвесторам, которых нет на традиционных финансовых рынках. То есть этих инвесторов нет на традиционном рынке облигаций. Но есть ещё третий плюс, это намного проще – там нет андеррайтинга, нет депозитария и так далее, то есть это легче сделать.

- Но ведь это тоже увеличит госдолг?

- Нисколько не увеличит госдолг. Если у нас размещать облигации будет Корпорация развития под тот или иной проект, то это не увеличит госдолг. Госдолг увеличивают только прямые заимствования субъекта. Я же коллегам из РБК, когда они меня мучили, говорил, что субъект не будет этого делать, потому что мы не можем этого сделать юридически, это глупость. В бюджетном кодексе написаны все инструменты, по которым субъект может привлекать деньги. Там нет белорусской криптобиржи. Но «Корпорация развития под тот или иной проект может привлечь займ на криптобирже в Белоруссии» - заголовок длинный. «Удмуртская Республика выпустит криптооблигации» - заголовок короче.

- То есть это будут целевые средства?

- Конечно, это будут целевые средства под конкретный проект. И мы не размещаемся не потому что чего-то не умеем или не хотим. Просто необходимо изначально подобрать проект, под который нам эти средства могут быть нужны. Надо посчитать его окупаемость, надо понимать, чем этот займ будет обеспечен, и только после этого размещать займ.

Мы хотим привлекать эти деньги для реализации собственных проектов. Это не Корпорация, которая привлекает деньги для какого-либо инвестора, инвестор может сам это без нас сделать. Корпорация развития создавалась в том числе и для того, чтобы реализовывать собственные проекты. Есть два пути реализации этих проектов – либо мы даём деньги из бюджета, который у нас очень ограничен и не имеет возможности сегодня, либо мы привлекаем их на долговом рынке, можно привлечь с помощью кредитов - но это одна ставка и одни условия и большие требования по залогам, а можно быть чуть-чуть умнее и посмотреть на новые инструменты привлечения денег, где чуть меньше требования по залогам и чуть ниже ставка может быть, за счёт того, что туда допущены инвесторы, которые к традиционным рынкам на сегодня доступа не имеют.

- Торговцы оружием?

- За счёт того, что биржа у нас легальная и она регулируется национальным законодательством Республики Беларусь, никаких торговцев чем-то непотребным на ней нет.

- Есть конкретные проекты?

- Как будут, так мы о них и скажем. Но юридически мы к этой процедуре готовы. Сейчас пул проектов у Корпорации есть. Но вы поймите, что процесс принятия этого решения - это не просто Константин Андреевич с Александром Александровичем встретились и решили это сделать. У нас есть совет директоров Корпорации, у Корпорации есть учредитель – Минимущество УР, у нас есть глава республики, председатель правительства, и любой такой проект должен рассматриваться достаточно серьёзно, потому что хоть это и не увеличивает госдолг, но в любом случае это обязательства Удмуртии, потому что мы являемся собственниками Корпорации. Второе - у нас опыта реализации собственных проектов у Корпорации нет, поэтому первые проекты должны быть тщательно отобраны. Но у Корпорации есть задачи по реализации собственных инвестиционных проектов, и мы надеемся, что в этом году они эти проекты реализовывать начнут. И одним из инструментов привлечения средств могут быть криптооблигации. Лично я уверен, что это один из наиболее реальных способов для привлечения финансирования в такие проекты, потому что банковское финансирование получить сложно, нужна высокая залоговая масса. То есть нам надо либо рисковать имуществом УР и отдавать его в залоги, чего правительство Удмуртии делать не будет, либо искать дополнительные инструменты.

- Понадобится ли для этого одобрение Минфина России или иных федеральных институтов?

- Нет, конечно. Корпорация – это акционерное общество, оно действует в соответствии с законом об акционерных обществах, там нет пункта о согласовании сделок по долговому финансированию с Минфином России.

2110
0