• $ 75.86 ↓
  • € 90.46 ↓

Чисто женская аллергия

Когда я была маленькой, у меня тоже была бабушка, вернее две. Бабушка Соня и бабушка Вера. Бабушка Вера была вполне мною довольна. Я выросла у неё на руках, всегда хорошо кушала кашу, была любознательной, самостоятельной и сообразительной, никаких других требований у простой казачки к внучке не было. Зато я часто огорчала бабушку Соню.  Я вечно не сидела на месте, убегала, везде совала свой любопытный нос и постоянно просила прочитать сказку «Три поросенка», чем радикально отличалась от моего послушного брата. Сегодня я хочу рассказать именно о ней. Звали её София Яковлевна Осколкова, именно София, а не просто Софья. Моя мама никогда не фамильярничала со свекровью, никаких вам «мама», боже упаси! Обращалась к ней всегда на Вы, по имени-отчеству. Получалось, правда,  Софьяковлевна и я долго думала, что это у нее имя такое замысловатое.

Особенно её огорчали мои пунктуация и орфография. Дело в том, что бабушка Соня была преподавателем русского языка и литературы для старших классов средней школы. Заслуженным преподавателем УР, между прочим, а не простой учительницей. Поэтому на счет моей грамотности она была абсолютно права, с грамотностью у меня всегда были сложности, особенно со знаками препинания и сложноподчиненными предложениями. Но не об этом сегодня, у Софьяковлевны были и другие замечательные особенности характера, она была  истинный борец  с домашней женской работой. Во-первых, она практически не готовила для своей семьи, этим чаще занимался дед или общепит. А во-вторых, у бабы Сони была совершенно особая форма аллергии на все моющие средства одновременно, даже на соду. Поэтому она еще и не убиралась и не стирала.

Только не подумайте, что речь пойдет о самой банальной экземе или сыпи. Нет. Кожа рук у бабушки была ухоженной и чистой. Без крема и каких-либо особых косметических процедур. Жила-то она в советские времена, в глухом Сарапуле, была свидетельницей революции, гражданской и Великой отечественной войн. Пережила красный и белый террор, годы репрессий и голодную студенческую юность в погибающей от последствий коллективизации Украине. Много видела, много пережила, много работала, но сумела сохранить при этом совершенно «барские» замашки.

Проявлялась бабушкина аллергия на стирку-уборку в том, что при одном упоминании об этих милых, типично женских развлечениях у неё начиналась боль в желудке и понос. Естественно, проверить это никто не мог, да и зачем? Понос так понос. Благо, что в те далекие времена про такую редкость как аллергический дерматит, ринит, конъюнктивит или что-то вроде этого мало кто знал. Это была редкостная болезнь, приписываемая изнеженным и интеллигентным особам, поэтому можно было свободно варьировать местом приложения аллергической симптоматики. На бабушкино усмотрение.

А началась бабушкина аллергия как и положено, в детстве. Она выросла в среднестатистической  мещанской семье уездного  города Сарапула. Мой прадед, её отец, был провизором аптеки, прабабушка – помощником провизора. Семья имела большой деревянный дом с огородом. И у моей бабули было два брата, старший и младший. Догадываетесь, кому приходилось делать львиную долю работы по хозяйству, учитывая, что родители были заняты в аптеке, а мальчикам это не камильфо? Зачем нанимать домработницу при имеющейся в семействе подросшей дочери?

Годам к десяти бабушка помогала родителям по полной программе: хлопала половики, вытирала пыль, драила самовар толченым кирпичом, чистила печи, таскала воду, мыла посуду и полы, участвовала в приготовлении еды на кухне, в  то время, как братья играли на улице. Послаблений на счет учебы моей бабушке не делалось, более того, она должна была  следить за учебой младшего брата. Никто ничего несправедливого в подобном воспитании не видел, ведь девочку готовили к будущей семейной жизни.

Допускаю, что Софьяковлевна могла что-то приукрасить в описании своего «тяжелого» детства. В конце-концов, не на улице росла, а в очень приличном доме, у зажиточных и уважаемых в городе родителей. Была сыта, обута и вполне симпатично одета. Умела шить, вышивать, вязать на крючке. Физическим наказаниям не подвергалась, во всяком случае, бабушка ни разу об этом не рассказывала. В школу ходила наравне со своими братьями, подружки тоже водились. Да какие! Из богатых семей Сарапула, дочки фабрикантов и купцов. Но как-то именно тогда в юной девичьей голове возникла и оформилась идея избавиться о перспективы заниматься нудной и тяжелой домашней работой раз и навсегда.

Насколько мне известно, странная болезнь бабы Сони дебютировала почти одновременно с началом замужней жизни. Вышла она замуж по тем временам поздно, в 27 лет, получив высшее образование и проработав какое-то время педагогом, т.е будучи самостоятельной и финансово независимой. Кстати, это было традицией женщин нашего рода, такое ощущение, что  они тянули свои девические годы из последних сил и сдавали позиции только в угоду традиции, прикрываясь различными мифами и сказками, как то отсутствие подходящих кавалеров или внешнюю малопривлекательность.

Так вот, если до вступления в брак София Яковлевна была вполне самодостаточна, то со сменой фамилии она сразу «разучилась» готовить, стирать и убираться в доме, заболев своей замысловатой болезнью. «Официальной» причиной категорического неприятия организмом бытовых работ был «слабый желудок» или атрофический гастрит. Бабушка пила всю жизнь пепсидил и очень аккуратно подходила к вопросу питания, но никаких наблюдений у гастроэнтерологов , желудочного зондирования или ФГС.

