• $ 64.25 ↓
  • € 70.85 ↓

Дети под опекой: о любви и «колючках»

12:30, 28 марта, 2019
12:30, 28 марта, 2019
1452
0
Фото: Удмуртская правда
0

Интервью с директором Республиканского социально-реабилитационного центра для несовершеннолетних Оксаной Сторожевой.

У каждого из детей, оказавшихся в Республиканском социально-реабилитационном центре для несовершеннолетних, за плечами непростая, часто трагическая история. У одних родители оказались в местах заключения. У других – в наркологической клинике. У третьих родители никуда не исчезали, но не должным образом занимались воспитанием детей, осуществляя психическое, а порой и физическое насилие над ними так, что органы опеки вынуждены были вставать на защиту законных прав и интересов детей. На время, которое требуется, чтобы вернуть ребёнка в семью или признать его социальным сиротой и определить в детский дом, каждый из этих детей оказывается в реабилитационном центре – под заботой директора Оксаны Сторожевой и её большой и дружной команды. Чаще всего дети в возрасте от 3 до 18 лет остаются здесь от шести месяцев до года, иногда чуть дольше. За это время сотрудники центра стараются показать израненным жизнью девчонкам и мальчишкам, что взрослые бывают заботливыми и терпеливыми, а в мире есть дружба, поддержка и радость. Об этом Оксана Сторожева рассказала «Удмуртской правде».

 

- Как дети попадают в реабилитационный центр?

- Большинство детей направляют к нам органы опеки. Есть те, кто оказываются у нас по заявлению родителей. Бывают случаи, когда дети находят нас сами. В Центр пришёл подросток: после смерти мамы он остался вдвоём с отцом, отношения с которым не сложились. Мы пытались наладить диалог с этим отцом, но надо понимать, что в первую очередь наша задача – защитить ребёнка. Сохранить семью, найти возможности вернуть ребёнка родителям, а не отправить в детский дом – приоритет в работе социальных организаций, но всё же не самоцель. Мы понимаем, что есть семьи, в которые лучше не возвращаться. И в любой ситуации мы – на стороне ребёнка. В этой истории, например, отец был лишён родительских прав, мальчик был определён в детдом, и это стало для него благом – он вырвался из безнадёжной среды, поступил учиться. У него очень сильная мотивация стать врачом, помогать людям. Я видела, какой это сильный юноша, с каким внутренним стержнем, думаю, у него всё получится.

 

- Вы отслеживаете судьбы ваших воспитанников?

- Конечно. Мы заботимся о наших воспитанниках и после того, как они от нас уходят. Просим спонсоров об адресной поддержке для тех, у кого жизнь складывается непросто. Спонсоры готовы помогать тем семьям, куда возвращаются наши ребятки. Мы уже знаем – если такие родители чувствуют поддержку, они стараются изменить образ жизни, прикладывают и собственные усилия, чтобы создать лучшие условия для детей.

Когда дети от нас уходят (возвращаются в семьи или попадают в детские дома), они продолжают звонить, рассказывают о своей жизни. Коллектив у нас не меняется многие годы, и бывшие воспитанники приходят повидаться с нашими сотрудниками уже спустя годы, когда они сами создали семьи, родили детей.

 

- Вы упомянули спонсоров. Ваш центр охотно поддерживают?

- Да, нам очень помогают и волонтёры, и организации, и частные лица. Шефство над нашим учреждением взял Следственный комитет: это и совместные мероприятия, и творческие конкурсы, и праздники. Недавно спонсоры помогли нам оборудовать спортивную комнату – с боксёрскими грушами и матами. Летом наши дети много времени проводят на улице, но мне хотелось, чтобы зимой у них тоже было место, где можно выплеснуть энергию, потренироваться. Сейчас там и подростки, и дети-дошколята кувыркаются, прыгают, отлично проводят время.

Ещё у нас есть комната сказкотерапии для малышей, разрисованная нашими преподавателями. Дети там играют с пальчиковыми куклами, сами придумывают персонажей, разыгрывают истории. У нас есть и другие виды арт-терапии: рисование, квиллинг. Наши мальчики сделали из бумаги большой макет храма, причём работали над ним только в хорошем настроении. Один из мальчиков, работавших над макетом, загадал желание, чтобы его забрал к себе папа, живущий в Москве. Папа на самом деле приехал из Москвы, восстановился в родительских правах и забрал мальчика с собой, – мечта ребёнка сбылась.

