• $ 64.02 ↑
  • € 70.85 ↑

Мимо "Команды Удмуртии"

14:15, 05 сентября, 2018

Мы не утописты. Мы знаем, что любой чернорабочий 

и любая кухарка не способны сейчас же 

вступить в управление государством…

В.И. Ленин

Таксисты и парикмахеры обычно лучше других подмечают ошибки в государственном управлении. Но у них уже есть работа, поэтому идти на помощь чиновникам, вливаясь в их ряды, эти люди не спешат. Вообще мне всегда было интересно, что движет теми, кто поступает на государственную службу. Ищут ли эти люди стабильности, привлекают ли их перспективы карьерного роста, или же они хотят принести пользу обществу?

Когда Александра Волкова сменил на посту Александр Соловьёв, в республике повеяло переменами. Никто не знал, какими они будут, но произошедшее почти всеми моими знакомыми воспринималось исключительно в положительном ключе. Добавил позитива и затеянный врио главы Удмуртии конкурс «Открытое правительство», который вбросил в общественное пространство мысль о том, что каждый может попытаться сделать республику лучше.

Это было так свежо и необычно, что меня очень заинтересовала эта идея, и я решил тоже поучаствовать. По работе мне неоднократно приходилось сталкиваться с нарушениями в системе госзакупок республики, а потому заявку я подал на пост в министерстве экономики, которое в 2014 году отвечало за эту сферу.


«Небольшой спойлер – я провалился. Везде»

Когда в мае 2018 года объявили конкурс «команда Удмуртии» у меня уже не было того энтузиазма, зато появилась мысль, что можно стать идеальным «тайным покупателем», ведь мне было с чем сравнивать. Поэтому я подал заявку на республиканский конкурс, а когда объявили отбор «команды Ижевска», то и туда тоже.

Небольшой спойлер – я провалился. Везде. Где-то с треском, где-то на старте, где-то в упорной борьбе. Думаю, мы ещё услышим истории победителей, а я пишу, в том числе, чтобы рассказать, как не надо делать, дабы последовавшие по моим стопам не допустили «ошибку выжившего». (Принято считать, что дельфины спасают людей, толкая их к берегу. Проблема в том, что те, кого дельфины толкали от берега, уже никому ничего не расскажут). Никто не берёт интервью у неудачников, не так ли?

 

Открытое правительство. 2014 год.

Конкурс выглядел многообещающе. 

Процедура была разделена на 4 этапа:

  1. Приём заявок. Чтобы подать заявку, было необходимо заполнить анкету и заявление, а также написать эссе о проблемах и перспективах развития соответствующего министерства. Всё происходило на официальном сайте главы и правительства Удмуртии Udmurt.ru. Все заявки были видны онлайн, любой желающий в несколько кликов мышкой мог ознакомиться с анкетой и эссе каждого кандидата.

  2. Интернет-голосование на сайте. Это, конечно, лишний этап, ибо эссе кандидатов читало, наверное, процентов 10 от проголосовавших. Остальные голоса собирались по знакомым или с применением имеющихся ресурсов. Итоги голосования были доступны онлайн.

  3. Интервью с экспертной группой. По каждому направлению на базе комиссий общественной палаты (кстати, вот реальный пример, когда она пригодилась) набиралась отдельная группа экспертов, причём заявку на участие в ней мог подать любой, обладающий необходимыми компетенциями. По моему мнению, это самый полезный этап, включающий в себя выступление кандидата и ответы на вопросы. Группа экспертов поочерёдно собеседовала всех кандидатов и выставляла баллы, которые на следующий день появлялись на сайте проекта.

  4. Собеседования врио главы региона с лидерами интернет-голосования, лидерами по мнению экспертных групп и действующими должностными лицами, на пост которых проводился отбор.

«Мне было очевидно, что министерство экономики помимо функции размещения закупок должно обладать и функцией их контроля, чтобы противодействовать коррупции.»

Написание эссе не вызвало у меня проблем, потому что проблемы в министерстве экономики при осуществлении госзакупок были понятны. Типовой ситуацией было предъявление заказчиком избыточных требований к поставляемому товару, которое сужало количество альтернатив до единственного варианта, после чего закупка происходила со снижением цены на 0,5-1%.

Было очевидно, что министерство экономики помимо функции размещения закупок должно обладать и функцией их контроля, чтобы противодействовать коррупции.

