• $ 63.89 ↓
  • € 70.41 ↓

Любая ТЭЦ - это уже на 50% дата-центр

15:23, 14 февраля, 2018

Гендиректор Сарапульской ТЭЦ Алексей Колесник: мы задумываемся не как бы нам увеличить наш тариф, мы задумываемся, как бы нам сократить наши издержки.

Случаи, когда группа компаний «Т Плюс» продавала свои станции, можно пересчитать по пальцам одной руки. Но даже при этом сделка с Сарапульской ТЭЦ выбивается из стройного логического ряда. Например, в конце 2013 года Богословская ТЭЦ была выкуплена компанией «Русал» для нужд Уральского алюминиевого завода с целью сокращения расходов на электроэнергию. С 2016 года Богословская ТЭЦ покинула оптовый рынок, сосредоточившись на поставках электричества алюминиевому заводу. Сарапулу это не грозит. Здесь причины покупки станции оказались совершенно другими, а на вопрос «собираетесь ли вы уходить с рынка электрической энергии?» наш собеседник ответил решительным «конечно же нет!».

В гостях ИА «Сусанин» побывал генеральный директор ООО «ГЭК» Алексей Колесник. Именно эта компания владеет Сарапульской ТЭЦ. Алексей Колесник рассказал, что будет с тарифами на тепло в Сарапуле и почему на станции необходимо создавать собственного потребителя теплоэнергии.

Часть 1. Станция.

Алексей Колесник о Сарапульской ТЭЦ и тарифах на тепло

Алексей Колесник рассказывает о планах по развитию Сарапульской ТЭЦ, концессии на тепловых сетях Сарапула и тарифах на тепло и горячую воду

– Что будет с Сарапульской ТЭЦ, как она будет дальше развиваться?

– В наших стратегических планах сделать умную модернизацию. На сегодняшний день накоплен богатый опыт новых технологий, которые сейчас выходят на рынок. Мы пытаемся отобрать самые лучшие новые технологии. Вот, допустим, сейчас уже давным-давно пошли композитные трубы. Но они ещё нигде не распространены. Идёт очень медленное замещение старых металлических труб на новые: базальтовые, стекловолокно… То есть мы рассматриваем несколько аспектов модернизации жилищно-коммунального сектора – в совокупности от производства, генерации тепловой и электроэнергии до конечного потребителя. Весь комплекс мероприятий мы пытаемся осмыслить как единый механизм, который требует глубокой модернизации и на каждом узле пытаемся посмотреть - какие новые технологии есть, чтобы их применять и выйти на оптимальную энергоэффективность. Мы стараемся быть энергоэффективными.

 

– Возвращаясь к Сарапулу и его теплосетям - правильно ли я понимаю, что они сейчас находятся в аренде?

– На сегодняшний день комплекс тепловых сетей в городе устроен следующим образом: магистральные тепловые сети находятся в собственности нашей компании. А распределительные сети, сети до конечных потребителей, на сегодняшний день в собственности администрации города. Мы ведём переговоры по заключению концессионного соглашения с нашей организацией, мы хотим взять эти сети в концессию. Всегда же проще проводить модернизацию не на половине трубы, а на всей трубе. Поэтому мы и хотим взять в концессию полный комплекс тепловых сетей, чтобы просчитать и оприборить от и до, в полном цикле.

Нельзя их граничить и говорить «вот наша зона здесь, здесь датчик, а там дальше нас не касается». Теперь всё нас касается, от и до. Как работает станция, какой объём она должна выдавать в сети и сколько на каких узлах кому поставлять, чтобы не нарушать действующее законодательство. А то на сегодняшний день кого-то недогревают, качество страдает, у кого-то приходит некачественный ресурс. А у кого-то, наоборот, перегрев идёт, людям жарко, с открытыми окнами спят. Надо как-то сбалансировать эти потоки, чтобы они были оприборены, чтобы стояли датчики, чтобы смотрели куда сколько направляется и вовремя можно было отрегулировать. Регулировать в ручном режиме на сегодняшний день неэффективно. В автоматическом режиме все эти данные вычисляются и систематизируются. Можно говорить, что у нас в конкретном доме такая температура, такой поток воды, надо чуть-чуть подогреть котёл. Чтобы была автоматизация, как у нас сейчас в стране и происходит. Автоматизируются многие процессы, и автоматизация процессов показывает их доходность, эффективность. Поэтому мы, в том числе, и хотим полностью автоматизировать весь процесс на примере Сарапула.

 

– Получается, что ни с рынка теплоснабжения Сарапула, ни с рынка электроснабжения Удмуртии вы выходить не собираетесь?