Мечтать для наших воспитанников – очень важно. Мы с детьми иногда отпускаем в небо шарики, вкладывая в них записочки, а иногда привязываем ленточки на дерево, загадывая желания. Я хочу, чтобы у них появилась надежда на полноценную жизнь. Чем больше у человека желаний, тем больше шансов, что он начнёт действовать ради их осуществления.

 

- Когда вы рассказываете о ваших детях, кажется, что под вашей защитой находятся полсотни ангелов. Но ведь это дети с неблагополучным прошлым, и конфликты наверняка случаются.

- Я благодарю Бога за то, что он дал мне столько доброты и любви, чтобы принять всех этих детей. Конечно, бывают непростые случаи. Ребята 14-16 лет, переживающие период подросткового бунта, почти не учившиеся, использующие крепкое словцо, некоторые из них курильщики с 8-летнего возраста. Но единственный эффективный способ изменить их образ жизни – наш собственный пример. Я обращаю их внимание на то, что работающие у нас взрослые мужчины (плотник, дворник, водитель) не курят, не ругаются. И, знаете, бывает, что ребята сознательно отказываются от курения.

Мы стараемся показать этим детям всё то, что бывает у людей в обычном хорошем детстве: устраиваем им походы в цирк, в зоопарк, на ипподром, в театр кукол, в парк. А ведь для некоторых из них даже прокатиться на трамвае – уже событие. Большое внимание уделяем духовному и патриотическому воспитанию. После нескольких месяцев у нас ребята заметно расширяют свой кругозор, начинают жить, как обычные дети их возраста.

Важное в нашей работе – относиться к ребёнку так, как будто он – чистый лист. Для нас не имеет значения, что было написано на нём раньше (а там могло быть что угодно, и правонарушения, и дурные привычки). Для нас важно, что будет написано на этом чистом листе за то время, пока ребёнок живёт у нас. И это должна быть история любви, добра, понимания, принятия, терпения. Я всегда говорю нашим сотрудникам: у нас есть шанс добиться того, что мы никогда не увидим ребёнка таким, каким он описан в характеристике. Потому что «собака бывает кусачей только от жизни собачьей». А если здесь ребёнок будет окружён любовью и заботой, то он может убрать свои колючки, стать открытым, ласковым.

Может быть, они и ростом выше меня, и выглядят грозно, но они всё равно дети. Когда они понимают, что здесь их не обидят, что их принимают такими, какие они есть, они позволяют своей нежности прорываться наружу. Подходят ко мне, обнимают, а я глажу их по спине, по плечам, и я понимаю, что им в этот момент хорошо. Каждому ребёнку нужны любовь и тепло.

 

- Как вы пришли в эту сферу?

- Я училась на радиотехника и работала на Ижевском радиозаводе технологом. Потом мы с коллегой пошли работать в комплексный центр социального обслуживания в Октябрьском районе. В 1992 году я устроилась социальным работником, ходила домой к бабушкам, ухаживала за ними. Летом в нашем центре работал лагерь для детей с ограниченными возможностями. Работать нужно было и с детьми, и с их родителями: убеждать, что болезнь – это не приговор. Потом, узнав, что в УдГУ открыт набор на специальности по социальной сфере, я решила, что мне нужно туда: работать с людьми мне правда нравится.

Моя мама была медиком по образованию и всю жизнь проработала в детских яслях. Я бывала у неё на работе и видела, как она находит подход к каждому ребёнку, договаривается с ним, ласково и терпеливо. Думаю, этот опыт многому меня научил.

 

Ранее корреспондент информационного агентства «Сусанин» Ксения Чернова провела один день в должности воспитателя Центра временного содержания для несовершеннолетних правонарушителей (ЦВСНП).

Сусанин / Страна заблудших душ - Статьи

Равняйсь! Смирно! По порядку рассчитайсь! - это не подготовка к смотру песни и строя, это воспитанники Центра временного содержания для несовершеннолетних правонарушителей собираются на полдник. Последней в шеренге стоит единственная в коллективе девочка, она заученно рапортует: "Расчёт окончен". Теперь надо открыть железную решетку и дверь, ведущую на лестницу, и можно идти в столовую.

1452
0