• $ 60.15 ↑
  • € 67.15 ↑

Окно авторизации и регистрации


    CAPTCHA

      Жизнь на нейтральной полосе

      В 2015 году в России приняты новые критерии инвалидности, они ужесточены. Нагрузка на бюджет колоссальная, и государство хочет экономить. Мы  видим по обращениям граждан, как много людей добиваются группы инвалидности. Утяжеление критериев — проблема очень серьезная. Вот обращается ко мне человек. У него нет руки, с ногой не все в порядке.  У него  третья группа  инвалидности. Он хочет получить вторую группу. Не получается. А в соседней квартире, в одном подъезде с ним живет человек с третьей группой, у которого когда-то была мозговая травма, сейчас  он нормально соображает, работает. Разве можно сравнить критерии, по которым определена инвалидность этих двух людей? А у них одни и те же льготы, одинаковое социальное обеспечение.

      Полное безобразие у нас творится в самом признании инвалидности. Человек должен пройти адовы муки. В чем я вижу перспективу изменения ситуации. Первое — больница должна более качественно лечить человека. У нас сейчас, к сожалению, и лекарств мало, и профессионализм снижается, и кадров не хватает. Поэтому отношение к человеку, после травмы или после инсульта, я бы сказал, сквозь пальцы. А если лечение было не на высоте, человек становится кандидатом в инвалиды. По законам физиологии, если реабилитация не начата в первый месяц после травмы, то функциональные изменения, которые ведут к ограничению подвижности, становятся необратимыми в половине случаев. А это и есть путь к инвалидности.

      Но  Минздрав говорит: мы  отвечаем только за медицинскую реабилитацию. Но у нас нет необходимого оборудования и кадров, обращайтесь в социальную защиту. Там скажут — мы за медицинскую реабилитацию не отвечаем, сфера наших забот — реабилитация инвалидов! В результате человек  на нейтральной полосе, где он никому не нужен.

      В  Европе эту ситуацию определили бы так: нет бесшовного принципа. Человек снова идет в поликлинику, чтобы получить направление на экспертизу. А для этого необходимо пройти много врачей. Пройдя этот  барьер, идет к следующему — бюро медико-социальной экспертизы. У нее свое правило игры. А ведь это больной, которому все эти барьеры совершенно противопоказаны.

      Я считаю, что бюро медико-социальной экспертизы, хотя эта организация федерального уровня, должно как можно быстрее опять влиться в систему Министерства здравоохранения, как это было в 50-60-е годы  в советский период. Оно должно стать частью минздрава.  Тогда и мозги будут заточены на то, чтобы поменьше инвалидов было. И спрос будет. А  сейчас спросить не с кого. Это мы предусматриваем в одной из наших законодательных инициатив, будем выходить с ней в Государственную Думу.

      В регионах, в частности и у нас, в Удмуртии должно быть единое министерство здравоохранения и социальной защиты. Напомню недавние времена, когда в половине регионов  такие министерства существовали и даже кое-где еще остались. А почему это произошло? Помните, у нас было министерство под названием Минздравсоцразвития. Его Зурабов  возглавлял, который все под себя подгреб, это был, конечно, перебор. Но имелось и рациональное зерно — мощный посыл в регионы не разъединяться, быть всем вместе. И в те годы сформировались единые министерства здравоохранения и социальной защиты почти в каждом регионе. Затем опять пошел процесс распада.

      Мы порой с завистью смотрим на Европу, где система организации медицины на  высоком уровне. Но в том-то и парадокс, что взята она из Советского Союза. Они ничего не придумали, они взяли то, что мы наработали десятилетиями, а потом разрушили. В любой земле Германии это министерство одно, оно так и называется — здравоохранения и социальной защиты. Что такое социальная защита?  Это забота о человеке. Львиная доля финансирования по этому направлению связана с коррекцией и поддержанием  здоровья пожилого человека либо инвалида. Тема органично связана с минздравом. И в регионе, я уверен, это министерство должно быть одно, тогда не будет проблем, которые существуют в том и другом ведомствах.

      Приведу пример. Проходит день Государственного Совета в Воткинском районе.  Учреждение социального обслуживания жалуется, что не может провести своих людей  для  оформления инвалидности. Бесконечные очереди  в медицинских организациях. Мы предлагаем министру: выделите, хотя бы два-три часа в неделю для пациентов, которые находятся в системе центров социального обслуживания. В ЦСО работают педиатры, медсестры, массажисты, физиотерапевты, они занимаются только одним — поддержанием здоровья пожилого человека, либо реабилитацией инвалидов, но у них повсеместно не хватает кадров.

      Я уже выступал с инициативой объединить Министерство здравоохранения и министерство социальной политики, не распылять средства. Функционально это принесет только  пользу, исчезнет неопределенность. Вопросы минтруда  касаются лишь трудовых отношений. В Российской  Конституции понятие социального обеспечения настолько емкое, что включает в себя  и социальную защиту инвалидов, и защиту трудовых отношений с точки зрения социального страхования.Убежден и буду отстаивать это на любом уровне, что минздрав должен быть вместе с минсоцзащитой, но, подчеркиваю,  на уровне региона. На федеральном уровне  они должны работать раздельно.

      Меня сейчас особенно настораживает проблема утяжеления инвалидизации. К сожалению, в  этом процессе Удмуртия выходит  в лидеры в Приволжском федеральном округе. Речь идет о том, что все чаще и  чаще мы регистрируем более тяжелые группы инвалидности. Об этом никто не хочет говорить. Почему это происходит? Потому что у нас классно работают и процветают в махровом виде всевозможные барьеры из-за отсутствия межведомственной координации.

      Необходимо как можно быстрее создать карту инвалидности и заболеваемости в республике. Взять за основу наработки ижевских ученых медиков, которые уже создавали такую карту заболеваемости, наложить на нее карту инвалидности, потом, выезжая в муниципальные образования, создавая комиссии на местах, выявлять реальные причины возникновения инвалидности и устранять их. Здесь необходимо взаимодействие с Роспотребнадзором, потому что в возникновении инвалидности большую роль играет среда - радиация, качество воды, пищи и другие факторы.

      У нас нет закона о социальной защите инвалидов, закона о здравоохранении. Результат — те безобразия, которые творятся  в социальном блоке в отношении здоровья человека и однозначно являются вкладом  в утяжеление инвалидизации.

      Не исключаю, если проделать более тщательную кропотливую работу, то мы найдем какие-то специфические источники для Удмуртии по инвалидизации. Она наступает в связи с заболеваниями легких, глаз, травматических повреждений, заболеваний сердечно-сосудистой системы, печени. Каждое заболевание имеет свои причины и в них нужно разбираться.

      Источник: ВКонтакте


      * Заметки в блогах являются собственностью их авторов, публикация их происходит с их согласия и без купюр, авторская орфография и пунктуация сохранены.

      1628
      0