Закрыть

Институт нефти и газа

Часто разговариваю с учителями, и многие признаются, что испытывают перед началом нового учебного года мощный подъем сил. А уж если учебный год начинается в новой или отремонтированной школе, то тут чувства педагогов просто переполняют.
В этом году такие чувства испытали учителя 6 новых школ республики. И если в России в целом вступили в строй 89 новых школ, то есть в среднем по 1 школе на регион, то 6 наших на этом фоне выглядят весьма достойно. Но особая наша гордость – гордость всей республики – новый корпус Удмуртского государственного университета, в котором будет размещаться Институт нефти и газа. Его история стоит того, чтобы ее рассказать подробнее. Она началась 10 лет назад, в первый год моего первого президентского срока. Добившись столь желанной и необходимой политической стабильности, мы стали увереннее смотреть вперед, больше думать о будущем, о том, что оставим своим детям.
Я уверен, что новый корпус УдГУ – одно из материальных воплощений этой стабильности. На первом этапе нам было достаточно сложно убедить руководителей нефтяных компаний в том, что для нефтяного факультета УдГУ (об институте мы тогда и не мечтали) необходимо свое учебное здание. Они не хотели вкладывать деньги в долгосрочный проект, считали его рискованным. Чувствовалось, что руководители живут, можно сказать, одним днем, не зная, что будет завтра или послезавтра. 

К тому же, они уже отвыкли вкладываться в подготовку специалистов и рассуждали примерно так: пусть сами учатся, где хотят, а выучатся, то никуда не денутся, придут и попросятся на работу. 
Мы убеждали руководителей нефтедобывающих предприятий в твердости собственных намерений. Можно сказать и так, что мой президентский статус гарантировал им: деньги не растащат, стройку не забросят, корпус будет построен. Я и тогда, и сейчас убежден, что в Удмуртии можно и нужно готовить специалистов высокой квалификации для основных отраслей экономики. Прежде всего, из выпускников своих школ. А если к нам захотят приехать учиться из других регионов – милости просим. 

Тогда же, в марте 2001 года, мы создали Фонд развития и поддержки нефтяного образования в республике. Здесь нужно сказать добрые слова в адрес тогдашнего заместителя Председателя Правительства республики Виктора Алексеевича Савельева. Именно он был «мотором» в создании нефтяного факультета и именно он самым активным образом пробивал идею строительства корпуса и создания Фонда. 
Я стал председателем попечительского совета Фонда и вместе с Виктором Алексеевичем мы потратили немало сил, чтобы убедить нефтяные компании вложиться в строительство. С 2001 по 2006 год Фонд собрал 41 миллион 300 тысяч рублей. 

Самый большой вклад в Фонд сделала ОАО НК «РуссНефть», владеющая нашей нефтедобывающей компанией «Белкамнефть». На двоих они внесли в Фонд почти 30 млн. рублей. За эту помощь и поддержку слова признательности и искренней благодарности необходимо сказать главе «РуссНефти» Михаилу Сафарбековичу Гуцериеву – человеку, которому Институт нефти газа УдГУ обязан своим существованием. 

Вложили деньги в строительство и другие предприятия – «Удмуртнефть», «Удмуртнефть – Бурение», «Удмуртгеология», «Удмуртторф», «Чепецкое НГДУ». Но самый весомый, самый серьезный вклад сделала компания Михаила Сафарбековича, тем более, что начиная с 2007 года, финансировала строительство здания только ОАО НК «РуссНефть», перечислив в Фонд еще 24 миллиона рублей. 

А потом возникла пауза. Как вы помните, Михаил Сафарбекович вынужден был покинуть Россию. В это же время он потерял сына. Что происходило вокруг «РуссНефти» и самого Гуцериева, вопрос отдельный, и я не буду его обсуждать. Скажу об одном – внутренне я приготовился к тому, что корпус станет долгостроем. Наверное, единственным долгостроем в республике. 

Но в прошлом году, после возвращения Михаила Сафарбековича в Россию, он приехал в Ижевск и захотел посмотреть, что у нас получилось. Мы приехали на недостроенный корпус, осмотрели его, и тут Михаил Сафарбекович спросил меня и А.М.Прасолова: сколько нужно денег, чтобы завершить строительство, и когда это можно сделать. Цифру я знал – 300 миллионов рублей. А срок назвал «по привычке» - к следующему учебному году. А.М.Прасолов согласно кивнул. Так решилась судьба Института нефти и газа. 
Мы открыли новый корпус УдГУ 30 августа. Это было для всех нас невероятно радостное событие. Несмотря на все трудности (а они были, и еще какие!), было построено огромное здание, в котором буквально все сделано для удобства учебного процесса. Мы договорились с Михаилом Сафарбековичем о том, что в течение трех лет Институт нефти и газа получит недостающее оборудование – новое, самое современное, какого не будет, наверное, у других специализированных вузов еще достаточно долго. 

Это особенно важно для всех нас – тех, кто принимал непосредственное участие в строительстве и оснащении Института. Он имеет все возможности стать лучшей площадкой для подготовки лучших молодых нефтяников и газовиков в России. Созданный по последнему слову науки и техники, институт, я в этом уверен, будет привлекать лучших специалистов и преподавателей, лучших ученых. А значит, будет готовить необходимое количество высокообразованных, прекрасно подготовленных специалистов не только для нефтяной промышленности нашей республики, но и для всей российской «нефтянки». 

И последнее. Почитал, что пишут в сети об архитектурных особенностях корпуса. Мнения, как всегда, полярные. Не буду дискутировать по существу вопроса, тем более что корнями он уходит во вкусы, а здесь критерии очень неопределенные. Отмечу другое. По мне, лучше, если люди спорят о том, что мы построили, чем молчат о том, чего не построили.

Источник: http://aifudm.net/blog/volkov/institut_nefti_i_gaza/

* Заметки в блогах являются собственностью их авторов, публикация их происходит с их согласия и без купюр, авторская орфография и пунктуация сохранены. Редакция ИА «Сусанин» может не разделять мнения автора.

1263
0