Закрыть

ГОЛГОФА

Эту историю рассказал мне Юрий Борисович Шерстнев, заслуженный артист России. В кино он играл злодеев: палачей, бандитов, воров в законе. Таков был типаж. Но я его знала другим.

Мы дружили с ним очень нежно. Это он первый назвал меня феей. «А что вы читаете сейчас?», - спрашивал он иногда в наших разговорах по видеосвязи. И тихонечко «подсовывал» мне очередную книгу, которую непременно нужно было прочесть.

Однажды, в разговоре о книге «Мастер и Маргарита», он рассказал мне о съёмках одноимённой картины. В фильме Юрия Кары собрался весь цвет: Михаил Ульянов, Валентин Гафт, Лев Дуров, Анастасия Вертинская, Александр Филиппенко, Александра Захарова - все звезды. Юрий Борисович сыграл Афрания — начальника тайной стражи при прокураторе Иудеи Понтии Пилате. Он считал своего персонажа человеком незаурядным.

Рассказчиком Юрий Борисович был потрясающим. Он описывал так, что можно было явно представить события, которые происходили в далёком Иерусалиме. Я слушала и видела все: узкую улочку, по которой пролегал путь Иисуса Христа к месту казни. Я видела, как Он нес свой крест, как останавливался, если мог и как нелепо, неуклюже и страшно бежал Левий Матвей - Лев Дуров, пряча нож, чтобы успеть спасти Христа от страданий.

Но главным потрясением для меня стал рассказ о том, как снималась сцена распятия. Роль Иешуа в этом фильме сыграл Николай Бурляев. На съёмках стояла жара почти 50 градусов. Для того, чтобы понять суть страшной казни, актер пробовал висеть на кресте. И тогда кто - то из съёмочной группы подходил и подставлял голову, чтобы можно было опереться ногами и вдохнуть воздух. И все равно актер не выдерживал. Режиссер Юрий Кара вспоминал: «Я тоже хотел попробовать, но увидел, как изменился на кресте истовый Бурляев, не решился». Никто из съемочной группы не мог подойти и проткнуть копьем сердце Иешуа.

Я пересказываю лишь то, что сохранилось в памяти. Рассказ Юрия Борисовича о съемках много лет назад показал весь ужас этой позорной казни и ту силу духа, которая преодолевает физические страдания. «Это страшная казнь, человек не может подтянуться, чтобы сделать вдох, он задыхается», - тихо говорил Юрий Борисович.

По - моему, тогда я сделала свой первый осознанный шаг в храм.

Юрий Борисович не считал себя верующим человеком. По крайней мере, в наших разговорах эту тему он обходил. Но всякий раз я вспоминаю с благодарностью актера, который играл разбойников и злодеев в кино, а в жизни показывал мне правильную дорогу туда, к свету.

Источник

 

 


* Заметки в блогах являются собственностью их авторов, публикация их происходит с их согласия и без купюр, авторская орфография и пунктуация сохранены. Редакция ИА «Сусанин» может не разделять мнения автора.

619
0