• $ 73.64 ↓
  • € 87.17 ↓

США

Всю прошлую неделю с группой коллег работали в США. Знакомились с американскими проектными компаниями Роснано. Странно звучит – «американские проектные компании Роснано». Тем не менее, это так. Хотя сам термин «проектная компания» в данном случае не вполне точен. Как правило, если мы не создаем компанию под проект, а входим в капитал уже существующей, правильнее использовать термин «портфельная компания». Так вот, портфельных компаний Роснано в США – уже 11. И мы хотим, чтобы их было гораздо больше.

Понимаю, что прямо на этом месте и ровно в этот момент получу полный набор обвинений в предательстве национальных интересов России, финансировании американской науки и промышленности вместо нашей родной, советской и т.д. Но все же предлагаю хотя бы попробовать разобраться, почему и зачем Роснано инвестирует не только в российские, но и совсем наоборот – в абсолютно американские разработки.

Итак. Остин. Штат Техас. Пилотное производство этанола и дизтоплива на основе фотосинтеза генномодифицированных бактерий при помощи солнечного света, воды и – внимание – углекислого газа. Наша портфельная компания Joule. Больше пока сказать я не могу – именно потому, что технология по-настоящему революционная.

Бостон. Штат Массачусетс. Два революционных проекта в фармацевтике. Суть технологической платформы – самосборка наночастиц, состоящих из биодеградируемых полимеров. Иными словами – особый, уникальный метод конструирования наноразмерных структур, которые можно наполнять различными комбинациями лекарственных элементов на молекулярном уровне. Технологическая платформа разработана одним из ведущих мировых ученых Бобом Лангером, которого многие эксперты называют претендентом на Нобелевскую премию по медицине.

На научной основе исследований Боба Лангера созданы две компании – BIND и Selecta. Профессор Лангер – один из учредителей и совладельцев. Какой процент профессоров в России владеют бизнесом, созданным на основе их собственных разработок?

Что это за компании?

BIND – это целевая доставка лекарств прямо в поврежденные клетки организма. Обычные лекарства, что называется, «бьют по площадям», зачастую одновременно с лечением нанося ущерб здоровью из-за высокой токсичности. Если же мы применяем целевую доставку, то нам потребуется настолько небольшая доза того же лекарства, что его токсичность резко снижается, а эффективность резко растет. Это открывает новые возможности для лечения многих тяжелых заболеваний, в том числе онкологических.

Selecta – это вакцины, как профилактические, так и терапевтические. Наночастицы, содержащие антигены, направляются в лимфатическую систему организма, провоцируют выработку антител и, таким образом, повышают иммунитет.

Спектр действия вакцин может быть очень широким. Например, Selecta планирует производство вакцин против никотиновой зависимости. Как известно, во время курения молекулы никотина через кровь достигают мозга, где преобразуются в эндорфин, который и создают эффект удовольствия. Это – причина привыкания. Вакцина, попадая в кровь, улавливает молекулы никотина, связывает их и блокирует их продвижение к клеткам мозга. Гормон удовольствия не генерируется. Курить не хочется.

Я тоже поучаствовал в борьбе с курением

Selecta разрабатывает вакцины от диабета, различных видов аллергий, астмы, инфекционных и онкологических заболеваний, СПИДа.

Почему же мы инвестируем в американские разработки сотни миллионов долларов? В ответе на этот вопрос есть два разреза.

Первый - тактический. Все наши американские портфельные компании будут создавать в России центры исследований и разработок. Потому что в России есть хорошие научные школы, есть ученые и специалисты. Это – к вопросу о поддержке отечественной науки.

Наука в России катастрофически оторвана от практического применения, то есть от производства, от бизнеса. При таком положении вещей наука не развивается, а неминуемо стагнирует и деградирует. Потому что она не востребована самой жизнью. Лучшие ученые уезжают за границу, там бизнес инвестирует в научные исследования. Единственный способ спасения науки – найти или создать бизнес, которому нужны научные разработки. Нашим портфельным компаниям нужна российская наука. И она будет развиваться в создаваемых в России R&D-центрах наших портфельных кампаний, в партнерстве с лучшими российскими научными школами.

Дальше. Все наши американские портфельные компании будут размещать в России производство, будут строить заводы.

В России команды BIND и Selecta начинают работать с начала следующего года, а производство фармацевтических препаратов мы рассчитываем запустить уже к 2015 году. Специалисты хорошо понимают, что запуск производства новых препаратов в мире – это очень длительный процесс. В США он занимает зачастую 10-15 лет. В России мы планируем запустить производство за 3 года. И поэтому американцы идут к нам!

В 2012 году в России начнется строительство завода нашей проектной компании Crocus Nano Electronics - совместной компании Роснано и Crocus Technology, ведущего разработчика магнитной памяти. На этом заводе будут производиться чипы с использованием совместных разработок Crocus и IBM.

В 2012 году в России начнется строительство завода Plastic Logic – ведущего разработчика в области пластиковой микроэлектроники.

У нас есть преимущественное право на строительство первого промышленного производства компании Joule в нашей стране.

И во всех этих случаях на создаваемых производствах будут работать российские специалисты, инженеры и управленцы, а одним из главных, иногда крупнейшим совладельцем этих заводов будет Роснано. Это называется "трансфер технологий", и это - часть нашей стратегии создания отечественной наноиндустрии.

Но это еще не все. Есть и второй разрез, еще более важный, потому что - стратегический.

Несколько тезисов.

Тезис первый. Повторюсь: в России есть хорошие научные школы. Но много сфер и отраслей, где наша наука безнадежно отстала. К великому сожалению, сегодня в глобальной системе разделения труда Россия специализируется на нефти и газе, прорывных, революционных научных разработок – крайне мало. Концентрация исследовательских центров и технологических стартапов в Москве и в Силиконовой долине – соотносятся примерно так же, как плотность населения в России и Японии.

Тезис второй. Обойдутся ли американцы без нас? Да без сомнений! Легко! Все наши американские портфельные компании осуществляли бы свои проекты – с нами или без нас. Не в России. Без России. В лучшем случае нам будут продавать продукты – как продают Айфоны.

Тезис третий. Вхождение в проект на ранней стадии - сейчас - делает нас, РОСНАНО, Россию, фактически совладельцем технологий, за которыми, очень возможно, будущее. Можно возмущаться и обижаться на то, что мы тратим деньги российских налогоплательщиков на американские инновации, а можно сказать иначе: самые передовые технологии, разработанные в США,- частично уже наши, российские.

Вообще мы считаем, что проекты, основанные на трансфере технологий в Россию из-за рубежа должны в нашем портфеле составлять примерно 25%. Поэтому за прошедшую неделю как на Восточном побережье США - в Бостоне, так и на Западном – в Силиконовой долине – мы познакомились с двумя десятками высокотехнологических американских компаний, рассказать о которых я пока не могу. Надеюсь, что результатом будет несколько новых совместных проектов в России. Очень не исключено, что однажды один из этих проектов изменит мир.

Источник: http://a-chubais.livejournal.com/49864.html

* Заметки в блогах являются собственностью их авторов, публикация их происходит с их согласия и без купюр, авторская орфография и пунктуация сохранены. Редакция ИА «Сусанин» может не разделять мнения автора.

707
0