Интернет-голосование показало, что у меня не так уж и много друзей и знакомых, поэтому с трудом удалось наскрести голосов на 7-е место из 11. Лидером в онлайне стал небезызвестный ныне Юрий Бычков, эссе которого поразило меня до глубины души. Одной из проблем республики он называл строительство школ и детских садов, которые не приносят прибыли, а только генерируют новые убытки. При этом в его эссе отмечалось, что если сделать министерство экономики основным и построить его работу правильно, то доходы бюджета можно увеличивать ежегодно на 50%.

Собеседование с экспертами мне не далось. Моё эссе уже лежало перед каждым из них на столе, а потому зачитывать его вроде как не было смысла (на самом деле был, конечно). Поэтому я кратко рассказал о себе и ещё более кратко обозначил основные проблемы, стоящие перед министерством экономики и предполагаемые способы их решения. Итогом стало всё то же 7-е место. Лидером по результатам экспертной оценки кандидатов стал действующий и.о. министра Михаил Зайцев, чьё эссе лично мне напомнило горбачёвские “расширить и углУбить”. Впрочем, вероятно, во мне говорила зависть, всё-таки логично, что наибольший балл был набран человеком, реально погружённым в дела министерства. Второе место не обошлось без сюрпризов, его поделили Юрий Бычков и начальник управления внутренней политики Леонид Кондаков.

По моему мнению, в конкурсе на пост министра экономики интернет-голосование не обошлось без накруток, а компетентность ряда экспертов иногда вызывала сомнения, однако, пока не дошло до подведения итогов по всем остальным министерствам (ходом конкурса в отношении них я не интересовался), всё было действительно хорошо. Когда же через три месяца, в октябре 2014 года, стали известны результаты, единственное слово, которое родилось в моей голове, - профанация. О кандидатах со стороны просто забыли, по крайней мере, я не слышал ни о ком, действительно включённом в кадровым резерв (как было обещано) и впоследствии получившим хоть какой-нибудь пост в правительстве. Почти все действующие министры сохранили свои посты, просто избавившись от приставки и.о. В четырёх министерствах портфели получили бывшие заместители министра. Единственной структурой, руководить которой пришёл человек со стороны, оказалось министерство образования, но и то лишь потому, что его прежний глава Андрей Кузнецов получил повышение, став вице-премьером по социальным вопросам. История с вице-премьерами, кстати, заслуживает отдельного упоминания хотя бы из-за странных телодвижений с должностью вице-премьера по АПК. Занимавший её Александр Коробейников после конкурса “Открытое правительство” был уволен, а сама должность совмещена с портфелем министра сельского хозяйства и досталась Сергею Токареву. Менее чем через год, в августе 2015 года, эти должности были снова разделены, Токарев остался зампредом, а министром стал Александр Прохоров. Ещё через год, в июне 2016 года, на заседании комиссии по противодействию коррупции при главе региона Токарев и Прохоров получили выговор за то, что распределяли субсидии и гранты на поддержку фермеров и сельхозтоваропроизводителей в пользу организаций, аффилированных с их близкими и родственниками. Комментируя эту ситуацию, Александр Соловьёв, в частности, сказал: “...Особо важно не допускать ошибок при принятии кадровых решений”. Пожалуй, это лучшая эпитафия к конкурсу “Открытое правительство” и кадровой политике бывшего главы Удмуртии.

Через некоторое время после прихода в “Сусанин”, в 2016 году, со мной захотели познакомиться в резиденции главы республики. Когда я пришёл, меня встретили вопросом: “Почему вы так не любите Александра Васильевича?” Я сказал то, что думал: “Растущий госдолг, нарушения в госзакупках, несоответствие действий заявлениям, сделанным, в частности, в ходе проекта “Открытое правительство”. И вот тут, конечно, очень хотелось бы ошибиться, но мне до сих пор кажется, что на меня посмотрели как на идиота. Видимо, по должности мне полагалось знать, что проект был лишь ширмой и частью предвыборной кампании на пост главы региона.

Министерство экономики, руководить которым остался Михаил Зайцев, не получило никаких изменений в своей работе. Предлагавшиеся мной контроль госзакупок, широкое внедрение энергосервисных контрактов и ряд других тезисов были реализованы только с приходом в республику Александра Бречалова.

За время пребывания Александра Соловьёва на посту главы республики свои посты покинули:

  • вице-премьер Андрей Сивцов;

  • вице-премьер Андрей Кузнецов;

  • министр промышленности Олег Радионов;

  • глава минсельхоза Сергей Токарев (после разделения должности он остался только вице-премьером);

  • министр образования Алексей Мирошниченко;

  • министр имущественных отношений Рустэм Зайнуллин;

  • руководитель главного управления ветеринарии Геннадий Бурдов;

  • руководитель агентства информатизации Андрей Прокошев;

  • руководитель постпредства главы Удмуртии при президенте России Светлана Смирнова.

