Закрыть

Про Аскольда Запашного



У нас сегодня в гостях были Запашные-братья. Как всегда, молодцы-красавцы-спортсмены и комсомольцы, не без этого.

Я всегда буду благодарна Аскольду Запашному. Он очень здорово укрепил мою веру в себя. Это было 2,5 года назад, они приехали в Ижевск с гастролями. И я вдруг подумала - хорошо бы одного или у обоих взять интервью, вдруг получится. Раньше я никогда этого не делала. Всё как-то больше бегала по организационным делам да читала чужие тексты.

Журналистам знакомо это непростое чувство - азарт такой: можешь ты или нет заполучить популярную личность к себе в собеседники. А тут - первый раз, из небытия я возникла, интервьюерша такая. Не знаешь ещё ничего про себя - можешь ли ты вообще это делать - спрашивать людей. Можно, конечно, начать с малого, опросить человека менее популярного (не менее интересного), но вот здесь был вызов, искра и вдохновляющее начало. Сразу - бабах - и Аскольд Запашный.

И я помню, звонила ему дней пять-семь, он не брал трубку, оставляла СМС - не отвечал. Вдобавок, меня ещё до этого отшила их помощница, сказав, что они уже "всем всё дали, хватит уже их мучить, и вообще, девушка, прекратите уже звонить". Но этого не объяснишь журналисту. Тебе нужна информация, нужен материал - как воздух. И ты, подгоняемый неизвестно каким чувством, а, скорее, зудом внутри, как серый волк, рыщешь, щёлкая зубами, со своим микрофоном. Да, журналисты бывают посылаемы в баню или в сад (в лучшем случае), это и ваша покорная слуга на себе испытала, и это, конечно, паршивое чувство (вообще, что творится в душе журналиста, когда ему отказывают, особенно резко, - отдельная слезливая беседа). А тут вообще решалось - могу я ли что-нибудь сделать в этой профессии, от себя, так сказать.

И вот, они уезжают через пару дней, и у меня ничего не получается. Сижу, с почти физическим ощущением - выхода нет. Нет выхода энергии... Глухо. Так ты и не сделаешь ничего путного. Или перегоришь. И вдруг по радио начинает играть песня, и я, не думая, набираю номер ещё раз. И Аскольд сразу отвечает, естественно.

Я чего-то там говорю и слышу в ответ: "Да, без проблем, приезжайте".

Помню, как шла в цирк и повторяла про себя вопросы, в том порядке, в каком заготовила. Раз тридцать точно про себя проговорила. Тряслась вообще как суслик. Кстати, тогда же и фотограф Катя Дериглазова со мной пошла в первый раз на своё, по-моему, первое интервью..

Вместо тридцати минут мы проговорили полтора часа. Это при том, что он встретился с нами после представления, в 21.00, а потом снова пошёл репетировать.
Мы веселились, спорили и вспоминали. Выдумывали и формулировали на ходу. Я, понимая, что перебрала всё отведённое время, скромненько спрашивала: "Могу ли я задать самый последний вопрос?" а он, улыбаясь, говорил: "Ну задавайте!"

С тех пор я взяла ещё интервью двадцать пять, что ли. Я поняла, как это здорово - говорить и слушать. Но не знаю, состоялось ли бы всё это, если бы Аскольд тогда не взял трубку) Он как будто меня тогда - оп! - на какую-то высокую лестницу поставил, на первую ступень.

Он, конечно, не знает эту историю, просто сегодня встретились, и прям тепло)))

Тут, в общем, никакой морали не требуется декларировать. Но я про это часто думаю. Может, это он сам решил. Может, сказал кто-то. Ну, так относиться. Неизвестно кто (в моём лице) неизвестно откуда позвонил ему в конце тура и позвал на очередное и даже не федеральное интервью. А он взял и согласился.

Просто помогай, да и всё. Иди навстречу. Не знаю зачем.

Источник: http://osorokina.livejournal.com/103977.html

* Заметки в блогах являются собственностью их авторов, публикация их происходит с их согласия и без купюр, авторская орфография и пунктуация сохранены. Редакция ИА «Сусанин» может не разделять мнения автора.

1253
0