– Конечно же нет. Для этого и покупалась ТЭЦ, в первую очередь, чтобы показать эффект на теплоснабжении, на оптимизации процессов именно по теплоснабжению. И показать, что в принципе можно провести модернизацию без ущерба для конечных потребителей. Сейчас мы ведём диалог с компанией «ЕЭС-Гарант». Это лидирующая компания по энергосервисному обслуживанию. Это энергосервисный договор, в котором возврат инвестиций, направленных на модернизацию станции, идёт за счёт экономии, а не за счёт повышения тарифов для населения. Мы понимаем, что, модернизировав данный узел, будем экономить. И эта сэкономленная часть пойдёт на возврат по понесённым затратам на инвестиции. Мы хотим показать, что это можно сделать, это эффективно. Мы возвращаем вложенные инвестиции и дальше на долгосрочный период не увеличиваем тариф и имеем эффект от этого.

 

– Ознакомившись с состоянием станции, которая, по словам главного инженера, работает в ноль, заявку на повышение тарифа вы тоже не будете в МинЖКХ отправлять?

– Нет, мы не подаём заявку на повышение тарифов.

 

– В случае заключения концессионного соглашения у вас появится возможность поднимать тариф даже сверх нормы. Будете ли вы этим пользоваться?

– Вы знаете, я даже об этом не задумывался, потому что мы не ориентируемся на повышение тарифов. Мы задумываемся ни как бы нам где-то увеличить тариф, мы задумываемся, как бы нам сократить издержки и иметь эффект на этом. Поэтому пока нет такой задачи, и мы её не рассматриваем в перспективе. То, что мы сейчас хотим, - снизить издержки. Для этого привлекаем всех сторонних контрагентов для расчёта снижения издержек – и энергосервисные компании, и контрагентов по поставке газопоршневых установок, чтобы увеличить КПД работы станции. Мы в этом ключе ведём свою деятельность, но никак не в том, как бы нам поднять тариф.

 

Часть 2. Блокчейн и инвестиции

Алексей Колесник о перспективах блокчейн в Сарапуле

Алексей Колесник рассказывает о перспективах развития Сарапульской ТЭЦ, касающихся создания на территории станции центра обработки данных.

– Что касается самой станции, какие процессы вы рассматриваете?

– На сегодняшний день, как уже было ранее озвучено, неэффективна система работы станции. Станция в основном - это котельная. Сопутствующий вид – это выработка электроэнергии. Но у нас летом, кроме горячего водоснабжения, потребителей по теплу нет. Промышленности, которой были бы необходимы существенные объёмы выработки тепла, в городе нет. Поэтому станция уходит в самый экономичный режим работы. А при этом режиме работы у нас не вырабатывается электроэнергия. Технологический процесс не позволяет вырабатывать электроэнергию в том же объёме, как и в зимний период. Поэтому надо модернизировать станцию, делать её работу более сбалансированной по году, чтобы не было провального летнего периода, уходить на новые виды генерации. Оборудование, которое на сегодняшний день есть, – морально устаревшее оборудование советского образца. Сейчас есть уже газопоршневые, газотурбинные установки, у которых КПД намного выше, которые могут работать круглосуточно и стабилизировать выпадающие периоды летней выработки электроэнергии, сделать более стабильной работу станции.

 

– А с этим полным эффектом вы хотите, чтобы станция вырабатывала свой максимум – 10 МВт?

– Мы рассматриваем увеличение объёма выработки электроэнергии. Мы не собираемся сейчас рушить то, что есть, мы собираемся только улучшать. Мы рассматриваем вопрос увеличения мощности до ещё 10 МВт.

 

– А кому вы её будете продавать - искать крупного потребителя, или сами создадите нового потребителя?

– Нам нужен собственный потребитель тепла на летний период, даже несмотря на все технологии. Поэтому мы рассматриваем строительство собственного потребителя по теплу и ведём экономические расчёты эффективности. На сегодняшний день одной из идей было строительство дата-центра. У нас есть такая классификация как Tier (система платной сертификации центров обработки данных – прим. ред.), которая даёт требования для строительства дата-центров. Мы посмотрели востребованность дата-центров в стране, востребованность развития цифровой экономики. Надеюсь, что у нас цифровая экономика действительно будет развиваться. И мы надеемся на перспективность этого направления. Автоматизация – это то же самое развитие цифровой экономики в стране. Поэтому мы видим в этом будущее и хотим ориентироваться именно на следующий симбиоз: строительство дата-центра, которому по классификации Tier необходима в летний период подача холода, и излишки тепла, которое у нас остаётся в летний период. Есть машины АБХМ (абсорбционные холодильные машины – прим. ред.), которые работают на тепле и вырабатывают холод на дата-центр.