Поправьте меня, если я ошибаюсь, но никто из людей, занявших эти должности после них, не участвовал в проекте “Открытое правительство” и не претендовал на эти должности.

 «Новая надежда»

Команда Удмуртии. 2018 год.

Всё выглядело ярко, как почти любое начинание нынешнего главы Удмуртии. Многообещающим назвать его было сложно, поскольку итог его изначально был совершенно неясен. В отличие от “Открытого правительства”, здесь подавалась заявка просто на вступление в “команду Удмуртии” с перспективой включения в кадровый резерв. Ни одного поста, который могли бы занять победители, анонсировано не было.

Тем не менее участие в конкурсе приняли 562 человека, в то время как на “Открытое правительство” было получено всего 172 заявки.

Здесь процедуру разделили на три этапа:

  1. Заочный приём заявок, включающий написание двух эссе и заполнение анкеты. Первое эссе называлось “Истинный север”, в нём нужно было предложить основную цель, которую должна ставить перед собой “Команда Удмуртии”, обосновать её важность для республики и жителей, а также указать конкретные и измеримые критерии, отслеживая которые можно было бы наблюдать прогресс в достижении данной цели. Второе эссе называлось “В одной лодке”, и в нём нужно было обозначить одно-два своих качества/компетенции, которые могли бы принести наибольшую пользу при работе в составе “Команды Удмуртии”, обосновать свой выбор и привести примеры реальных случаев, когда данные компетенции принесли пользу в командной работе. Из 562 заявок после этого этапа осталось 104 претендента.

  2. Очный двухдневный полуфинал. В первый день с кандидатами провели три мастер-класса и одну панельную дискуссию, а во второй случайным образом разделили на группы для решения трёх кейсов. В ходе командной работы экспертами проводилась оценка претендентов, по итогам которой был сформирован список из 52 финалистов.

  3. Финал. Участникам конкурса, объединённым в 10 команд по 5 человек, были предложены 10 реальных проектов, включившись в работу над которыми они должны были продемонстрировать себя и добиться результатов. По итогам работы 6 сентября 2018 года во Дворце пионеров должны состояться 10 презентаций. По неподтверждённой информации, некоторые претенденты могут получить предложение о работе в республиканских структурах прямо в этот же вечер. Официальное оглашение результатов финала и имён 30 победителей для включения в кадровый резерв должны пройти 7 сентября в резиденции главы Удмуртии.

Про этот конкурс рассказать мне практически нечего. Анкета у меня уже была, её нужно было лишь немного дополнить. Первое эссе далось легко, ведь очевидно, что основной целью работы “Команды Удмуртии” должно быть “Make Udmurtia great again”. Небольшие сложности я испытал, подбирая показатель, которым можно измерить “величие”, но уверен, что и с этим справился на отлично. Второе эссе писаться отказывалось наотрез, ведь я весь такой замечательный, что просто невозможно выбрать только одно или два качества. Текст пришлось выдавливать из себя по капле, а результат мне категорически не нравился. Однако что-то отправить было всё-таки нужно, поэтому пришлось высылать как есть. Результат не заставил себя ждать - дальше первого этапа я не прошёл.

Вот здесь, кстати, наверное, стоит упомянуть информационную закрытость итогов двух прошедших этапов. В публикации списка 104 полуфиналистов напротив каждой фамилии стояли набранные претендентом баллы. При этом система оценок, по которой выставлялись баллы, равно как и результаты меня и 457 моих товарищей по несчастью остались никому не известны. Примерно так же случилось и во втором этапе, но здесь вообще не было опубликовано каких-либо оценок - ни победителей, ни проигравших. Комиссия ограничилась заявлением, что 52 финалиста набрали от 7 до 22 баллов. Приходится довериться профессионалам, проводившим оценку, правда, всё равно возникают вопросы, почему в полуфинал прошли люди, которые набрали там менее 7 баллов (а некоторые и ноль) и насколько качественно производилась первоначальная оценка 562 заявок в столь сжатые сроки (с 21 по 25 июня).

Пожалуй, главное отличие этого конкурса от “Открытого правительства” - победу нужно заслужить не словом, а делом. Презентации, которые пройдут 6 сентября, должны представить итоги реально проведённой работы. Здесь у меня скепсис сразу по двум направлениям - как людей “со стороны”, коими пока что являются финалисты, допустили до работы с реальными проектами, и каких значимых результатов они могли добиться за два месяца. Поживём - увидим, смотрите прямую трансляцию презентаций на сайте информационного агентства “Сусанин”.

