• $ 71.23 ↓
  • € 80.27 ↓

Педагог-жрец

Сегодня подслушала классную мысль, которая волшебным образом сложила паззлы многих размышлений, дискуссий и недоумений по поводу того, почему в нашем образовании все так печально. Спасибо alex_morlin )

Мы привыкли сетовать на тупость, продажность и оторванность реформаторов нашей системы образования от реальной жизни и конкретной школы. При этом думающие и, главное, делающие люди во все времена отмечали, что не так уж плохи эти реформы. Что чем дальше, тем больше, казалось бы, возможностей у конкретных специалистов на местах творить и по-хорошему вытоворять. ЕГЭ? Не буду далеко ходить за примером и как мама не очень любимого учителями ребенка скажу: ЕГЭ - это хорошо! Если бы не он, не видать моему сыну приличного аттестата. А так, учителю пришлось с учетом третьего результата среди всех выпускников по этому предмету поставить в аттестат хорошую оценку. Тогда еще "переводили" баллы в школьную отметку. Новые стандарты? Так они и вовсе хороши - столько возможностей для реализации амбиций конкрентного учреждения! Это я как администратор утверждаю. И учебный план можно составить с учетом того, что хотим получить на выходе, и программу развития написать, какую хотим, и много чего еще. Так чего же не хватает? Почему от всех этих реформ становится только хуже? Учителя все больше жалуются. Родители все больше впадают в школьные неврозы. А дети все меньше любят школу и все меньше и меньше знают.
Мысль, которую высказал коллега, по сути раскрывает глубинный механизм того, почему мы хотим как лучше, а получаем даже не как всегда. И дело не в министрах и даже не в директорах. Дело в самих учителях и их культурной, исторической и социальной роли. Если посмотреть на всю эту историю с точки зрения теории эволюции, становится понятным, что учительству, как классу, грозит вымирание. И все, что происходит в современной школе (конкрентной школе! а не абстрактной сущности) - это борьба за выживание целого социального пласта нашего общества.

Кем был учитель до конца ХХ столетия? Он был сродни жрецу - посредником между необразованным ребенком (простым смертным) и знанием (богом). Учитель имел исключительное право на обладание, толкование и передачу этого знания. Сегодня это знание можно получить любым способом и чаще всего минуя учителя. Информация попадает практически сразу в мозг ребенку. И он со всей своей пластичностью и восприимчивостью усваивает ее почти мгновенно. В итоге современному учителю надо знать так много, а соображать так быстро, что среднестатистическому педагогу становится некомфортно в этой жесткой конкурентной среде с открытым пространством информации.
Ведь, посмотрите! Нашего малыша упорно учат писать в прописях палочки и крючочки. Ругают за помарки, снижают оценки за плохой почерк и выговаривают родителям на собраниях. Но ведь жизнь ушла далеко вперед. И каллиграфия становится искусством, творчеством, времяпрепровождением, но никак не практическим навыком, без которого невозможно прожить. Сто лет назад неумеющий писать был отсталым, а овладевший навыком письма мог претендовать на что-то большее. Сегодня умеющий писать красиво не приобретает никаких конкурентных качеств. А вот невроз приобретет вполне вероятно. Для нашего современника "дружба" с клавиатурой ноутбука и скорость печатания становится важнее, чем навык ручного письма. И так можно практически про любое традиционное школьное умение. Но если письмо становится хобби, "развивашкой", зачем тогда нужен строгий учитель?

И что же делать в этой ситуации учителям? Сделать так, чтобы ребенок не смог без них. Поэтому мы начинаем рано учить детей читать, чтобы отбить у них любое желание читать и чтобы потом он уже  без учителя не мог осилить любой мало-мальски сложный текст. Мы пугаем родителей экзаменами, чтобы ни у кого даже сомнения не было, что ребенок может сам освоить необходимый объем информации и ему всего-то и надо показать пару приемов обработки этой информации, да подсунуть пару приличных ресурсов, где все это можно найти без особого труда, да еще обеспечить ему интересное общение, чтобы ему еще и хотелось все это изучать.

Учительству грозит забвение. И учительское сообщество активно этому сопротивляется. А вот с этим не справится никакая реформа образования. Нельзя "переложить мозг" учителю. Невозможно указом или приказом заставить учителя развиваться, меняться, эволюционировать. Учитель сегодня уже не транслятор знания. А кто? Что он может? Что он должен делать, чтобы сохранить себя в профессии? Он должен стать для ребенка совершенной моделью взрослого, способного с легкостью фокусника извлекать нужное знание, с непринужденностью жонглера оперировать данными и с талантом режиссера создавать уникальную пьесу чего-то нового. Но это уже другая история. И она не про жреца, а про "бога".
Сегодня же идет борьба за сохранение вида "традиционный учитель". При этом вся наука и техника последних десятилетий нам говорит (да, кричит!), что вид этот становится абсолютным раритетом. И это не вина, конечно, конкрентного учителя - его так учат в школе и в ВУЗе. Это беда нашего общества, не способного честно посмотреть новой жизни в лицо.

Источник: ЖЖ


* Заметки в блогах являются собственностью их авторов, публикация их происходит с их согласия и без купюр, авторская орфография и пунктуация сохранены. Редакция ИА «Сусанин» может не разделять мнения автора.

2004
1