• $ 76.46 ↑
  • € 90.36 ↓

Как рождается месть?

Вы никогда не задумывались, как рождается месть? Является ли она производной уже свершившегося преступления или появляется сама по себе еще до него? Важна ли нанесенная обида-оскорбление для мстящего или он был готов  реагировать именно таким образом задолго до появления обидчика в его жизни? И совсем странное - появляется ли обидчик в нашей жизни случайно или мы сами неосознанно ищем его, в яростной попытке спроецировать на кого-то внешнего нечто наше внутреннее? В конце концов, рациональна месть или иррациональна, где и как искать ответ на этот вопрос?

Думаю, большинство из нас ответит на вопрос, не задумываясь: месть вторична, рациональна и появляется на свет, как реакция на уже свершенное преступление. Мы так привыкли, нам так удобнее и спокойнее. Удивительно только, что порой жгучее желание поквитаться с преступником появляется у нас внутри в ответ на известие о преступлении, совершенном не в отношении нас самих или наших близких. Суды Линча или традиция многовековой кровной мести тому подтверждение.

Возьмем совсем отвлеченное, зайдите в комментарии по новостной ссылке в соц. сетях, где обсуждают очередное преступление педофила. Народ еще ничего не знает, следователи еще ничего не выяснили, но комментаторы, особенно комментаторши, готовы растерзать упомянутого подозреваемого на части. Тут же, сразу, без суда и следствия. Они ничего не слышат, не читают, не анализируют и не сопоставляют. Они только брызжут слюной и кричат: - Убить педофила!! Кастрировать, убить и засадить за решетку.  Всех подряд по единому упоминанию. Ничего рационального, никаких отсылок к УК РФ, только животная жажда крови.

Попытаться возразить и успокоить - это приравнять себя к тому же педофилу и словить люлей от стаи разъярённых кавказских овчарок. Откуда столько ненависти? Личный опыт? Нет, отрицают. Сочувствие ли это погибшим-пострадавшим или нечто иное? Такое ощущение, что комментаторы были заранее готовы ненавидеть любого гипотетического преступника, но попался именно этот.

А что, если жажда мести наша основная функция, нечто вроде функции дыхания или сердцебиения, только психического уровня? Она входит в базовую комплектацию, живет в нас с рождения и спит в нас до поры до времени.  Как любая базовая функция, она присуща всем людям, а значит, локализуется в том, что К.Г. Юнг называл Тенью или коллективном бессознательным. Сон нашей Мести чуток, она легко пробуждается всякий раз, кода барьеры наших приобретенных личностных защит истончаются под воздействием накопления напряжения, повышения уровня фрустрированности наших желаний и натиска негативных внешних обстоятельств. Проще говоря, мы легко впадаем в жажду мести, когда нам самим некомфортно. Более того, всякий раз, когда нам плохо, нам хочется найти постороннего «козла отпущения», чтобы вылить на него помои своих нечистот. И чем более далек «козел отпущения» от наших проблем - тем лучше. Эффективная разрядка и никаких шансов осознать собственную проблему!

Но если жажда мести  часть Тени, то она должна оставить следы. Образные выражения в нашей культуре, мифологии. Архетипическое разговаривает с нами через сказки, мифы, сны и наше творчество. Поищем? Поищем, тем более копать долго не придется. Все плавает почти на поверхности, причем в самой известной нам греческой мифологии.

Так в ранних поэтических источниках  древних греков мы находим  Эриний, богинь мести и ненависти. Они родились от союза Нюкты и Эреба, союза Ночной Тьмы и Вечного Мрака. Союз этот вполне себе инцестный, так как Нюкта родная сестра Эреба, но, справедливости ради, они там все друг другу родственники, просто потому, что альтернативного  выбора у первых богов нет.

Помимо Эриний у Ночной Тьмы и Вечного Мрака была масса интересных деток: Морос (Погибель), Герас (Старость), Танатос (Смерть), Гипнос (Сон), Онир (Сновидения), Эрот (Любовь), Эрида (Раздор), Немезида (Возмездие), Азид (Бедствие), Стикс,  а также Кончина, Воздержанность, Дружба, Милосердие, Разнузданность. Не имена, а песня, согласитесь, песня добродетели и греха, песня надежд и разочарований, песня бренности бытия человеческого.  Замечу еще, что вся эта команда инфернальных греческих богов родилась задолго до появления людей, но досталась нам в наследство. Можно ли сказать, что это базовые наши проблемы? Почему нет.

В Римской мифологии, которая  многое содрала с греческой, Эриниям почти идентичны Фурии.

