play
pause
  • $ 61.41 ↓
  • € 72.01 ↓

Смерть ребенка в ижевской больнице «Нейрон»: три версии произошедшего

14:39, 06 октября, 2017
Яна Шамаева
14:39, 06 октября, 2017
Яна Шамаева
4687
0
Фото: pixabay.com
0

Свое мнение высказали родители девочки, представители Минздрава Удмуртии и следователь.

Родители полугодовалой девочки из Глазова, которая умерла в ижевской больнице «Нейрон», представили общественности результаты независимой экспертизы. Провел ее доцент кафедры криминологии научной учебно-практической лаборатории судебных экспертиз Удмуртского госуниверситета, судмедэксперт Альфред Любовицкий.

Инцидент произошел в июле 2016 года. Девочка сначала лежала в глазовской больнице, затем ее привезли в Ижевск. Родители жаловались на то, что она постоянно плачет. Врачи назначили транквилизаторы, но ребенку становилось все хуже и хуже, девочка перестала есть, а 30 июля умерла. Диагноз, который поставили сразу после происшествия, – синдром внезапной смерти.

Следователи возбудили уголовное дело по статье 109 УК России («Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей»). Об этом сообщал экс-министр здравоохранения Удмуртии Алексей Чуршин.

В январе 2017 года стало известно, что тело девочки эксгумировали и отправили на экспертизу в Пермь. Тогда же главный следователь Удмуртии Владимир Никешкин рассказал, что у ребенка было множество заболеваний. При рождении ей поставили диагноз: смешанная гидроцефалия вследствие пренатального поражения центральной нервной системы, подозрение на нарушение обменных процессов и генетическую патологию.

Во всех версиях смерти ребенка разобралась корреспондент информагентства «Сусанин».

Версия родителей

Согласно независимой экспертизе, девочка могла умереть от передозировки седативных успокаивающих веществ и транквилизаторов, которые ей прописывали врачи. Остатки лекарств нашли в печени умершей.

«Проведенный анализ предоставленных документов с учетом имеющихся заболеваний свидетельствует о неблагоприятном исходе в результате допущенных дефектов в оказании медицинской помощи и медикаментозной помощи, ненадлежащего исполнения медицинских услуг на всех этапах помощи. Смерть ребенка в процессе ее умирания от токсилогического сочетанного воздействия седативных веществ не исключается. На это указывает картина остронаступившей мозговой смерти ребенка на фоне коматозного состояния», - сказала председатель Удмуртского регионального отделения общероссийского общественного движения за права человека Лариса Фефилова.

Она также уточнила, что сейчас имеются все основания для назначения еще одной медэкспертизы, которую родители девочки хотят провести за пределами Удмуртии.

Слово Минздраву

Главный внештатный реаниматолог Минздрава Удмуртии Сергей Евсеев рассказал о том, что все лекарства назначали ребенку в минимально возможной дозе. Он представил медицинскую карту ребенка, в которой указано, что смерть произошла из-за ОРВИ. Кроме того, по его словам, самая первая экспертиза, которую провели в Перми, показала, что у девочки имелся ряд заболеваний: фетопатия, внутриутробная инфекция, перинатальное поражение центральной нервной системы, синдром двигательной дисфункции, задержка нервно-психического и физического развития, лимфатический диатез хронической имунно-эндокринной недостаточностью, анемия и другие.

Версия следствия

Как рассказал корреспонденту «Сусанина» следователь Мурад Мустафаев, который занимается расследованием дела, изначально уголовное дело возбудили по факту смерти ребенка. После того, как была проведена комплексная медэкспертиза, которая показала, что причиной смерти стала вирусная инфекция, дело закрыли. После родители девочки предоставили следствию заключение независимой судебно-медицинской экспертизы. На основании этого дело снова возбудили по статье «Халатность», а документ приобщили к делу.

«Мы будем дальше допрашивать специалистов, которые делали экспертизу по просьбе родителей, и посмотрим, на каких основаниях они сделали такой вывод. В принципе, их заключение соответствует нашему, но есть некоторые нюансы. Их сейчас называть нельзя. Тем не менее, на сегодня основная причина смерти ребенка – ОРВИ», - сказал старший следователь следственного отдела по Первомайскому району Ижевска СУ СКР по Удмуртии Мурад Мустафаев.

Он также пояснил изменения диагнозов: который поставили сразу после смерти на тот, который установила первая экспертиза в Перми. Изначально была причина – синдром внезапной смерти, а уже после – ОРВИ.

«Мной был допрошен эксперт, который изначально поставил диагноз синдром внезапной смерти, она пояснила, что признаки внезапной смерти сходны с вирусной инфекцией, поэтому она больше склонялась к синдрому внезапной смерти», - подытожил следователь.

По его словам, после выяснения доводов независимого эксперта будет решаться вопрос о проведении дополнительных проверок.

4687
0