Закрыть

С добрым словом и омбудсменом

14:15, 01 августа, 2018
Дмитрий Афонин
Директор

Уполномоченный по защите прав предпринимателей в Удмуртской Республике Александр Прасолов рассказал «Сусанину» о своей работе.

Предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность.

ч.1 ст. 2 ГК РФ


Начиная собственный бизнес, далеко не каждый предприниматель осознаёт, сколько опасностей подстерегает его на пути становления и развития. Осознание приходит с опытом, а порой приносит с собой чувство одиночества, когда ты – один против всего мира. Позднее приходит понимание, что вокруг есть такие же предприниматели со сходными проблемами, которые гораздо проще решать вместе. Так образуются различные объединения, ассоциации и гильдии. Однако как отдельным предпринимателям, так и их объединениям нужен эффективный способ взаимодействия с властью, в том числе для решения спорных ситуаций. В России эта миссия возложена на уполномоченного при Президенте Российской Федерации по защите прав предпринимателей Бориса Титова и региональных омбудсменов. В Удмуртии уполномоченным по защите прав предпринимателей является Александр Прасолов.

 

Общественный совет

Задачей бизнес-омбудсмена является получение от предпринимательского сообщества информации об актуальных проблемах с целью доведения их до органов власти, последующего решения и, как следствие, постоянного улучшения инвестиционного и делового климата. Поэтому омбудсмен взаимодействует со всеми крупными бизнес-сообществами Удмуртии в рамках общественного совета при Уполномоченном, созданном в декабре 2014 года. В него входят представители Опоры России, Деловой России, Торгово-промышленной палаты, Ассоциации промпредприятий Удмуртии, Деловой Удмуртии, Гильдии мебельщиков, Ассоциации лёгкой промышленности, а также ещё ряд предпринимателей и представителей объединений.

В течение 2017 года состоялись 4 заседания Общественного совета при Уполномоченном, на которых обсуждались актуальные вопросы для предпринимательского сообщества в Удмуртской Республике, в том числе:

– существенный рост на территории Удмуртии ставок земельного налога;

– существенный рост на территории Удмуртии ставок арендной платы за земельные участки, находящиеся в государственной или муниципальной собственности, и земельные участки, государственная собственность на которые не разграничена;

– механизмы урегулирования споров между государственными органами (органами местного самоуправления) и предпринимателями;

– проект Закона Удмуртской Республики, направленный на существенное расширение перечня объектов недвижимого имущества, в отношении которых налоговая база определяется как кадастровая стоимость;

– проект Закона Удмуртской Республики, ограничивающий реализацию алкогольной продукции в помещениях, расположенных в многоквартирных домах и переведённых из категории жилых помещений в нежилые;

– легализация деятельности «самозанятых» граждан, в том числе в сфере предоставления парикмахерских и косметологических услуг;

– иные актуальные системные проблемы предпринимателей в Удмуртии.

Сам Александр Прасолов так комментирует работу этого органа:

Цель общественного совета – выявление наиболее актуальных проблем бизнеса и обсуждение их. 

Так, ежегодно в рамках общественного совета мы формируем список из более сорока проблем. В ходе обсуждения мы устанавливаем наиболее актуальные из них на федеральном и региональном уровне. Первые попадают в доклад президенту Российской Федерации, который готовит Борис Титов (уполномоченный при президенте России защите прав предпринимателей – прим. ред.). В нём есть блок от каждого региона и там список из пяти наиболее актуальных проблем. Этот доклад попадает к президенту и в правительство, подвергается анализу, и по его итогам принимаются решения. 

Ряд проблем, которые мы выносили таким способом, действительно решался. Например, по контрафактным товарам, когда страдали переработчики с/х сырья из-за большого количества подделок продукции. Для борьбы с этим явлением по итогам доклада была повышена ответственность. Были вопросы по микрокредитованию – увеличение срока с года до трёх лет и суммы с миллиона до трёх миллионов. Это решение также было принято на федеральном уровне, а потом на региональном. 

