• $ 63.57 ↓
  • € 70.46 ↑

О том, как ижевский телеведущий снялся в последнем фильме Алексея Германа


Валерий Болтышев, режиссёр Алексей Герман, оператор Владимир Ильин

Недавно в Риме состоялась премьера последнего фильма Алексея Германа «Трудно быть богом». Картину, которая снималась более десяти лет, скоро покажут и в России.
Мало кто знает, что одну из ролей в этом фильме исполнил ижевский писатель Валерий Болтышев.
В Ижевске он также работал на телевидении, на нашем канале вёл программу «Рыбацкий узел».
Валерия Александровича не стало в 2008 году, ему был 51 год.
Мы встретились с его женой, журналистом Дианой Болтышевой, которая сняла документальный фильм о том, что происходило на съёмочной площадке.
Она рассказала нам, как произошла вся эта история.

Это самый длинный его фильм, по сути, полжизни он его готовил, Алексей Юрьевич… Тридцать лет он вынашивал идею, в 1998-м прошли первые пробы, в 1999-м начались первые съёмки...
Мне кажется сейчас, что это не с нами было. Как будто отдельный блок нашей жизни.
Наступал новый, 2000-й год, и мы с Валерой вдруг как-то вечером решили отправиться отмечать праздник в Москву, там – друг, поэт Олег Хлебников, наш, ижевчанин. Там есть такая традиция – все вместе собираются на Новый год – литературная богема, киношная, в Переделкине. Собрались мы все вместе у Анатолия Головкова – есть такой поэт, писатель, журналист и бард. Там было очень много известных людей, и среди них – Алексей Юрьевич Герман и Светлана Игоревна Кармалита. До этого мы были знакомы только с Александром Михайловичем Борщаговским, это отчим Кармалиты.
Я видела, как Герман смотрел на Валеру – долго-долго … Шум, гам, тосты… А потом сказал: «Свет, видишь вот этого парня? Это Дон». Мы не поняли, что такое Дон. И только потом узнали, что он увидел в нём Дона Рипота, в роли которого Валера потом и снимался.
Мы подумали, что это шутка, конечно же. Но 2 января с утра раздался звонок: «Валерий Александрович, мы приглашаем вас в Петербург на пробы». Мы поехали, и его сразу утвердили. Хотя были ещё претенденты на эту роль. Кажется, всё произошло очень просто, но мы, конечно, волновались. Мир кино был совершенно неведомый. Мы только-только начали с Валерой делать программу «Рыбацкий узел» на телевидении в Ижевске – вот и весь его опыт работы перед камерой.
Мы прочитали сценарий – заплакали просто. Сплошной сюрреализм. Валера говорит: «Нет, я не могу, я уезжаю». Но потом были разговоры с ассистентом режиссёра, с Германом. И Валера всё-таки втянулся.

У Алексея Юрьевича – особый, «отдельный» взгляд. Я не знаю, что он видел в каждом человеке, но у него ни одного случайного типажа, случайного актёра нет. Каждый человек несёт в его фильмах свой мир и раскрывает его по-своему.
Я наблюдала за всем этим со стороны, и сама снимала документальный фильм.
Вообще, мы же испорчены телевидением (смеётся), нас трудно удивить, мы бывали в таких житейских мизансценах, видели разное… А тут это был – вообще другой мир. И всё можно было потрогать, посидеть на стульчике, послушать, как Алексей Юрьевич рассказывает про Ахматову, которая бывала дома у его родителей…
На съемках фильма мы были в 2000 и в 2001 году. Затем валерина киноэпопея закончилась, материал с ним был отснят. Он потом очень скучал по съёмкам, мы долго не могли прийти в себя. Понимаете, мы как будто оказались на другой планете, вот в этих декорациях Арканарского царства, и этот мир был удивительно красивый, счастливый. Там другие взаимоотношения, другой даже воздух, мне казалось. Валера был счастлив тогда. Он, конечно, хотел работать ещё и ещё, потому что образ Дона Рипота сначала был один, а потом он начал разрастаться, обрастать деталями, Герман открывал Валеру как актёра. Он ведь потом даже был дублёром Руматы – Ярмольник не мог приехать на съёмки, и ему пришлось в какой-то момент его заменить.

