• $ 65.62 ↓
  • € 72.83 ↓

Благими намерениями вымощена дорога в ФАС

«Надежда и pia desideria» 
Приятная пьеса в четырёх частях.

***
Действующие лица:
Немезида, богиня возмездия.
Дельта-Δ и Дельта-Σ, простые вольные строители.
Магистериум, правительство региона.
Эдукацион, главный по образованию, подчиняется Магистериуму.
Эйкономика, главный по экономике, подчиняется Магистериуму.
Конструкцион, главный по строительству, подчиняется Магистериуму.
Сарапулус и Завьяловус, местные магистраты.
Ареопаг проходит на окраине городища Ижкар в 9-й день месяца адара в год 7527 от Сотворения Мира.
***

Предыстория ареопага в том, что Немезида заподозрила Магистериум в нарушении конкуренции при строительстве детсадов (https://susanin.news/udmurtia/incidents/20190116-258508/).
***

Действие I
Немезида и Дельта-Δ.

Немезида: Дело мы возбудили против Магистериума и Дельта-Σ с Дельта-Δ по признакам нарушения статьи 16 Закона «О защите конкуренции». Все 15 детсадов в республике как-то одновременно застройщики решили построить именно по инвестпроекту. На примере строек в Zavyalovus и Sarapulus, полагаем, что схема через инвестпроект была применена, чтобы провести сделку без торгов. Согласны ли вы с такой формулировкой?

Дельта-Δ: Не согласны! Никто не запрещал нам взять этот участок. Мы просто собрали пакет документов и подали их Эйкономике. После окончания строительства хотели самостоятельно вести здесь образовательную деятельность, получив соответствующую лицензию. В наших планах было строительство коммерческого детсада.

Немезида: Для поиска земельных участков обращались ли вы в органы местного самоуправления, а не сразу к Эйкономике?

Дельта-Δ: В органы местного самоуправления для аренды участка не обращались. Другие варианты не рассматривали. В итоге мы здание построили, ввели в эксплуатацию в 2018 году, но продали магистрату, а не стали вести образовательную деятельность.

Немезида: Но почему же не стали вести столь благую работу?

Дельта-Δ: Главная цель нашей организации – получение прибыли.

Немезида: Пока вы возводили, кому-то отчитывались о ходе работ?

Дельта-Δ: Кроме стройконтроля никто не спрашивал и не контролировал нашу работу. Ни Эдукацион, ни кто-либо ещё.
Немезида: Хорошо, но получили ли вы прибыль от продажи? Пожертвовав возможностью создать здесь образовательное учреждение.

Дельта-Δ: Выгода от продажи есть, но сейчас не скажу, каков её размер.

Входит Дельта-Σ.

Немезида: Расскажите, как вы нашли участки земли для возведения детсадов?

Дельта-Σ: На кадастровой карте нашли мы эти участки. У нас такая же история. Наша стройорганизация также построила и продала в ответ на предложение местного магистрата.

Немезида: Готово ли само здание к тому, чтобы уже функционировать как детсад? А вы отчитывались во время стройки, проверял ли вас кто-либо?

Дельта-Σ: Насчёт готовности здания к тому, чтобы уже быть детсадом, ответить не готова. В земельное управление Завьяловус мы не обращались. Никаких отчётов не просил никто, мы же изначально также строили для себя, чтобы создать коммерческий детсад. Строительство начали в июле, закончили в декабре.

Действие II
Те же и Эдукацион.

Немезида: Внесите и вы ясность, Эдукацион. Какую роль сыграли вы в этой драме?

Эдукацион: Всё началось с госпрограммы «Развитие образования», а деньги на приобретение детсадов поступили из трёх бюджетов — от федерации, республики и муниципалитета.

Немезида: Когда вы узнали о программе, и какие возможности её реализации существовали?

Эдукацион: 25 числа месяца святого Януария из Минобраза Федерации поступила программа на реализацию. Потребность в реализации мест в яслях у нас, конечно, есть. Возможности соответствовать было три: строительство нового, выкуп обратно тех зданий, которые были садами до лихих 90-х, а также пристройка к существующим детсадам новых помещений. В сжатые сроки мы собирали информацию, потому как ответ столица ждала к Фебруарию. Все мероприятия выходили в 1,3 млрд сестерциев.

Немезида: Сколько же вы просили?

Эдукацион: Взяв уровень софинансирования, минимальный расчёты в бюджете региона… На минувший год 632 млн сестерциев потребность была у нас.

Немезида: Когда же вы закончили согласования со столицей? И как вы определили именно те объекты, что возвели Дельта-Σ и Дельта-Δ?

Эдукацион: 22 марта… Место же определялось с учётом мнения местного самоуправления. Предполагали направить деньги на строительство, но не на выкуп. Хотя потенциальные объекты на выкуп были.
Немезида: Непонятные движения, когда деньги пришли из бюджетов. Почему-то начался выкуп, а не строительство.

Эдукацион: Деньги из федерации поступили траншами в декабре. По заявке.

Немезида: Но ведь никаких обязательств перед Эдукацион и Конструкционом у строителей не было. На тот момент они строили для себя!