Также мы выносили важный вопрос – дифференциации процентных ставок для патентной системы налогообложения в рамках разных муниципальных образований. Ранее ставка была единой, что не совсем справедливо, поскольку уровень доходов бизнеса в городе и деревне существенно отличается. Данный вопрос мы тоже внесли в доклад президенту, соответствующий федеральный закон был изменён, что позволило изменять эти ставки на региональном уровне. После этого в сотрудничестве с республиканским министерством экономики мы доработали законодательную базу в Удмуртии. Получившаяся ниспадающая шкала ставок по патенту (город Ижевск/другие города/райцентры/деревни) принесла определённые плоды – выросло количество патентов и вновь зарегистрированных предпринимателей.

Таким образом, институт бизнес-омбудсменов выступает своего рода посредником между бизнес-сообществом и законодательной властью, аккумулируя проблемы предпринимателей и способствуя их решению. Следующее заседание общественного совета, на котором участники составят список наиболее актуальных вопросов, состоится в сентябре 2018 года.

 

Работа с обращениями

Однако транслирование законодателям и президенту проблем бизнес-сообщества – это далеко не всё, чем занимаются уполномоченные по правам предпринимателей. У них есть и другая функция, не менее важная – помощь в общении с надзорными органами в рамках работы с обращениями.

работа по обращениям.png

Причём иногда при работе по одному обращению Уполномоченный защищает права сразу сотен предпринимателей.


Случай из практики №1 – одним махом

14 мая 2015 года был принят Закон Удмуртской Республики № 32-РЗ «Об установлении налоговой ставки 0 процентов для налогоплательщиков – индивидуальных предпринимателей при применении упрощённой системы налогообложения и патентной системы налогообложения на территории Удмуртской Республики». Согласно данному закону впервые зарегистрированные на территории Удмуртской Республики индивидуальные предприниматели, осуществляющие деятельность по разработке программного обеспечения и консультированию в этой области и выбравшие упрощённую систему налогообложения, вправе применять нулевую налоговую ставку в течение первых двух налоговых периодов (то есть до 31 декабря года, следующего за регистрацией).

Однако 27 ноября 2015 года Законом Удмуртской Республики № 74-РЗ в изначальную редакцию Закона № 32-РЗ были внесены изменения, в соответствии с которыми деятельность по разработке программного обеспечения более не давала права на применение нулевой налоговой ставки. Ряд зарегистрировавшихся летом 2015 года предпринимателей узнали о внесении изменений только когда налоговая инспекция потребовала с них уплатить налог, а также начислила штрафы и пени.

Один из пострадавших обратился в 2017 году к Уполномоченному, который, в свою очередь, обратился к Анатолию Строкову. Зампред правительства, курирующий финансовый блок, инициировал совещание с участием министерства экономики, министерства финансов и Управления Федеральной налоговой службы по Удмуртской Республике, по итогам которого министерству экономики было поручено подготовить законопроект, предусматривающий установление нулевой налоговой ставки на период с 1 января 2015 года по 31 декабря 2016 года для индивидуальных предпринимателей, разрабатывающих программное обеспечение и начавших свою деятельность в указанный период.

Таким образом были защищены как интересы заявителя, так и интересы многих других предпринимателей, также попавших в это положение, но не обращавшихся к Уполномоченному.

 

Судебная практика

Чтобы защитить и восстановить права бизнеса, омбудсмен порой принимает участие в судебных спорах с налоговой инспекцией в качестве третьей стороны. Такое участие особенно важно в тех случаях, когда омбудсмен является последней надеждой предпринимателя на сохранение бизнеса. При этом случается и такое, что в ходе судебного разбирательства создаётся прецедент – случай, который может повлиять на все последующие. На двух таких примерах хочется остановиться отдельно.


Случай №2 – дробление бизнеса.

Спойлер – теперь в Удмуртии это законно.

При создании бизнеса предприниматель всегда стоит перед выбором системы налогообложения: общая (ОСН, включающая НДС, налог на прибыль и другие) или упрощённая (УСН - единый налог). Основным аргументом в пользу того или иного решения зачастую является специфика покупателей. Если это юридические лица, и им нужно, чтобы в цене закупаемого ими товара был НДС, то выбирают общую систему налогообложения. Если же покупателям НДС не нужен, то обычно предприниматель останавливается на упрощённой системе. Но иногда чаша весов склоняется в одну из сторон недостаточно сильно, и тут уже каждый выкручивается как может.

