Закрыть

У каждого поколения должны быть свои стропы

В старшей школе я хотела стать стюардессой. В 15 лет туда тянет по трём причинам: во - первых, это форма, и тут не нужно объяснений. Во - вторых, у всех стюардесс газировки и взлётных карамелек сколько хочешь, и это тоже понятно. В - третьих, в стюардесс всегда влюбляются смелые лётчики.

А вот тут нужно объяснить. Не просто лётчики, а как в фильме «Экипаж». Помните? Он ее любит, она его тоже. Она приходит к нему домой. У него там цветомузыка, рыбы в аквариуме. Она красиво разлеглась на диване ... ну и все такое.

А потом, в конце фильма он, обмотанный бинтами и пассажирской одеждой, спасает белоснежный лайнер. А когда самолёт садится, она лежит на мокром асфальте и плачет под ливнем, а он ее успокаивает. А она говорит: «Уйди от меня». А сама думает: «Только не далеко». Вот, скажите, какой девочке всего этого не хочется? Ну вот, вы же меня понимаете.

Про стюардесс мы знали мало. Нам рассказывали историю Нади Курченко, которая героически встала против бандитов. Я знала, что она из Глазова и что в раннем детстве меня возили к ней на могилу в далёком южном городе.

Кто - то из мальчиков нашего класса сказал, что самый легкий путь в стюардессы - это прыгнуть с парашютом. Тогда возьмут точно. Я знала, что прыгают в Пирогово. Само словосочетание «прыгнуть с парашютом» для меня было очень легким, как взять мячик и спрыгнуть со ступеньки.

Я отправилась искать аэроклуб. Одна. Без подружек.

Автобус остановился на окраине города. А дальше начинался унылый индустриальный пейзаж, мухи, пыль и палящее солнце. Идти по дороге и наблюдать все это - сущее наказание. Но пройти этот путь надо, потому что потом упираешься в ворота, на которых какие - то таинственные символы. А за ними совершенно другой мир.

Эти ворота были, как двери в Нарнию. Для меня они беспрепятственно открылись. Я шла по дорожке и видела удивительную картину. Справа, за деревьями стояли самолёты и, по- моему, вертолёты. Все это было настоящим.

Но самое удивительное, что я не встретила ни одного человека. Слева было небольшое здание. Я зашла. И в нем ни души. В этом здании находились таинственные конструкции на брезентовых лентах. Они были похожи на качели в нашем дворе. Я даже попробовала их раскачать.

Все там было необычным. Даже запах. Он был какой - то основательный и сочетал в себе табак, кожу, крем для обуви, бензин.

И тут я услышала голос.

- Здравствуйте.

- А вы кто?, - спросила я.

- Аникеев.

Почему я так запомнила эту фамилию? И еще то, как он выглядел. Невысокий, пружинистый, крепкий, сильно загорелый человек, с очень пристальным и внимательным взглядом. Коричневая лётная куртка, вся в потёртостях, трещинах и морщинах. По всему было видно, что он здесь главный.

- Мне надо прыгнуть с парашютом, чтобы меня взяли в стюардессы.

- Ну, пойдем, покажу.

Я не помню всего, что он показал и рассказал. Я видела какие - то приспособления, детали, механизмы, схемы и плакаты. Мне показали настоящих курсантов и даже угостили в столовой стаканом молока с белым хлебом.

Но больше всего меня тогда поразило небо. Я подняла голову и увидела его через ветки высоких деревьев. Оно было огромным, безграничным и очень голубым.

- Сколько тебе лет?

- Восемнадцать.

- А весишь сколько?

Я тогда его обманула. Конечно, он это понял, поэтому и сказал:

- Ты знаешь, сюда не берут тех, кто врет.

Из того путешествия мне запомнились два слова: Аникеев и стропы. Оба этих слова заслонили мою бестолковую романтику и легкомысленность. Стропы и Аникеев - это значит очень ответственный путь к мечте, это что - то очень надежное, что никогда не рвется. А еще я поняла, что все эти люди, которые говорят слова крылья, фюзеляж, шасси, кольцо, купол - все они особые, сильные и пахнут небом.

Я больше никогда в жизни не видела этого человека. Несколько раз я проезжала мимо почти умершего аэроклуба. И только однажды над ближайшей деревней пролетел маленький самолёт без парашютистов. Может быть, он летал для того, чтобы размять крылья и не забыть чувство полета. Он летел низко, так, что можно было увидеть летчиков. И вся эта картина походила на кадры из фильма Кустурицы.

Потом я узнала, что много настоящих героев сделали свои первые шаги в небо в этом аэроклубе.

Сегодня наши мальчишки Антон и Богдан взахлеб рассказывают о своих первых прыжках с парашютом и полетах в аэротрубе.

«Да вы не бойтесь, Ольга Николаевна. Там воздух сам держит, там не страшно, вы сможете», - хвастаются они мне. Есть в этом трепетная забота наших подросших мужичков. А еще есть восторг от полетов и мальчишечья удаль.

Двери в небо нашим ребятам сегодня открывают «Полет журавлика» и Миша Шамшурин, аэротруба и инструкторы, например, Дима, тот самый, который с эрокезом и татуировками.

А мне все это очень нравится, потому что что у каждого поколения должны быть свои стропы и свой Аникеев.

Источник

 

 


* Заметки в блогах являются собственностью их авторов, публикация их происходит с их согласия и без купюр, авторская орфография и пунктуация сохранены. Редакция ИА «Сусанин» может не разделять мнения автора.

4424
0

 

 

 


?>