• $ 75.81 ↑
  • € 89.89 ↓

Ко Дню нефтяника

День работников нефтяной и газовой промышленности отмечается ежегодно в первое воскресенье сентября согласно указу Президиума Верховного Совета СССР «Об установлении ежегодного праздника «Всесоюзного Дня работников нефтяной и газовой промышленности» от 28 августа 1965 года.

В жизни мне посчастливилось с 2000 по 2008 годы работать руководителем юридической службы самой крутой на тот момент компании – ОАО «Удмуртнефтепродукт».

Сейчас буду напрягать память. Напомню, что на тот момент более или менее в центре города автозаправочных станций почти не было. Видимо, какие-то стандарты советских времен. Была АЗС № 4 на пересечении улиц Удмуртской и Дзержинского (почему-то в народе называлась «милицейской»). АЗС Компании «АСПЭК» на Холмогорова и все. АЗС №100 и 101 на Воткинском шоссе (где находился Автотехцентр «Навигатор») были уже на тогдашней окраине Ижевска. В 2000 году, уже при новой команде «Удмуртнефтепродукт» под руководством Андрея Эдуардовича Осколкова и Андрея Васильевича Шутова, была введена в эксплуатацию АЗС №98 на К.Либкнехта.

Наряду с реконструкцией существующих АЗС, расположенных на всей территории республики (одна даже была в Кировской области), руководством была поставлена задача расширять сеть АЗС, особенно в черте города Ижевска. А где? Свободных участков в городе не было. Началась многолетняя гонка с конкурентами по поиску новых мест под строительство новых АЗС. Как говорил Акела из «Маугли» и зам. по капстроительству Михайлов Александр Петрович: «Это была славная охота!».                 

Алгоритм был примерно следующий. Находился интересный участок, как правило, это был частный сектор, выходящий на магистраль, проводилась подготовительная работа по возможности строительства там АЗС, а дальше… А дальше было самое интересное. Нужно было приобрести права на интересующий нас участок. В советское время дома и земельные участки просто изымались для государственных нужд, а людям предоставлялись квартиры согласно нормативам. По рассказам людей, заставших эти времена, не обходилось без злоупотреблений. В домовую книгу, главный документ на частный дом, вписывались родственники, дальние и близкие, и все прописанные получали жилплощадь. Настал капитализм и демократия. Никто никого просто так не расселял. Но появились собственники земельных участков, на которых были расположены частные дома, и с ними уже нужно было договариваться о выкупе этих участков. Они могли запросить за свою собственность любую, даже фантастическую цену. И воля покупателя, соглашаться на эту цену или отказываться. Как правило, люди были адекватные. И просили квартиры соразмерно числу членов своей семьи. Видимо, сказывалась еще советское воспитание. Но были и забавные моменты. Расселяли дома на улице Орджоникидзе, домов пять-шесть, напротив ТЦ «Атлантида». Народ был в целом очень рад переехать из этого «медвежьего угла» в благоустроенные квартиры. Была одна бабулька – божий одуванчик. Переговоры.

– А Вам, бабушка, на выбор однокомнатная в «ленинградке» или двухкомнатная в «четыреста шестьдесят шестой серии».
– Да, сынки спасибо, а Павлику?

Мы ошарашенно:

– Какому Павлику? Вы же одна тут прописаны и живете.
– Павлик – внук мой, он с женой плохо живет. Она его из квартиры выгонит, он куда пойдет? Павлику тоже, или не поеду.

Пришлось и Павлику «однушку» покупать. А в компании долго гулял мем «А Павлику?», что означало несколько завышенные требования контрагента.

Разные были истории. Смешные и не очень. Очень обидно за людей было, когда осваиваешь какой-то участок, а там брошенный дом или вообще пустырь с остатками какого-то строения. Через некоторое время, увидев, что в их бывших владениях что-то происходит, приходят люди с домовой книгой.

– А мы тут прописаны, выделяйте нам жилплощадь.
– А вы землю приватизировали?
– Нет.
– А как же мы вам будем квартиры предоставлять?
– Но мы же тут прописаны были.
– Но тут даже дома не было. Вот фото разрушенного дома на этом месте.

