play
pause
  • $ 65.72 ↑
  • € 75.57 ↓

Литовский гамбит: Европа приняла за жертву ижевского журналиста, обвиняемого на родине в вымогательстве

11:03, 22 сентября, 2015

Получивший статус политического беженца в Прибалтике Андрей Некрасов продолжает утверждать, что стал жертвой гонений со стороны бывшего руководителя НПО "Ижмаш" Константина Бусыгина.

Ижевск. Удмуртия. Литовский Департамент миграции предоставил статут политического беженца ижевскому журналисту Андрею Некрасову, сбежавшему из России после того, как в отношении него было возбуждено уголовное дело о вымогательстве денег у бывшего менеджмента концерна «Калашников». Попав в Европу, Некрасов заявил, что стал жертвой личной неприязни со стороны экс-директора НПО "Ижмаш", а ныне руководителя Росграницы Константина Бусыгина.

При этом, "гонимый за правду" репортер забыл рассказать западной прессе, что до истории с оборонным заводом, он уже становился фигурантом уголовного дела. Некрасов опубликовал на своей странице в «Живом Журнале» статью о якобы имеющейся у одного из депутатов Госсовета Удмуртии незадекларированной недвижимости в США. Позже в суде Андрей Некрасов не смог доказать достоверности опубликованных им сведений и заявил, что действовал в интересах общества.

Председатель Удмуртской республиканской организации всероссийского профсоюза работников оборонной промышленности «Оборонпроф» Григорий Черных рассказал газете "Известия Удмуртской Республики", что на самом деле скрывалось за вывеской так называемого независимого профсоюза работников «Ижмаша» и чьи интересы на самом деле защищал сбежавший в Литву Андрей Некрасов:

- Расскажите, что послужило поводом для создания независимого профсоюза на одном из крупнейших предприятий оборонной промышленности Удмуртской Республики.

- После ухода с поста генерального директора В. П. Гродецкого предприятия группы «Ижмаш» находились под пристальным контролем государства в лице ГК «Ростехнологии». На тот период (2011 год) завод представлял из себя большое количество самостоятельных юридических лиц, объединённых управляющей компанией - ОАО «Ижевский машзавод». Общества были обременены кредиторскими задолженностями, имелись неисполненные обязательства по заработной плате перед работниками. По отдельным предприятиям задержка составляла 3-4 месяца. Ежемесячно уменьшалась списочная численность обществ.

Меня, как руководителя республиканского отраслевого профсоюза, не устраивало подобное положение дел. Мы неоднократно обращались к руководству завода с требованиями о необходимости срочного принятия мер по исправлению ситуации. Готовили соответствующие письма на имя республиканского руководства, а также высших должностных лиц государства.

Пришедшими на место Гродецкого руководителями было принято решение о банкротстве завода и выкупе активов вновь образованным юридическим лицом, подконтрольным ГК «Ростехнологии», - ОАО «НПО «Ижмаш», куда в течение 2012 года поэтапно принимались (через процедуру увольнения с предприятий группы «Ижмаш») работники.

Указанный период сопровождался неопределённостью с руководителями предприятия. М. В. Кузюк, пришедший на смену Гродецкому, проработал чуть больше года. Вместо него был назначен А. А. Косов, который также проработал около года. В начале 2013 года по решению ГК «Ростехнологии» на должность генерального директора назначен К. Д. Бусыгин.

Частая смена руководителей, которые, как правило, привозили с собой команду управленцев, не способствовала динамичному развитию предприятия. Позитивные сдвиги имелись, и они видны были невооружённым глазом: начала увеличиваться средняя зарплата по заводу, улучшались условия труда, появились социальные программы. Но, повторюсь, динамика положительных изменений оставляла желать лучшего.

К сожалению, приходившие руководители не придавали должного значения деятельности профсоюза. Наметилась тенденция к уменьшению численности членов первичной профсоюзной организации.

На этом фоне в середине 2012 года на ОАО «НПО «Ижмаш» Валерием Поздеевым был создан независимый профсоюз, своим заместителем он назначил Андрея Некрасова, который не являлся работником предприятия и, как я понял, был вдохновителем идеи создания независимого профсоюза. Какие цели преследовались инициаторами создания профсоюза, мне на тот момент известно не было.

В конце года Поздеев и Некрасов обратились ко мне, как руководителю отраслевого профсоюза оборонных предприятий с просьбой оказать содействие в деятельности общественной организации, так как вновь созданная общественная организация не находила поддержки трудового коллектива. Массового перехода работников предприятия под знамёна независимого профсоюза не произошло, численность членов организации оставалась крайне низкой.

В диалоге с ними я удивился тому, что молодые люди совершенно не владеют нормативной базой, регулирующей деятельности профсоюзов. Но, увидев их настойчивость в достижении заявленных целей, я согласился разъяснить им суть и цели существования профсоюзных организаций.

Созданный независимый профсоюз работников ОАО «НПО «Ижмаш» фактически дублировал функции действующей на заводе общественной организации, поэтому я в диалоге с Поздеевым и Некрасовым настаивал на необходимости ликвидации так называемого независимого профсоюза и слиянии профсоюзов в один, который бы защищал права работников предприятия под эгидой республиканского отделения «Оборонпроф». Однако мои предложения не находили поддержки у молодых людей. Возможность ликвидации независимого профсоюза они допускали только при условии назначения Некрасова и Поздеева руководителями профсоюзной организации.

- Чем деятельность независимого профсоюза отличалась от имевшейся на заводе общественной организации?

