Закрыть

Кирилловцы среди нас



Нынешние монархисты – давний объект моих досужих наблюдений. Чего стоит один только любитель кофе, в чьей компании я обсуждаю текущий политический момент: не человек – кладезь удивительнейших измышлений. Не знаю, читает ли он сайт «Эха Москвы» (вряд ли, поскольку всемирную паутину ему заменяют проповеди), но этой заметкой я его обязательно порадую. Возвращение представителей Дома Романовых на историческую родину – его idée fixe.


С чего вообще эти мыслители взяли, что потомки некогда царствовавшей династии жаждут этого возвращения? Да и кому возвращаться? Мужская линия потомков Константина Николаевича прервалась в 1973 году. Младшенькому из Николаевичей, как моему деду, отправляющемуся в госпиталь, как в кругосветку – 87 лет. Прочие же в своем большинстве – седьмая вода на киселе. И если собранные под знаменами Николая Романовича в «Объединении членов рода Романовых» хотя бы ведут себя более-менее прилично, то их вечные оппоненты – Кирилловичи – больше похожи на откровенных шарлатанов.


Собственно, о возвращении на историческую родину последних как раз и мечтают автор заметки на «Эхе» и мой знакомый монархист. Первый, не знаю, в курсе ли, а второму я уже зачитывал отрывок из одной замечательной речи:


«…Даже я как великий князь, разве я не испытывал гнет старого режима?.. Разве я скрыл перед народом свои глубокие верования, разве я пошёл против народа? Вместе с любимым мною гвардейским экипажем я пошёл в Государственную Думу, этот храм народный… смею думать, что с падением старого режима удастся, наконец, вздохнуть свободно в свободной России и мне… Впереди я вижу лишь сияющие звезды народного счастья»

 - заявил газетам весной 1917 года великий князь Кирилл Владимирович Романов.


За несколько дней до этого он, командир Гвардейского флотского экипажа, нацепив красный бант, привел своих матросов к зданию распущенной императором Государственной Думы. На сторону которой, согласно заявлению Кирилла, его воинство и перешло. Случилось это 1 марта 1917 года, за день до отречения Николая II.


В принципе, за один этот шаг родственники Кирилла Владимировича должны были навсегда отказать угнетенному от дома. Тем более что в том же интервью он заявил, что отрекается от прав наследования (которых у него и не было) в пользу Учредительного собрания. Но великий князь пробрался-таки за границу, и, очутившись в тихой Бретани, устроил феноменальный цирк, объявив себя «императором Кириллом I». В 1930 году он устроил парад собственных подданных, которых наскребли около 2 тысяч человек. Итогом действа стала историческая фраза наблюдавшего парад великого князя Николая Николаевича – человека, изъяснявшегося в традициях русских кавалеристов: «Кирюха есть всего-навсего предводитель банды пьяниц и дураков».


Впрочем, «царя Кирюху» это не остановило. Женатый на двоюродной сестре (что окончательно ставило крест на его желаниях наследовать престол), новоявленный государь объявил сына Владимира великим князем, а дочь Киру – соответственно, княгиней. Владимир, как подрос, в традициях папаши назывался «главой Российского императорского дома». И, женившись на Леониде Багратиони-Мухранской, родил дочку Марию. Тоже, понятное дело, «великую княгиню». А та произвела на свет Георгия, объявленного теперь «великим князем» и «наследником Российского престола».


Тот факт, что этих малопонятных субъектов – Леониду, Марию и Георгия – принимали Ельцин и Папа Римский, вообще ни о чем не говорит. Один мой знакомый, до сих пор бережно хранящий партбилет, тоже успел сфотографироваться с обоими понтификами и не ко сну будь помянутым любителем «загогулин». Однако ж, по причине худородности на императорскую должность не претендует. В отличие от «кирилловичей», очевидно, как раз и мечтающих вернуться с должным шиком на историческую родину. Чтобы и здесь устроить балаган в духе покойного дедушки-царя.


Судя по всему, монархистам этих ребят здесь как раз и не хватает. Радует одно – что терпеть на политическом небосклоне страны еще и «Романовых» желающих не густо. Лично мне известны лишь трое. Мой знакомый монархист, его коллега с «Эха» - это два. Третий, если и жил, то умер. Его знает каждый:


- А теперь действовать, действовать и действовать! - сказал Остап, понизив голос до степени полной нелегальности. Он взял Полесова за руку.
- Старуха не подкачает? Надежная женщина?
Полесов молитвенно сложил руки.
- Ваше политическое кредо?
- Всегда! - восторженно ответил Полесов.
- Вы, надеюсь, кирилловец?
- Так точно. Полесов вытянулся в струну.
- Россия вас не забудет!-рявкнул Остап. Ипполит Матвеевич, держа в руке сладкий пирожок, с недоумением слушал Остапа, но удержать его было нельзя. Его несло…


Источник: ЖЖ

* Заметки в блогах являются собственностью их авторов, публикация их происходит с их согласия и без купюр, авторская орфография и пунктуация сохранены. Редакция ИА «Сусанин» может не разделять мнения автора.

1100
0