И уходили люди ни с чем, затаив обиду. А надо было просто озаботиться приватизацией земельного участка и потом «вить из нас веревки». Даже судов по таким случаям не было. Видимо, хватало одного обращения к юристам и им объясняли, что обязательств предоставить им компенсацию за их бывший дом нет.

Коллектив очень молодой был. Работали весело и азартно. Судились с антимонопольным и ВСЕГДА выигрывали. Судились с налоговой и ВСЕГДА выигрывали. Судились с жильцами домов, которые хотели больше, чем положено, и ПОЧТИ всегда выигрывали. В этот ПОЧТИ (единственный раз), когда мы проиграли в суде жителям дома, который, по нашему мнению, не входил в санитарно-защитную зону АЗС, а жильцы считали, что расселить их мы должны. На этом деле я познакомился с замечательным человеком и одним из самых талантливых и авторитетных адвокатов Ижевска – Ажимовым Виктором Павловичем. Он представлял интересы жильцов (а точнее, там жили его родственники, и он по-родственному их защищал). На суде на мои выкладки про санитарно-защитную зону, цитаты СанПина и ссылки на судебную практику он сначала, по просьбе судьи, помог ему с правильным определение нормы из другого дела, а потом ошеломил меня в своем выступлении в Верховном суде вольной цитатой К. Маркса: «Нет такого преступления, на которое не пошел бы капитал ради 300% прибыли». Потом долгие годы меня связывали очень добрые, деловые и человеческие отношения с ним и руководителем его коллегии Атласом Нурисламовичем Морданшиным. Но прав, Виктор Павлович, по тому делу все-таки был я, мне кажется)))

На дворе начало двухтысячных. Рост ВВП страны – двузначные значения. И мы чувствовали, что и мы вносим в это свой вклад. Строились новые современные АЗС, старые реконструировались, из обшарпанных будок они превращались в бело-синих красавиц с навесом, почти повсеместно с тёплым туалетом, горячей водой и туалетной бумагой.

Мы креативили во всем, разыгрывали на АЗС мгновенные лотереи. С еженедельным призовым фондом, помимо всего прочего, – ААААААвтомобиль!!! «Ока», конечно. Но и это было круто и ново. Вводили новые системы оплаты – талоны, потом карточки, и много чего, острая конкуренция с «заклятыми друзьями» из «АСПЭК» не давала стоять на месте.

Коллектив компании был очень дружный. Весело отмечали вместе все праздники. Молодежью выезжали на пикники. Проводили спартакиады между коллективами нефтебаз. Однажды меня от руководства компании (это когда участвуют директора нефтебаз и кто-то от управления) поставили на лыжню и сказали бежать, а я последний раз стоял на лыжах в школе на уроках физкультуры. Надел казённые лыжи. Встал на лыжню, рванул, оказалось, не в ту сторону, был остановлен, направлен в нужное направление. Пробежал. Выматерился. И упал практически замертво. На понедельничной утренней еженедельной планерке был удостоен звания «Героя Компании», хорошо, что не посмертно. Этот забег долго считался корпоративной легендой.  

Всегда очень весело отмечали «День нефтяника», там воспоминания больше по категории 16+. Все, невзирая на ранги и возраст, очень лихо отплясывали. Веселились. И редко кто доживал до горячего. Есть, что вспомнить. Так как я был самый молодой из комсостава, моя очередь говорить тост была где-то в конце, и надо было сохранить форму для его произнесения. Сначала я терпел, а потом придумал тост, который стал универсальным на любой праздник, и в последующем моей фирменным:

«Поздравляю всех работников нефтяной и газовой промышленности с профессиональным праздником! Желаю: Счастья! Здоровья! Удачи! Любви! Семейного и (это надо хором) МАТЕРИАЛЬНОГО благополучия!!!»

 

Источник


* Заметки в блогах являются собственностью их авторов, публикация их происходит с их согласия и без купюр, авторская орфография и пунктуация сохранены. Редакция ИА «Сусанин» может не разделять мнения автора.

9731
0