«Тот, кто никогда не знал надежды, не может отчаиваться»

Юлий Цезарь

Команда Ижевска. 2018 год.

Вероятно, это самый непонятный проект из всех. С учётом практически неизбежно предстоящей оптимизации структуры администрации города количество работающих в ней людей должно сократиться. Казалось бы, достаточно выбрать лучших из тех, кто есть на данный момент, и оставить именно их. Однако для города тоже было решено подготовить некий кадровый резерв, хотя, казалось бы, даже в этом случае никто не мешал сформировать его из финалистов и полуфиналистов “Команды Удмуртии”. Как бы то ни было, в Ижевске объявили отдельный конкурс, и туда я тоже заявился.

Процедуру разделили на 4 этапа:

  1. Приём заявок. Здесь нужно было просто отправить анкету и заявку, никаких эссе не требовалось. Желающих оказалось намного меньше, чем на республиканский конкурс, заявился только 91 претендент. Всех пожелавших вступить в “Команду Ижевска” собрали в администрации города, где к ним обратился врио главы Ижевска Сергей Задорожный.

  2. Решение ситуационных задач. Участникам конкурса за неделю предлагалось решить некий кейс.

  3. Психологическое тестирование на компьютере.

  4. Очный финал (работа в командах).

Анкета и заявка у меня оставались с “Команды Удмуртии”, поэтому после пяти минут, необходимых для минимальной доработки напильником, я с лёгкостью закончил первый этап.

Не могу утверждать, но задача второго этапа, вероятно, была у всех одна (по крайней мере, несколько других кандидатов получили такое же задание). Нужно было разработать новую структуру администрации города. При этом требовалось, оперевшись на законодательную базу, проанализировать существующую структуру, указав на её достоинства и недостатки, рассмотреть структуры администраций городов в других регионах, обосновать общую идею изменений, а также целей и задач, выполнение которых сможет обеспечить новая структура.

Лично мне такой ход показался странным, ибо принимать решение по структуре администрации города должен победитель совсем другого конкурса. Потом я подумал, что если окончательного решения по административной реформе ещё не принято, то это достаточно интересный ход, чтобы собрать срез мнений потенциально заинтересованных лиц.

И вот это задание, пожалуй, было покруче, чем Фауст “Гёте”, оказалось сложнее, чем написать эссе к предыдущим конкурсам. Найти похожие на нас по численности населения города, изучить структуру их администраций, сравнить с Ижевском, определить цели и задачи административной реформы, а в конце нарисовать новую структуру администрации заняло у меня несколько дней. Я даже подумал, что теперь это становится серьёзным участием, поскольку уже на этом этапе перестало быть лёгкой прогулкой. Кстати, экскурс оказался познавательным, в ходе ознакомления с другими городами я выяснил, что в Новокузнецке главы районов города имеют статус заместителей мэра, поэтому их у него в общей сложности целых двенадцать, а в Иркутске вместо районных администраций оставили только комитеты, по два управления в каждом.

Одновременно с выполнением этого задания я получил приглашение пройти психологическое тестирование. Это был плановый третий этап, но перед его началом я почему-то всё равно волновался. Правда, процедура оказалась совсем не страшной - меня и ещё пятерых кандидатов усадили перед компьютерами и попросили ответить на несколько вопросов теста. Точнее, восьми тестов, в некоторых из которых оказалось более ста вопросов. Это было легко, но долго и утомительно. На седьмом тесте во мне уже появилось лёгкое раздражение в духе “да когда у них вопросы закончатся?!”. А они всё не заканчивались. Отчасти и потому, что были очень похожи друг на друга. Возникало ощущение, что про некоторые вещи у меня спросили 3-4 раза, просто переставив слова в вопросах.

Перед очным финалом волнения не было совсем. Я приехал во Дворец пионеров (кажется, сейчас он называется как-то иначе) и подошёл к столу регистрации. Там выдали бейдж и заставили крутить лотерейный барабан. “Отличная идея разыграть места в кадровом резерве в лотерею, администрации города не помешают удачливые люди!” - подумал я, но вслух говорить этого не стал, видимо, сказалось воспитание. Оказывается, в прозрачном барабане на сложенных бумажках были цифры от 1 до 6 - так нас поделили на команды. У милых девушек, вершивших наши судьбы, я узнал, что до этого этапа добрались 64 человека. Учитывая столь малое количество отсеявшихся, я решил, что эти люди либо поленились рисовать новую структуру администрации, либо не дошли до центра психологического тестирования, поэтому не стал поздравлять себя с тем, что хоть где-то добрался до финала.

