Закрыть

Весь сериал «Фишер», абсолютно весь – он не про маньяка

Недавно досмотрела «Фишер» и удивляюсь, что большинство его пытаются препарировать как детектив/триллер/кино про маньяка.

Естественно, ничего хорошего в результате не говорят. «Янковский переигрывает», «Персонажа Бортич лучше бы оставили за бортом», «Сценарий слабый», «Подражание Западу», «Проблемы заявлены в лоб», «Фемповесточка», «Монотонный». Классические претензии к любому представителю русского кинематографа, нашли чем удивить.

И да, вы можете не оценить работу Янковского над акцентом и фрикативной «Г», не оценить удивительное перевоплощение в ростовского гопника-следака, из-за которого только в конце первой серии перепроверяешь «Кинопоиск», чтобы обескуражено удивиться – реально Янковский.

Конечно, исследовать совершенно несчастную героиню Бортич, которая с пьедестала ухоженной красавицы катится в яму безумия и алкоголизма и, вероятно, из неё никогда не выберется, не так интересно. Как не интересно и то, что её, её, а не маньяка, можно рассмотреть в качестве антагониста Бокову – персонажу Янковского.

Наблюдать как Боков-Янковский и Козырев-Яценко меняются местами, перенимают привычки и подходы друг друга тоже многим кажется дурным тоном говорить «в лоб».

Не знаю, может быть только в моей картине мира хоть иногда говорить «в лоб», а не пускать туман – это плюс, а не минус.

В любом случае, важно тут другое.

Весь сериал, абсолютно весь – он не про маньяка, не про детей и вообще даже не про людей.

Он про смену и перелом времён. От лёгких, едва вибрирующих на кончиках пальцев полунамёков в 1986 году, когда вроде где-то во внешнем мире появляется гласность и песни «Кино» про перемены, внутри всё равно душно, монотонно, а стабильность вроде и стабильность, а вроде и застой. До совершенно чётких новых демократических идеалов 1992 года, когда сотни тысяч жителей уже несуществующей страны вроде бы и сами в каком-то роде перестали существовать, осознав, что свобода – это не только желанно, но и очень больно.

Именно этому аспекту с философской и литературоведческой точки зрения служит повествование и его проводник – следователь Боков. А не просто цели рассказать историю «самого кровожадного маньяка СССР». Тот-то как раз второстепенный персонаж, дополнение, продукт своего времени.

Сериал заканчивается на моменте, когда начинается новая эпоха. Мы смотрим на Бокова и понимаем, что через 30 лет он может стать кем угодно: высокопоставленным чином в системе органов внутренних дел, депутатом Госдумы, силовиком на пенсии и даже спившимся бомжем.

Что выпадет на его долю? Вернуться с ПТСР и инвалидностью после двух Чеченских кампаний или через 5 лет быть застреленным братками по дороге домой? Нам остаётся только фантазировать и предполагать – пройдёт ли он через беспросветный мрак 90-х.

Но, несмотря на поимку маньяка, мы, ныне живущие, знаем точно кое-что про последующее за этим событием десятилетие:

Дальше будет хуже.

(и, возможно, именно от этого так больно в груди после финальных титров)

Источник

 

 


* Заметки в блогах являются собственностью их авторов, публикация их происходит с их согласия и без купюр, авторская орфография и пунктуация сохранены. Редакция ИА «Сусанин» может не разделять мнения автора.

816
0