• $ 70.75 ↓
  • € 78.55 ↓

Я люблю Ижевск: варварство и просвещение

09:00, 02 сентября, 2010
OMakovskaya
Я люблю Ижевск: варварство и просвещение
09:00, 02 сентября, 2010
OMakovskaya
2069
0
Фото: pushkin-history.ru
2069
0

Ижевск. Удмуртия. Накануне, 1 сентября, в Удмуртии отметили День знаний.

Ижевск. Удмуртия. Накануне, 1 сентября, в Удмуртии отметили День знаний. В связи с этим замечательным событием и предстоящим 250-летием столицы республики в проекте «Я люблю Ижевск» мы решили рассказать об истоках образования в городе.
Знакомясь с воспоминаниями современников и исследованиями историков и краеведов, убеждаешься в том, что их содержание и пафос зависят от избранной автором точки зрения.
Ижевский завод начала XX века - не исключение. Одни восхищаются изяществом главного заводского, архитектурными формами Арсенала, другие увлечённо подсчитывают количество произведённых на заводе ружейных стволов, тонн чугуна и стали, третьи пугаются изнанки жизни посёлка.
К последним можно отнести и одного из самых ревностных сторонников просвещения ижевцев, возглавившего в последствии родительский комитет первой ижевской гимназии, священника отца Иоанна Рябова: «Свидетелем явился я того времени, когда в Ижевске, вследствие беспросветной тьмы и невежества, свили себе прочное гнездо разные пороки, особенно пьянство. До 1907 года Ижевск представлял из себя чудовище, утопающее в крови от преступлений. Единственным спасением для гибнущего ижевского населения являлось просвещение. Но до 1907 года всякия попытки в этом направлении были безрезультатны».
Что же произошло в 1907 году? А произошло следующее: 9 августа на объединённом сходе должностных лиц волостных и сельских правлений ижевцы решили, что наступила крайняя необходимость в среднем учебном заведении. Постановление сход принял витиеватое, но внятное: «в виду малокультурности, не развитости, плодом чего являются те ужасные преступления, которые не гарантируют ни один день благополучной жизни местных обывателей, в виду отсутствия образования, чрез то общего падения экономическаго, сельскаго, техническаго хозяйства, наконец, в виду отсутствия вообще какого-либо учреждения, ... действующего поднимающим образом на жизнь местных обывателей... постановили открыть такое учреждение, которое бы целью своей постановило коренное перевоспитание местного населения...».
Об этом решении было уведомлено Сарапульское Уездное Земское Управление, которое согласилось, что гимназию в Ижевском заводе открыть можно и нужно, и для «изыскания всякого рода средств и способов для проведения этой идеи в действительность» был создан Комитет во главе со священником Иоанном Рябовым.
Казалось, что энтузиазм ижевцев не знает границ. Словно споря с мнением Иоанна Рябова, братья Бодалёвы жертвуют 12 тысяч рублей, на которые для будущей гимназии куплен небольшой каменный особняк генерала П.И.Березина (улица Свердлова, 28); заводские рабочие отчисляют 1% от зарплаты в пользу гимназии и возводят на эти деньги капитальное полукаменное здание, а в 1913 году новый каменный корпус гимназии. Обыватели жертвуют гимназии люстры, рояль, пожарную машину (!), садовые инструменты, ванны и даже дрова, которые были дороги и их часто не хватало. «Некая госпожа» предложила купить у неё для гимназической библиотеки сочинения русских и зарубежных классиков - всего 34 книги в переплёте по 25 копеек за каждую, а несколько книг отдала безвозмездно.
Всё было впервые: посёлок горячо обсуждал, нужно ли обучать гимназисток дамско-портному ремеслу, «особенно для недостаточно обеспеченного рабочего населения Ижевского завода, которому это ремесло может служить подсобным средством к существованию». Ещё больше ижевцев волновал вопрос о том, что будут носить гимназистки, и всем миром порешили ввести обязательную однообразную форму тёмно-синее платье простого покроя с чёрным будничным и с белым парадным фартуками. Самыми удобными для гимназисток были признаны парты с выдвижными досками на стол и выгнутыми спинками сидений - рачительные члены Комитета отметили их изящество вкупе с невысокой ценой. Даже решили было обратиться во все страны мира с просьбой о присылке в гимназию открытых писем с фотографиями городов, местечек и людей разных национальностей - для того, чтобы пользования ими в качестве наглядных пособий при изучении географии.
