play
pause
  • $ 66.88 ↓
  • € 76.18 ↑

Химическое разоружение

18:35, 15 сентября, 2017

Интервью с полпредом президента России в Поволжье Михаилом Бабичем.

В России завершается программа уничтожения химического оружия. О том, как шел процесс журналистам рассказал полномочный представитель президента России в Приволжье Михаил Бабич.

 

- Михаил Викторович, Россия подступила к полному уничтожению всего арсенала химического оружия. Сколько времени на это потребовалось и в какую сумму государству это обошлось?

- У этой программы было несколько этапов. Сама международная Конвенция была принята в 1992 году, открыта она была в 1993 году, а в марте 1996 года была подписана Президентская федеральная целевая программа по уничтожению химического оружия. С 1996 года началась эта работа. Сначала на первом этапе стояла задача в семи регионах страны, пять из которых дислоцируется в Приволжском федеральном округе, построить соответствующие объекты – заводы, по уничтожению химического оружия. И с 19 декабря 2002 года начался сам процесс уничтожения химического оружия в Российской Федерации. Надо сказать, что на момент подписания Конвенции Российская Федерация обладала самыми большими запасами химического оружия в мире, порядка 40 тысяч тонн. Во всем мире их было чуть больше 70 тысяч тонн.

Нашим специалистам пришлось разработать новые технологии, создать оборудование и обеспечить процесс уничтожения химического оружия в те сроки, которые были установлены на основании нашей международной договоренности. И самое главное: с выполнением всех требований и норм самого высокого уровня безопасности для населения, для персонала. И пока эту задачу удается решать. Уже сейчас мы находимся на финальном этапе. Начиная с 2002 года, идет сам технологический процесс уничтожения химического оружия, а программа действует с 1996 года.

 

- А в какую сумму обошлась реализация?

- На текущий момент это порядка 316 миллиарда рублей, из которых 32 миллиарда – это международные средства, которые были направлены на различные системы мониторинга, безопасности. Порядка 283 миллиардов – это средства федерального бюджета Российской Федерации.

 

- Насколько важно для России и для остального мира такой процесс как уничтожение химического оружия? Почему это необходимо?

- На самом деле это настолько важно, что даже трудно переоценить результаты этой работы. Я уже говорил, что само оружие создавалось в 50-х, 60-х, 70-х годах прошлого века. Оно имело срок годности 30-40 лет. За период уничтожения химического оружия, за период реализации этой программы, нашим специалистам пришлось уничтожить порядка 16 тысяч аварийных боеприпасов. То есть, это такие боеприпасы, сроки эксплуатации которых уже давно прошли. К ним было необходимо применять специальные меры, специальные технологии по уничтожению, иначе могли наступить необратимые последствия. Около 20 тысяч таких боеприпасов было уничтожено за период действия этой программы.

А в целом, мы избавляем мир, избавляем страну от одного их самых страшных видов оружия. И если мы эту программу успешно завершим, а в этом уже нет никаких сомнений, то можно сказать, что эти 40 тысяч тонн смертоносного груза, который давно уже вышел за все мыслимые, научно обоснованные сроки эксплуатации, будут уничтожены, и никакой опасности ни для населения страны, ни для мирового сообщества представлять не будут.

То же самое мы ждем от наших западных коллег. Прежде всего, от американских партнеров, которые, к сожалению, затянули с завершением программы. И, несмотря на то, что мы должны были закончить ее синхронно, они ее завершат где-то к 2023 году. Из 7 объектов, на 6 мы в прошлом году полностью завершили работу по уничтожению химоружия. Сейчас завершаем работу на объекте Кизнер.



Михаил Бабич о программе уничтожения химического оружия в России

Uploaded by ИА Сусанин on 2017-09-15.

- Когда объекты по уничтожению химического оружия только строились, местное население опасалось арсеналов, заводов по уничтожению, а как сейчас обстоят дела?

- Действительно, это была очень сложная задача – убедить людей, что те заводы, которые будут построены, не принесут вреда.

Конечно, мы их строили на определенном удалении от мест массового проживания, но все равно все эти заводы находятся в населенных пунктах, в радиусе доступности жилых объектов, объектов социальной инфраструктуры. Конечно, проводилась большая разъяснительная работа. Показывали, рассказывали, что это будут за заводы, какие меры безопасности будут применяться. Была разработана специальная программа по развитию социальной инфраструктуры этих населенных пунктов, этих муниципальных образований. Мы договорились, что где-то 10% от суммы всех расходов, которые были направлены на уничтожение химического оружия, будут направлены на развитие социальной инфраструктуры этих муниципальных образований. На сегодняшний день 11,5 млрд рублей – это те средства, которые были направлены на строительство и реконструкцию школ, больниц, объектов коммунальной инфраструктуры, спортивных объектов, объектов дорожной и транспортной структуры. Это, конечно, большая поддержка регионам, а самое главное - созданы условия для безопасного и комфортного проживания людей. Конечно, часть средств была направлена на соблюдения мер экологической безопасности, экологического мониторинга для того, чтобы люди были абсолютно спокойны и уверены в том, что никакого вреда для населения ни сейчас, ни в последующем, реализация этой программ не нанесет. Было создано порядка 11 тысяч рабочих мест на этих объектах. И за эти годы удалось создать социальную и экономическую инфраструктуру в муниципальных образованиях, которая позволила людям достаточно уверенно чувствовать себя. И на период уничтожения химического оружия, и самое главное, что эти объекты будут служить им и в дальнейшем.

 

- А что будет с объектами, после того как работы будут закончены?

- В 2012 году по поручению Президента Российской Федерации Владимира Путина, была создана рабочая группа, которой была поставлена задача - подбор вариантов внедрения технологических производственных комплексов в народном хозяйстве. Чтобы деньги, которые были потрачены на уничтожение химического оружия, продолжали работать. Рабочая группа взаимодействует с крупными российскими компаниями, как государственными, так и частными. Конечно, приоритет мы отдаем созданию производств профильной направленности, то есть химико-технологической. Но это не значит, что там будут только химические предприятия. Есть большой интерес у предприятий различного профиля: строительного комплекса, медико-биологического кластера. Мы считаем, что через 3 года эти объекты, после окончательного уничтожения химического оружия, могут быть вовлечены в хозяйственный оборот.

 

Информация предоставлена пресс-службой полномочного представителя президента России в Приволжском федеральном округе.

2858
0