В перерыве я спросил было у членов своей команды - для чего они здесь, на что рассчитывают. Полученные ответы меня очень удивили, поскольку ни один из них не был похож на “я хочу стать начальником управления финансов и, контролируя денежные потоки в городском бюджете, бороться с коррупцией”. Всё свелось к тому, что просто замечательно, что мы здесь собрались и познакомились. Как же так??? - снова подумал я, и мы приступили к следующему этапу.

Для каждой из шести команд в центре зала стояли столы, стулья и флипчарты. За нашим столом я оказался одним из первых, постепенно подтягивались остальные участники. Когда я было решил, что придётся работать чисто мужским коллективом, к нам всё-таки присоединилась одна дама. Мы представились друг другу и рассказали о своём месте работы и областях, в которых являемся специалистами. Потом началось мероприятие, и ведущий HR-специалист “Команды Удмуртии” рассказала о том, как оно будет проходить. Каждой команде выделили двух экспертов, которые должны были оценивать работу. Нам пришлось ещё раз “познакомиться”, после чего мы приступили к первому заданию - из двадцати пяти листов офисной бумаги построить максимально высокую башню. «WTF (Как же так?)», - подумал было я, но задание есть задание. Мы действовали как хорошо слаженная команда: выработали план и придерживались его. Первые пять минут. Потом всё пошло не так. Башня начинала рушиться после монтажа третьего яруса, поэтому план пришлось доработать. Потом ещё раз доработать. По мере изменения планов наш строительный материал приобретал всё новые сгибы и приходил в негодность. Но новый взять было неоткуда, поэтому приходилось оперировать имеющимися ресурсами. В конечном счёте к финальному свистку мы таки построили некое сооружение, сумевшее простоять до измерения судьями его высоты, правда, кажется самое низкое из всех команд. Некоторые команды, неверно истолковав условия задачи, помимо башни из бумаги строили под ней пирамиду из столов, надеясь, что высоту башни будут замерять от пола. У кого-то башня рухнула в процессе измерения. Как бы то ни было, мы не победили, поэтому решили собраться перед второй задачей.

В перерыве я спросил было у членов своей команды - для чего они здесь, на что рассчитывают. Полученные ответы меня очень удивили, поскольку ни один из них не был похож на “я хочу стать начальником управления финансов и, контролируя денежные потоки в городском бюджете, бороться с коррупцией”. Всё свелось к тому, что просто замечательно, что мы здесь собрались и познакомились. «Как же так???» - снова подумал я, и мы приступили к следующему этапу.

Всем командам выдали один и тот же кейс из жизни предпринимателя, который обратился за помощью в “нашу” организацию по поддержке бизнеса. Кейс сложный, правильного решения без нарушения условий задачи у него, я полагаю, не существует. Тем не менее каждый из членов нашей команды высказал свои мысли, после небольшой дискуссии мы пришли к общему знаменателю и делегировали одному из нас, сидевшему ближе других, нанесение всего этого на флипчарт. Другому, по счастливому стечению обстоятельств занимающему пост замглавы районной администрации, а потому имеющему большой опыт решения подобных кейсов, мы делегировали провести презентацию для экспертов. Сие действо показалось мне странным, поскольку эксперты не отходили от нашего стола, наблюдали, какие записи мы делаем, и потому без всякой презентации знали то, что мы скажем. На этом этап закончился, всех поблагодарили и отпустили по домам, пообещав наградить победителей через два дня.

О том, что я не вошёл в их число, я узнал из новостей о награждении, на которое меня не позвали. В этом “Команда Ижевска” повторила ошибки “Команды Удмуртии” - никто из аутсайдеров так и не узнал своих оценок. Судьба победителей, впрочем, тоже неизвестна. Последнее, что мы о них знаем: 23 августа их собрали в штабе “ЛИФТ” и разделили на 5 команд, которые за 4 недели должны разработать проекты системы управления каждого из районов города Ижевска. С тех пор этих людей никто не видел. Шутка.

В целом хочется верить, что прошедшие конкурсы действительно прошли не напрасно, а победители займут какие-то важные должности и принесут пользу городу и республике. И не покинут их по представлению прокуратуры после выявления конфликта интересов или обвинений в коррупции, как случилось со многими победителями “Открытого правительства”.

А я… Я потратил это время тоже не зря. И дело даже не в бесценном опыте, который я получил. У меня теперь есть диплом. Вот он.

Диплом
9435
0