На открытие гимназии все гражданские и военные чины завода получили именные приглашения, а к остальным ижевцам Комитет обратился попросту - через объявления в витринах лавок.
Само открытие началось 11 ноября 1907 года с торжественной молитвы, а закончилось чаем с булочками и бутербродами, вечером для гимназисток и их родителей в комнатах прогимназии устроить вечер с танцами, играми, концертным отделением и живыми картинами.
Священник Иоанн Рябов спокойно вздохнул: «Осуществилось наконец желание родителей видеть в будущем своих дочерей разумных работниц, могущих создать характер и направление молодого поколения, идущего на смену нам».
В первый год в трёх классах гимназии обучались 145 девушек, которые изучали русский язык, географию, арифметику, физику и Закон Божий, учились пению и рукоделию. В перемены они танцевали и играли в подвижные игры, в зимнее время катались с горы. О.Н.Виноградова в отчёте за 1907 год с гордостью писала: «Поведение учащихся безукоризненно. Церковь посещают исправно и на уроках Закона Божия внимательны».
За моральным обликом гимназисток строго следили и в стенах гимназии, и за её пределами. В воскресные и праздничные дни они обязаны были посещать общественное богослужение, а в Страстную Седмицу бывать на исповеди и у Святого Причастия. Занятия начинались в 08.45. с обязательной утренней молитвы. На уроках каждая гимназистка занимала строго отведённое ей место, самовольно менять которое ей не разрешалось, как и приносить в гимназию «всякого рода посторонние вещи... как-то: книги для чтения, игрушки и т.п.».
Не разрешалось и «ношение широких кружевных или шитых гладью воротничков, или же обшлагов на рукавах платьев, замысловатых оборок и всяких украшений на передниках, равно как и ношение браслетов, колец, ожерелий, брошек, металлических цепей и т.п.».
Гимназистки не имели права даже помышлять о балах, маскарадах и танцевальных вечерах и уж тем более участвовать в публичных спектаклях, концертах и тому подобных мероприятиях. Посещать театр и семейные вечера, присутствовать на публичных лекциях можно было только с разрешения учебного начальства. Показываться на общественных гуляниях им дозволялось лишь в сопровождении родителей и не позднее 10 часов вечера.
Тем не менее, гимназистки не скучали: в гимназии достаточно часто устраивались литературные вечера, вместе с классными дамами они ездили на учебные экскурсии в Сарапул, Казань, Москву и другие города. В свободное от уроков время девушки развлекались играми в крокет и кегельбан, катались на коньках и - нарушали запреты: переодевшись во взрослую одежду, ходили в модный синематограф, целовались на катке и даже влюблялись в пленных австрийских музыкантов, аккомпанировавшим катающимся.
Первоначальная плата за обучение составляла для детей сельских обывателей в 15 рублей, для детей разночинцев - 30 рублей. С 1917 учебного года она была уравнена и повышена, «принимая во внимание общее вздорожание жизни».
В 1912 года в гимназии училось без малого 600 девушек и здесь появился восьмой - педагогический - класс, который за 3 последующих года окончили 106 человек. Выпускницы женской гимназии начинают пополнять преподавательский состав училищ и начальных школ Сарапульского уезда.
За 10 лет полный курс Ижевской гимназии освоили 1214 юные ижевчанки, из которых 8% получили высшее образование, 72% на практическую деятельность, в том числе и учительскую деятельность, и 26%, по всей вероятности, сделались матерями семейств.
А в ноябре 1918 году Ижевская женская гимназия прекратила свое существование: объединённая с мужским частным училищем II разряда, она стала Единой Трудовой советской школой №1 II ступени.

2069
0