- Во-первых, это были молодые, энергичные люди, которые всеми своими действиями показывали, что хотят изменить ситуацию на заводе. Во-вторых, как я уже упоминал, меня не устраивала деятельность первичной профсоюзной организации. В случае объединения усилий двух профсоюзов получился бы симбиоз опыта и молодости, что, на мой взгляд, приносит максимальную эффективность.

- Что происходило дальше, как независимый профсоюз проявлял себя?

- Дальнейшие действия активистов независимого профсоюза не укладывалась в ранее достигнутые нами договорённости. Они начали проводить пикеты на проходных заводов в период нахождения на предприятии высоких государственных чиновников. В 2013 году на неустановленные источники финансирования ими был организован выезд группы работников в Москву, где у стен ГК «Ростехнологии» проведён пикет с требованием о снятии генерального директора завода. В средствах массовой информации была развернута кампания по освещению проводимых независимым профсоюзом мероприятий. Публиковались статьи, компрометирующие деятельность одного из крупнейших оборонных предприятий республики и его руководства.

Мне, как человеку, много лет проработавшему по профсоюзной линии, известно, что такой, как я бы его назвал, «силовой» подход в деятельности профсоюзной организации не способствует улучшению ситуации, а может возыметь обратный эффект.

Насколько мне известно, у завода возникли сложности с поставщиками. Начали распространяться слухи, что отдельные контрагенты отказывались работать с предприятием.

Я неоднократно встречался с Некрасовым и просил его прекратить заниматься политизацией деятельности профсоюза. Необходимо было наладить диалог с администрацией завода, заниматься социальными вопросами, вникнуть в существо проблем заводчан. Я выражал готовность оказать содействие в этом, но все мои доводы оставались неуслышанными.

Стали понятны цели и мотивы его создания. Чаяния работников завода ни руководителя независимого профсоюза, ни его заместителя абсолютно не интересовали. Их задачей было достижение личных материальных благ и получение широкой известности для, как я думаю, их последующей политической деятельности.

- Что вы имеете в виду?

- Из средств массовой информации я узнал, что в сентябре 2013 года было возбуждено уголовное дело. Некрасова обвинили в вымогательстве денежных средств у руководства завода.

- У вас были диалоги с Поздеевым или Некрасовым по поводу возбуждённого уголовного дела?

- Да, я общался на эту тему с Некрасовым. Он мне сказал, что его кто-то подставил. Поздеева же я не видел с середины 2013 года.

- Чем в настоящее время занят независимый профсоюз? Функционирует ли он?

- Из газет я узнал, что Некрасов, не дожидаясь суда, скрылся где-то за рубежом, был объявлен в международный розыск. Потом его задержали на Кипре и выслали в Литву. Сейчас он пытается добиться получения там политического убежища. Меня, конечно, забавляет мотивировка Некрасова о том, что его преследовали в России по политическим мотивам. Говорить о его фигуре как о политическом деятеле я не могу не только в масштабе Удмуртии, но даже Ижевска. Мне он больше напоминает Остапа Бендера в небезызвестном произведении «Золотой телёнок».

Кроме того, если мы говорим про политизированность преследования Некрасова, наличие возбуждённого уголовного дела в отношении заместителя руководителя профсоюза не должно было явиться причиной для отказа от заявленных на начальном этапе целей - добиться качественных изменений условий труда и благосостояния работников завода. Мне кажется, это должно было только подхлестнуть Поздеева и других членов организации на дальнейшие активные действия по претворению своих идей в жизнь. Однако после возбуждения уголовного дела каких-либо организационных мероприятий со стороны независимого профсоюза не проводилось.

Вот уже два года как я ничего не слышу про их деятельность. Складывается впечатление, что из механизма был изъят основной винтик, что привело к его остановке. Насколько мне известно, Поздеев уехал в Англию, проживает сейчас там. Наверное, тоже будет добиваться политического убежища.

А в целом меня разочаровала деятельность этой общественной организации. Все их лозунги так и остались на плакатах. Какой-либо реальной помощи ни один из членов независимого профсоюза не получил. На сегодня эта организация фактически прекратила своё существование.

Не могу не отметить то обстоятельство, что два последних года ОАО «Концерн «Калашников» показывает положительную динамику в своей деятельности. Значительно повысился уровень средней зарплаты на предприятии. Увеличивается численность профсоюзной организации, для её членов вводятся новые социальные программы.

- Резюмируя вышесказанное, что вы думаете по ситуации с Некрасовым?

- Чисто по-человечески мне грустно, что отдельные лица используют профсоюзную деятельность в личных, а иногда и корыстных целях. На примере «независимого профсоюза» НПО «Ижмаш» можно проследить цели и задачи общественной организации. На ум приходит известная русская поговорка: «Громче всех кричит «Держи вора - сам вор».

Кстати, прошу обратить внимание на государства, куда выехали руководители независимого профсоюза. Все мы знаем о «дружественности» существующих там режимов по отношении к России. Я уверен, что Литва с распростёртыми объятиями примет в свои ряды Некрасова. Интересно бы узнать, кстати, о его трудовой деятельности. Человеку скоро 30 лет, но что-то я не слышал о том, чтобы он сделал себе выдающуюся карьеру в чём-либо. Он сам мне рассказывал, что меньше года проработал журналистом в одной из местных газет, регистрировался индивидуальным предпринимателем. В остальное время, как я понимаю, человек не утруждал себя. Наверное, Литве такие нужнее!
1914
0