Но как-же семья, как-же стирка, уборка и готовка, неужели можно обойтись без этого в обычной жизни? Нельзя конечно, никто в бабушкиной семье не ходил голодным и грязным. Просто все решалось альтернативными, нестандартными путями. Но давайте по порядку.

Стирка. В начале, все грязное белье приводилось в порядок у частной прачки, за небольшую плату. С появлением химчисток-прачечных стирка была переложена на барабаны машин-автоматов. Да-да-да, сдавалось все: мужские рубашки, нательное и постельное белье, халаты и прочие вещи, иногда даже носки. Бабушка только успевала нашивать бирки с номерами. Гладилось все там-же. Особо ценные предметы одежды, обычно бабушкины платья и блузки, стирались вручную, все у той-же частной прачки. Не надо фыркать, белье в государственных советских прачечных простирывалось вполне сносно, не портясь. То ли порошки были другие, то ли ткани более качественные. Многие из тех постельных принадлежностей перешли потом ко мне, по наследству и до сих пор «живы». Мужчин все вполне устраивало.

Уборка. Ну, тут вообще никто и никогда не заморачивался. Поэтому обычно в доме был бардак. «Зато все нужное на виду», под рукой. Основательная уборка производилась лишь по поводу ожидаемого визита гостей и к большим праздникам. Генеральную-же, весеннюю чистку дома, включая мытьё стен, зеркал и окон, делала какая-нибудь соседка за денежное вознаграждение. Ремонт в советские времена затевали нечасто, но и тут исключительно силами «наемных рабочих». Кстати, дед тоже никогда не копал огород и не таскал тяжести т.к. для этого всегда находился «специальный мужик».

Готовка. Опять же без проблем. Бабушка с дедом много трудились и ели на работе. В столовой. Не надо морщить носы, не надо! Оба были педагогами, а в советские времена в детских общеобразовательных учреждениях питание было вполне сносным.

Пока была жива прабабушка, кормежкой внука занималась она, после её смерти отец был достаточно взрослый, чтобы самостоятельно сварганить себе пропитание. Праздничный-же стол полностью брал на себя дед и получалось у него это совсем неплохо. Например, Новый год у меня ассоциируется вовсе не с салатом оливье и пельменями, а с истинно русским рождественским гусем и печеными яблоками. Гусь этот всегда покупался на рынке, заранее, и получался в исполнении деда очень нежным и нежирным. Много раз, уже во взрослом состоянии я пыталась есть нечто аналогичное в «чужом» приготовлении и пришла к выводу, что гусь абсолютно несъедобная для меня еда. Пельмени дед тоже готовил, да еще как! Фарш был рубленный сечкой в специальном корыте, а не провернутый на мясорубке.

Никто не возмущался таким положением дел! Я не помню, чтобы бабушка с дедом ругались. Прожили вместе более 45 лет, воспитали сына. Софьяковлевна предпочитала работать дополнительно, заниматься репетиторством, сдавать излишки жилья внаем, т.е. любым способом зарабатывать деньги, но только не хлопотать по хозяйству. Аллергия вещь серьезная. Замечу еще, что ни на шерсть кошек-собак, ни на герань или духи болезненных реакций у бабушки не было. Она вообще отличалась крепким здоровьем.

Конечно, близкое окружение было в сомнениях. Мама постоянно твердила папе, что свекровь просто прикидывается, хотя спорить с Софьяковлевной в открытую избегала. Мама тоже ненавидела домашнюю работу, но мучилась чувством вины в связи с этим. Бабушка же абсолютно не страдала от своей бесхозяйственности. Болезнь давала ей 100% алиби.

Оценить в полной мере степень женской хитрости ( с оттенком мудрости ) моей бабули я смогла лишь достигнув приличного возраста, где-то годам к сорока. Без крика, слез, страданий, скандалов и разводов ей удалось основательно перепланировать классическое мужское восприятие женщины в сторону настоящего равенства полов. Феминистки должны поставить бабушке Соне памятник: все мужчины у нас в роду умеют вполне прилично готовить, никаких разборок по поводу невкусных борщей и глупых звонков на работу: «Когда ты придёшь, я тут голодный сижу!!» В нашей семье всегда была стиральная машина, от примитивной «Камы» до полностью автоматического «BOSH» и руководил стиркой отец, абсолютно не стесняясь. За бардак в квартире тоже никто никого не ругал, наоборот, отец всегда возмущался, когда я затевала уборки. Он ничего не мог потом найти. Все женщины у нас всегда работали, хотя продолжали мечтать о еще большей свободе. Нет предела совершенству!

Уже после смерти деда выяснилось, что бабушка может делать все сама. Например, жарить очень вкусные блинчики на специальной маленькой сковородке, готовить домашний творог, даже стирать вещи детским мылом. Хотя и тогда она продолжала вовлекать в процесс ведения домашнего хозяйства посторонних, обычно это была я. Сопровождалась моя уборка в ее квартире рассказами о сложных семейных взаимоотношениях многочисленных бабушкиных знакомых. Я прочно усвоила эти уроки, видимо, поэтому так и не вышла замуж.

И еще один замечательный факт из жизни бабушки Сони. Она родилась 8 марта 1908 года. В Международный день борьбы за права женщин и международный мир. Исторически он появился как день солидарности трудящихся женщин в борьбе за равенство прав и эмансипацию. Выяснилось, что бороться за права  можно не только митингами и демонстрациями.

Источник

 

 

 


* Заметки в блогах являются собственностью их авторов, публикация их происходит с их согласия и без купюр, авторская орфография и пунктуация сохранены. Редакция ИА «Сусанин» может не разделять мнения автора.

6899
0