Эдукацион: Но к нам приезжала федеральная комиссия, мы им все объекты показывали.

Немезида: Что показывали? Ведь строители возводили те детсады для себя. А республика ничего не строила до сих пор. Когда приехала эта комиссия?

Эдукацион: Показывали мы потенциальные объекты, которые можно приобрести. Это был декабрь месяц. До конца освоения денег оставался месяц.

Немезида: Если бы частные инвесторы не согласились продавать свои детсады, как бы республика успела за месяц построить свои ясли? Комиссия для чего приезжала?

Эдукацион: Я уточню. Работаю недавно, пояснить пока не смогу.

Входит Магистериум.

Немезида: А что же вы сможете рассказать по существу вопроса?

Магистериум: Из федерального бюджета на минувший год нам направили более 632 млн сестерциев, на текущий — более 469 млн. Со ссылкой на программу «Развития образования». Отмечу, что любой проект может быть включён в реестр проектов инвестиционных. Реестр носит информационный характер. Каких-либо обязательств между госорганами и коммерческими организациями не существуют.
Оснований о невключении Дельта-Δ и Дельта-Σ у Эйкономики не было. Магистериум не задействован во включении в реестр инвестпроектов. Магистериум повлиять никак не может на включение в реестр конкретных застройщиков. Реализация земельных участков допускается «Земельным кодексом», предоставление земучастков без торгов – одна из форм господдержки. Все заключения были положительными. Магистериум повлиять на процесс по конкретным инвесторам не мог.
Что касается реализации, то мы действовали в рамках законодательства. Адресная инвестиционная программа предусматривала механизмы выкупа у Сарапулуса и Завьяловуса без каких-то конкретных адресов. Изменения в адресную инвестиционную программу были инициированы Конструкционом, и отраслевым органом — Эдукационом. Главным распорядителем средств был Конструкцион, заключивший соглашения с Сарапулусом и Завьяловусом.

Немезида: Когда же с этими двумя были соглашения?

Магистериум: По Завьяловусу и Сарапулусу соглашения были в декабре.

Немезида: Но Магистериум ещё в мае с федеральным Минобром договорился. Что вы делали с мая до декабря? По одному детсаду 57 млн стоимость. До конца года оставалось три недели. У кого покупать? Органы местного самоуправления, Эдукацион — все сидели и чего-то планировали. Что делал Магистериум? Проводил совещания хоть с кем-то?

Магистериум: Нет, никаких совещаний, ни информирования о том, как идёт стройка. Мы разрабатывали нормативную базу.

Немезида: Все как-то знали, что к декабрю кто-то построит и можно будет выкупать…

Действие III
Те же и Эйкономика с Конструкционом.

Немезида: Ну, а вы что делали в это время?

Эйкономика: Мы вели реестр инвестпроектов. Дельта-Δ и Дельта-Σ обратились к нам в апреле с заявлением на предоставление земельного участка. В мае мы их внесли в реестр.

Конструкцион: Наша роль в том, чтобы забрать деньги у Эдукациона, включить в адресную программу и отдать муниципалам.

Немезида: Вы-то хотя бы проводили совещания с мая по декабрь? Наблюдали за стройкой?

Конструкцион: Никаких совещаний не проводили. У нас времени нет, чтоб совещания проводить.

Немезида: Никто не докладывал о ходе реализации?

Конструкцион: Нет, мы же не строили. Мы исполнители. Вот 28 ноября приняли решение «приобрести».

Немезида (фатально): Понимаю, что все вы просто ждали декабря…

Входят Завьяловус и Сарапулус.

Немезида: Как же вы нашли в своих землях именно эти искомые участки и именно у этих строителей?

Сарапулус: Запросы о стоимости возведённых объектов мы сделали девяти потенциальным застройщикам. Ответили нам пятеро. Постановлением нашей администрации было поручено управлению образования узнать, что где и почём.

Завьяловус: Земучасток стоял на учёте и был в кадастровой карте давно, он вполне предусматривал размещение детского сада. Запрос из Эйкономики пришёл к нам на предоставление земли без торгов. Конечно, это не единственный участок, где можно было в нашем районе разместить детсад.

Немезида: Как именно этот участок ушёл?

Завьяловус: Не могу пояснить.

Немезида: У вас в районе ещё два детсада, в Старом Чультеме и Ягуле. Эти объекты приобретались у кого?

Завьяловус: Не могу сказать.

Немезида уходит.

Действие IV
Те же и становой с понятыми. Входит Немезида.

Немезида: Комиссия, рассмотрев материалы дела, решила изменить статус участников процесса. Эдукацион и Конструкцион, Сарапулус и Завьяловус — теперь вы также становитесь ответчиками по делу по признакам нарушения статьи 16 Закона «О защите конкуренции». О дате нового заседания сообщим позднее

Две дамы в гардеробной: Пока нас не уволили, пойдём в таверну? — Давай.

Занавес.


* Заметки в блогах являются собственностью их авторов, публикация их происходит с их согласия и без купюр, авторская орфография и пунктуация сохранены. Редакция ИА «Сусанин» может не разделять мнения автора.

10578
0