·         Именно летом, как раз когда у нас излишки тепла, в дата-центре нужен холод. То есть мы сбалансируем выработку провальных периодов в двух объектах и хорошо друг в друга интегрируемся. Это первый аспект.

·         Второй аспект. У нас есть на территории готовое здание, которое в принципе удовлетворяет всем требованиям размещения дата-центра.

·         Третий аспект. Для дата-центра нужна хорошая охрана. У нас категорийный объект, у нас замечательная охрана, мы никого не пустим.

·         К дата-центру необходим ещё двойной-тройной резерв электроэнергии. Мы опять же отвечаем этим требованиям.

·         Нам необходим резервный источник топлива. У нас, как и у любой станции, имеется резервный источник топлива на случай аварии на газопроводе или ещё где-то.

Мы отвечаем всем аспектам строительства дата-центра на 50-55% уже сейчас. Нам только надо сделать ремонт в помещении и оснастить его оборудованием. Поэтому, когда мы рассматривали варианты модернизации станции, мы остановились на дата-центре. Если нам строить собственного потребителя тепла на летний период, чтобы сделать сбалансированный ежегодный цикл, то дата-центр - это лучший на сегодняшний день вариант. Причём не только для нашей, а для любой станции такого типа.

 

– А говоря о дата-центре, вы будете ориентироваться на хранение данных или на их обработку?

– На сегодняшний день идёт просчёт. Просчитываются несколько вариантов. Надо посчитать, что на сегодняшний день выгодно и какой возврат вложенных инвестиций на какой период. Отсюда и будет строиться, чем наполнять данный дата-центр.

Из перспективных видов развития мы видим развитие блокчейн-технологий. Они будут интегрироваться во все аспекты нашей общественной деятельности.

Мы общаемся с крупнейшим производителем блокчейн-оборудования из Китая. Они уже ведут такие интересные стратегические проекты с нашим государством в области развития распределённого реестра для регистрационных органов. То есть, это будет Росреестр на базе блокчейн.

Блокчейн - это децентрализованная система хранения данных. Этой системы у нас пока что ещё нет. Её надо создавать. Соответственно, мы видим перспективу оснащения дата-центра оборудованием, поддерживающим блокчейн-технологии, которые включают в себя и хранение, и обработку данных.

 

– Кстати, по поводу майнинга…

– По поводу майнинга если вы хотите услышать комментарии, то на сегодняшний день в нашей стране пока не отрегулированы данные виды деятельности. У нас нет понятия что же это такое. У нас есть какое-то неоформленное, не прописанное нигде слово, которое сейчас оформляют и прописывают. Да, мы читали законопроект, который вносится в Госдуму. Насколько я помню, в этом месяце должно пройти первое чтение данного законопроекта. Есть здравые логические шаги по развитию.

 

– Сарапул имеет статус территории опережающего развития. Каким-то образом вы собираетесь этим воспользоваться?

– Да, мы обращались на консультации и в администрацию города, и в правительство Удмуртии. Нас услышали, мы ведём диалог, но подавать заявку пока рано, пока не будет расчёта проекта. Поэтому, как состоится расчёт проекта, мы сразу подадим необходимые заявки и хотим воспользоваться такой возможностью и развиваться именно в рамках территории опережающего развития.

 

– По поводу оборудования. Максим Блинов, ваш стратегический партнёр в Удмуртии, сказал нам в интервью, что на станции может разместиться оборудования на 2 млрд. рублей. Так ли это, будете ли вы сами во всё это инвестировать или привлечёте инвестора со стороны?

– Мы сегодня рассчитываем, о какой сумме может идти речь, используя наши мощности. При модернизации станции и постановке газопоршневого оборудования, наши мощности могут позволить инвестировать гораздо большую сумму, чем два миллиарда. Это, наверное, 6-8 миллиардов. То есть наши технологические возможности позволят инвестировать именно данную сумму в оборудование. Будем ли мы это инвестировать самостоятельно или привлечём стратегических партнёров – это пока что стоит на повестке дня. Естественно, мы будем обсуждать разные предложения, будем смотреть на развитие в нашей стране законодательства, будем смотреть, какие кредитные организации заинтересованы в финансировании данных отраслей. Я так подозреваю, что лидером в этой отрасли является Сбербанк, и ему очень интересно сейчас развивать данное направление. Я думаю, что в ближайшее время мы будем выходить на диалог со Сбербанком по финансированию данного проекта. Мы также смотрим на корпорацию МСП, которая сейчас активно развивает малый и средний бизнес, принимает существенное участие в поддержке. Поэтому нам надо сначала всё посчитать, посмотреть и выработать окончательную концепцию, и уже с ней мы будем разговаривать со стратегическими инвесторами и кредитными организациями.

6806
0