Количество Эриний у разных источников варьирует, от трех или девяти до тридцати тысяч. Позднейшие авторы вернулись к сакральной цифре три и дали Эриниям имена: Тисифона, мстящая за убийство, Алекто, непрощающая обиду и Мегера, вечная завистница. Внешне девушки соответствовали своим именам. Эриний изображали с волосами из разъярённых кобр и гадюк, с чёрной собачьей мордой вместо лица и крыльями летучей мыши. В таком ужасающем виде мстительницы преследуют любого человека за тяжёлые проступки, ввергая преступников в глубокое чувство страха, вины и безумие. Особенно часто такому преследованию подвергаются  мужчины, своими деяниями тяжко обидевшие женщину-мать, т.е убийцы и насильники, особенно пожилых женщин и детей.

Известно, что Эринии не были склонны разбирать детали свершенных преступлений, не подчинялись никаким человеческим законам и полностью игнорировали смягчающие обстоятельства. Только возмездие, только безумие! Они скучали без дела и почти радовались, когда кто-то  из этих мелких людишек кого-то убивал, насиловал или мучил. Периодически они ошибались, доводя до психоза не того, но чувством раскаяния или вины не мучились, какая ответственность, они же богини.

Улавливаете параллели? Это же наши комментаторши из криминальных новостей!

Интересно, что со временем мифологическая картина меняется. Более поздние авторы начинают связывать появление Эриний с первым преступлением в сонме греческих богов, а именно с отцеубийством. Когда Кронос ранил (убил или оскопил) своего отца Урана, капли его крови упали на землю и породили Эриний. Т.е когда боги были более древними и сонмом правили Матери, Месть  была иррациональна. Позже, когда пантеон богов становится очевидно мужским, Месть приобретает  причинно-следственное объяснение, она становится понятна и рациональна.

Почему так произошло? Можно предположить, что, во-первых, общество очевидно мужским и начало подгонять под себя даже мифические истории прошлого. Во-вторых, кастрационный комплекс для ранней мифологии не сильно актуален, так как был порожден во времена Великих Богинь, но становится значим, когда на арену выходят боги Мужчины. В третьих, мужское общество пытается институционализировать  месть и трансформировать слепую расправу в институт  справедливого и законного возмездия. Следствие, суд, вынесение законного наказания и контроль за его исполнением. Победа государственного права над обычаем кровной мести и победы патриархата над матриархатом.

Наиболее красочно эта тенденция обозначена в мифе о злоключениях царского сына Ореста. Когда он был ребёнком, его мать совместно со своим любовником Эгисфом убила отца героя, царя Агамемнона. Орест смог спастись и получил воспитание на чужбине. Став взрослым, он вернулся в Микены и по приказу Аполлона убил мать и Эгисфа, чтобы отомстить за отца. Эринии преследовали Ореста, не разбираясь в обстоятельствах. Аполлон смог лишь на время усыпить богинь-мстительниц, конец же преследованию положила Афина-Паллада, проведя первый в истории мифической Греции суд, суд над Орестом, в результате которого герой был оправдан. Эринии пришли в ярость, поскольку суд отнял их исконное право карать муками нарушившего закон. Однако Афина усмирила гнев богинь, убедив Эриний остаться в Аттике, пообещав, что все афиняне будут воздавать почести древним богиням. С тех пор как Эринии сменили гнев на милость и начали оглядываться на людские законы и суды, их стали называть Евменидами или Милостивыми.

Получается  Месть наша все же изначальна, иррациональна и слепа. Обуздать ее может создание правосудия, но даже тогда она успокаивается не у всех и не всегда. Особенно подвержены слепой мести именно женщины. Тисифона, Алекто и Мегера живут в каждой представительнице слабого пола.  Чем дама более дама, чем менее пользуется свои умом и более полагается на чувства, тем глубже Фурии овладевают ее сутью и активнее руководят ее жизнью.  Юнг называл таких женственных женщин-женщин архаичными.  Кстати, эти женщины невероятно сексуальны и темпераментны, доступны и призывны, только жаждут они не любви, семьи и детей, жаждут они изощренной мести - истощить мужчину постелью. Берегитесь, мужчины, особенно сексисты, Эринии дочери Темной матери и всегда верны ей!

Источник

 

 

 


* Заметки в блогах являются собственностью их авторов, публикация их происходит с их согласия и без купюр, авторская орфография и пунктуация сохранены. Редакция ИА «Сусанин» может не разделять мнения автора.

4538
0