Так, предприниматель из Сарапула, занимающийся обработкой древесины, решил для себя этот вопрос, создав сразу две компании – одну на ОСН, вторую на УСН. При этом обе компании располагались по одному адресу, имели одного учредителя и руководителя. В 2016 году налоговая инспекция организовала выездную проверку, по итогам которой решила, что два этих предприятия по сути являются единым хозяйствующим субъектом. И доначислила 24,8 млн рублей налогов, поскольку согласно общепринятой практике любое действие предпринимателя, направленное исключительно на снижение налогов и не имеющее другого объяснения, трактуется не в его пользу.

Не согласившись с требованием налоговой инспекции, бизнесмен обратился в вышестоящий налоговый орган – Управление Федеральной налоговой службы по Удмуртской Республике, который в пересмотре решения налоговой инспекции отказал. После этого предприниматель обратился за защитой своих прав к бизнес-омбудсмену Удмуртии, который принял решение о вступлении в процесс в качестве третьего лица. Проиграв в региональном Арбитражном суде, истец подал апелляцию в Семнадцатый арбитражный апелляционный суд, который неожиданно поддержал предпринимателя.

Суд решил, что сведения о потенциальном снижении размера уплачиваемых налогов, указанные в решении налоговой инспекции, говорят лишь о получении налогоплательщиком налоговой выгоды, но не о её необоснованности. Само по себе снижение заявителем налогового бремени не может быть признано неправомерным, поскольку это предусмотрено самим Налоговым кодексом (в том числе через применение специальных налоговых режимов). Незаконным является применение льготных режимов в обход установленных НК требований, когда фактически деятельность организации и зависимых от нее лиц не соответствует критериям, установленным законом. Таких доказательств налоговым органом представительно не было.

Безусловно, свою роль сыграло и то, что совокупная выручка обоих хозяйствующих субъектов, объединённых налоговым органом, численность их работников и иные показатели их деятельности соответствовали критериям, дающим право применения УСН. То есть фактически даже объединение двух хозяйствующих субъектов в один не даёт оснований для вывода о необходимости применения в отношении них исключительно общей системы налогообложения.

Суд также отметил, что нахождение организаций по одному адресу, наличие общего сайта в сети Интернет и хранение в одном месте печатей предприятий в рассматриваемом случае объясняется наличием у них одних и тех же учредителей и руководителя, но не свидетельствует о получении необоснованной налоговой выгоды.

Такое решение было настолько уникальным, что об этом написал крупнейший российский сайт для бухгалтеров klerk.ru


Случай №3 – слабое звено.

Компании, находящиеся на общей системе налогообложения, уплачивают НДС в размере разницы между размером этого налога во всех входящих товарах и услугах и размером налога в стоимости реализованных товаров и услуг. При этом каждый поставщик этой компании должен оплатить свой НДС, иначе он признаётся недобросовестным контрагентом, а предприятие теряет возможность уменьшить свой НДС, подлежащий уплате, на сумму налога в товарах, полученных от данного поставщика. В таких случаях налоговая инспекция доначисляет налог и выставляет штрафные санкции.

Так, у одной компании, занимающейся зерном, налоговая инспекция нашла недобросовестного поставщика и доначислила НДС за этого контрагента. Не имея опыта ведения подобных дел, предприниматель обратился к бизнес-омбудсмену, который принял участие в судебном процессе в качестве третьего лица. Суд встал на сторону предпринимателя, решив, что добросовестный покупатель не должен отвечать за поставщиков, если сделка была реальной. Убедившись, что поставка зерна действительно имела место, суд постановил, что в случае недобросовестности контрагента все претензии налоговая инспекция должна выставлять именно к нему, а не к добросовестному покупателю.

img.png

В России не прецедентное право, то есть одно судебное решение, не означает, что все похожие дела теперь будут решаться именно таким образом. Однако Александр Прасолов отмечает, что после того, как в регионе формируется определённая судебная практика, в последующих случаях суды начинают склоняться к решениям в рамках этой практики, поэтому если происходит несколько похожих случаев – вектор начинает смещаться в сторону предпринимателей.

 

Вместо эпилога

«Ты не вылечишь мир - и в этом все дело. Пусть спасет лишь того, кого можно спасти…» - эти слова «Наутилуса», пожалуй, лучше всего характеризуют работу Александра Прасолова. Несмотря на то, что в статье описана лишь малая часть работы Уполномоченного, он действительно не может спасти всех. Однако он всегда готов прийти на помощь предпринимателям, а онлайн-приёмная на его сайте работает круглосуточно.

3350
0