Я видела, как ему нравилось, думаю, что в следующей жизни он должен стать актёром.
Вообще, съёмочная площадка, декорации были выстроены очень точно, тщательно. Каждый предмет был именно из этого мира, это была абсолютно живая реальность, в которую ты верил сразу, и тебе даже сложно было представить, что где-то там, за воротами – обычная наша жизнь. И в ней нужно было существовать на все 100 процентов.
У Валерия Александровича ведь не было актёрского опыта никакого?
Нет. Он просто был очень творческий человек. Он хорошо пел, он хорошо играл на фортепьяно, искусство, по большому счёту, легко ему давалось – на фортепьяно он научился играть сам, подбирал любую музыку, импровизировал, писал стихи, прозу.
А тут ещё кино. Но вообще, мы были в шоке, конечно.
У меня было ощущение, что Герман не делил актёров на профессиональных и непрофессиональных. Просто он гениальный режиссёр, и, по моему мнению, за всю свою жизнь он ни разу не ошибся. Если он приглашал, выбирал кого-то, значит, он что-то угадал. Ну, то есть, плохо этот человек играть не мог, поскольку он сразу вписывался, он изначально подходил под то, что нужно Герману.
С актёрами работал или ассистент, или сам Герман. Ставилась задача, задавалась ситуация и начиналась съёмка.
И что, актёр, в том числе и непрофессиональный, сразу начинал играть?
Да. Понимаете, это была просто жизнь. Вот как мы с вами разговариваем, то же происходило у них на площадке. Они все были вовлечены в одно, они думали об одном, они все жили в этой реальности, на этом пятачке съёмочной площадки.
Вы наблюдали за Валерием Александровичем во время съёмок? Он как-то менялся?
Да. Это уже не был Болтышев. Это был другой человек, Дон Рипот, у него глаза менялись. Есть там момент, когда их ведут топить, мы сняли это и в своём документальном фильме. Там у нас камера чуть не задрожала, настолько он не был похож на себя. Мурашки по коже.
А вас Герман не гонял со съёмочной площадки?
Да нет. Мне только Светлана, его жена, сказала: «Ты не попадайся на глаза Герману, когда он что-то объясняет». Вообще же, я старалась быть незаметной и провела там, в итоге, довольно много времени. У меня осталась целая коробка кассет, мне очень жалко, что пока они просто лежат…
Рассказывают ну просто ужасные истории – что там приходилось терпеть актёрам в физическом смысле…
Ну может быть, да. По колено в грязи, из брандспойтов вода холодная. Нормально. Знаете, там, видимо, было горячо изнутри. Ты там себе не принадлежишь, я поняла.
На самом деле, я думаю, что тогда мы с Валерой пережили самые счастливые свои годы. Нам Бог дал такой шанс… Это как в космос слетать. Я бесконечно благодарна Алексею Юрьевичу и Светлане за это.
Потом, когда мы приехали домой, эта была такая боль… Хотелось туда – возвращаться, возвращаться, возвращаться…
Сейчас остались какие-то отношения с людьми, которые были на съёмочной площадке?
С Кармалитой. Мы перезваниваемся.
Был ли гонорар, и как вы его потратили?
Гонорар был. Это были, конечно, не миллионы и не сотни тысяч. За границу съездили. Всё как обычно.
Не могли бы вы ещё рассказать немного о Валерие Александровиче? Наверняка ведь он с вами.

(пауза) Самый сложный вопрос. Конечно, со мной. Я долго не могла смотреть его съёмки, даже «Рыбацкие узлы» не могла пересматривать. Это единственная несправедливость в жизни, которую мне Бог послал. Валера не исчерпал себя. Ему нужно было ещё что-то сделать. Хотя, говорят – у каждого свой срок на этой земле… Не знаю… Он очень талантливый человек. Я думаю, если бы ему предложили актёрскую карьеру, он бы бросил всё. Ну вот, была отдушина – программа «Рыбацкий узел». Больше я таких ведущих не знаю. Своим обаянием, своим словом, он, конечно, выделялся. Он просто жил перед камерой. Этот дар, думаю, развился у него на съемочной площадке фильма.
Что это я разрыдалась-то… Давайте следующий вопрос.
Что говорили на съёмочной площадке о времени выхода фильма?
Дело в том, что к этому с юмором все относились. Никто не ожидал, что Герман сделает фильм быстро. Заключали пари – через сколько лет кино выйдет, рассуждали, что это стиль его жизни, это всё понятно. Единственно, грустно, что Алексей Юрьевич этого не увидит.
Вас ведь должны пригласить на премьеру?
Когда мы заключали договор, да, там было прописано. Я надеюсь. Думаю, и Валера будет на премьере, только смотреть на это он будет из другого мира.
В любом случае я просто рада, что фильм выходит. Я знаю, это будет чудо.
Ольга Сорокина, Моя Удмуртия
Фото — Руслан Нуриахметов и личный архив Дианы Болтышевой

Благодарю Диану Михайловну за открытость и готовность к сотрудничеству и вообще
















Одна из передач Валерия Болтышева на нашем телеканале


И анин сюжет в Новости (только там почему-то в кадре я сижу)

Источник: ЖЖ

* Заметки в блогах являются собственностью их авторов, публикация их происходит с их согласия и без купюр, авторская орфография и пунктуация сохранены. Редакция ИА «Сусанин» может не разделять мнения автора.

1437
0