Закрыть

По случаю Рождества



Рождественский сюжет (или сюжеты как-то связанные с Рождеством) – благодатнейшая почва для стихотворных упражнений. Не знаю и не хочу выяснять, кому в этом деле принадлежит пальма первенства. Да это и не имеет значения. Отметились почти все, тот же Лермонтов написал, что:

Сегодня будет Рождество,
весь город в ожиданьи тайны,
он дремлет в инее хрустальном
и ждет: свершится волшебство.

Это, кажется, учили в школе, так что, идем дальше – по самым верхам, углубляться можно до бесконечности.
Афанасий Фет, про которого известно, что он, проезжая мимо Московского университета, всегда просил остановить карету, чтобы плюнуть в адрес учебного заведения, к заведениям религиозным относился куда спокойнее. И праздники церковные почитал:

Ночь тиха. По тверди зыбкой
Звезды южные дрожат.
Очи Матери с улыбкой
В ясли тихие глядят.

Блок писал «Был вечер поздний и багровый, звезда-предвестница взошла…», то же самое делал и Пастернак:

Стояла зима.
Дул ветер из степи.
И холодно было Младенцу в вертепе
На склоне холма.

Я уточнил, даже Бунин, поэзию которого я, к стыду своему, никогда не читал – автор вполне рождественского стихотворения:

В вечерний час над степью мирной,
Когда закат над ней сиял,
Среди небес, стезей эфирной,
Вечерний ангел пролетал…

Кстати, если уж говорить о прозаиках, то нечто аналогичное можно найти в Полном собрании сочинений Ф.М.Достоевского, если кому это по какой-то причине придет в голову. Мне не пришло, мне поисковик донес, что классик написал стих, начинавшийся так:

Крошку-ангела в сочельник
Бог на землю посылал…

Федора Михайловича неудобно цитировать, потому как, чтобы было понятно, придется цитировать много, так что – поверьте. Там о Рождестве. О нем же, к примеру, у Саши Черного, которого люблю и буду любить всегда:

В яслях спал на свежем сене
Тихий крошечный Христос.
Месяц, вынырнув из тени,
Гладил лен Его волос…

Владимир Владимирович Маяковский известен тем, что пренебрег классическим сюжетом, и написал:

В небе моего Вифлеема
никаких не горело знаков,
никто не мешал
могилами
спать кудроголовым волхвам.

Он – великий поэт, как и тот, что Рождеству посвятил несколько стихотворений, которые я люблю читать именно в эту ночь – про себя, потому как помню наизусть: «В Рождество все немного волхвы, в продовольственных слякоть и давка…» Бродский этим стихотворением, название которого вспомнит не каждый – «24 декабря 1971 года» - известен более, чем каким-нибудь другим.
Не буду я цитировать Набокова, Вячеслава Иванова, Владимира Соловьева, кому надо – те найдут и убедятся: про Рождество у них имеется. А нет про него ровным счетом ничего у человека, которого столетиями матерят собиратели «рождественских сборников» поэзии. Хотя Александр Сергеевич Пушкин, напомню, был глубоко и искренне верующим человеком. Но ограничился тем, что «в сочельник, наконец, возвратился царь-отец…» и строчками из «Домика в Коломне»:

Ее лечили. В ночь пред рождеством
Она скончалась...

Речь, напомню, идет о стряпухе. Персоне которой «наше все» уделил куда больше внимания, чем великому сюжету.


Открытку спер здесь http://www.liveinternet.ru/users/silwa62/post198018531/.

P.S. Добрался до отцовской библиотеки и уточнил по "Словарю языка Пушкина". Стихов или прозы, как-то связанных с рождественским сюжетом, у Александра Сергеевича нет. Поминает его он и вправду нечасто, причем имеется два варианта написания: с привычной нам буквой "д" и почему-то без таковой - "рожество".

Родные люди вот какие:
Мы их обязаны ласкать,
Любить, душевно уважать,
И по обычаю народа,
о рожестве их навещать.

Пишется к тому же - с маленькой буквы. Пушкину виднее...

Источник: http://lelik-ch.livejournal.com/45911.html

* Заметки в блогах являются собственностью их авторов, публикация их происходит с их согласия и без купюр, авторская орфография и пунктуация сохранены. Редакция ИА «Сусанин» может не разделять мнения автора.

954
0