• $ 57.51 ↓
  • € 67.89 ↓

Окно авторизации и регистрации


    CAPTCHA

      Лёгкий или трудный Семнадцатый? Что было и что будет с удмуртской экономикой

      В республику пришёл и твёрдо обосновался Новый год. Что нам оставил год прошлый и что нам предстоит в год грядущий? 
      При всей неблагодарности прогнозов есть чёткое понимание каким будет экономика Семнадцатого. И понимание это строится на отчётах высших должностных лиц Удмуртской Республики и данных Удмуртстата. Они тратят на итоговые годовые доклады существенные бюджеты, держат штат подготовленных чиновников-экономистов.
      Итак, 2016-й для Удмуртии был неплохим годом. Нам повезло. У страны продолжали сокращаться ресурсы, а Россия исторически реагирует на это одним способом – концентрацией. Концентрацией денег, людей, прочих ценностей. И в 2016-м Москва продолжала обладать бюджетами невиданными для нас. На празднование новогодних праздников столицей страны истрачено столько же, сколько столица Удмуртии тратит на все свои школы за год.
      Кроме концентрации ресурсов есть концентрация идей. Идеи развития экономики тоже генерировались только в Москве. Для регионов был простой выбор – если ты в фарватере решений центра, то всё неплохо.
      Республике повезло, что исторически наши четыре главные отрасли полностью повторяют приоритеты страны на 2016 год. Оборонный комплекс, добыча нефти, сельское хозяйство и производство автомобилей воспользовались режимом наибольшего благоприятствования, особой государственной политики и дали возможность отчитаться, что «мы сделали шаг вперёд в сравнении с 2015 годом. Индекс промышленного производства составил плюс 7,8 процента».
      Если читатель работает в этих четырех отраслях, как 160 тысяч его коллег, то до 2020 года ваши дела будут лучше, стабильнее остальных. Для вас год 2017-й – легкий.
      А для миллиона трехсот пятидесяти тысяч остальных жителей Удмуртии – трудный.
      Два года назад руководство республики открыто оперировало показателем «валовый региональный продукт» Удмуртии. Тогда он рос. Сейчас эти данные можно встретить в таблицах Удмуртстата, но не в отчётах прессе. Показатель — падает и ушёл из информационного поля. Что такое ВРП? Показатель сложный, но объяснить его можно довольно просто – это прибыль местных компаний и зарплата местных жителей. Чем больше добавленной стоимости производится на локальной территории, тем больше её ВРП. В 2016-м, а ранее в 2015-м показатель падал из-за, по существу, двух отраслей – строительство и торговля. Отличие их от растущих ОПК, АПК, нефти и автомобилей в том, что спрос на торговлю и строительство – внутриреспубликанский. Нет платежеспособного спроса – нет и торговли, нет и строительства.
      Стимулировать эти отрасли намного тяжелее чем федеральных любимчиков. Там проще – обычно достаточно повторять и дополнять федеральную поддержку. Если придумаешь что-то своё, усиливающее, например, как Глава республики за год до федералов инициировал местный проект «Миллион тонн молока», – результаты будут как у медалиста в школе. Недаром республика впервые вошла в тройку лучших в России по производству молока в организациях. С населением, которое составляет 1% от российского, стать третьим производителем – это золотая медаль.
      Добиться таких же успехов в строительстве и торговле не так просто. Меры нужно придумывать свои, а не заимствовать московские. К счастью, из-за распространения информационных технологий мы теперь живем в большой библиотеке. Что-то можно и подсмотреть.
      «Наши недостатки – продолжение наших достоинств». Ресурсы концентрируются в Москве? Надо это использовать за счет притяжения специальных льгот (особые зоны, «территории опережающего развития», крупные региональные проекты по федеральному мандату и т.п.).
      «Экономика простых товаров». Просто так не начнёшь производить локомотив, развивающий скорость в 300 км в час. Для этого нужны десятки лет опыта, развитая инженерная культура, желательно немецкая, подпитка молодыми умниками, миллиарды инвестиций, наконец. А для производства молотков входной билет на порядки дешевле. Значит в силах местной власти, чтобы в магазинах продавались не азиатские молотки, а местные. Пусть местный мелкий молоткопроизводитель не платит налогов, платит очень низкую аренду, а проверки видит только по телевизору. Главное, уважаемый предприниматель, плати здесь зарплату и зарабатывай здесь прибыль. Кстати, лишних денег в бюджете нет, но вот тебе грамота. Теперь даже школьник знает, что ты – самый уважаемый в обществе человек.
      «Протекционизм». В 2016-м сеть магазинов Магнит вошла в число крупнейших налогоплательщиков Удмуртии. Налоговая нагрузка на отрасль торговли, по отчетам налоговой инспекции, 3 (три!)%. В то же время из местных торговых сетей остались только две, а сколько сгинуло мелких частных магазинчиков и не счесть. Для местной экономики продавец в Магните не равен себе же – частному продавцу, работающему в арендованной лавочке. На эту разницу для Удмуртии бенефициар сети летает на вертолете в Краснодаре. Да, федеральные торговые сети – опытный боец, всеми силами работающий с налогами, пользуясь всеми честными возможностями правового поля. Но у местной власти есть неотразимое преимущество – законодательные функции. Местные компании независимо от силы своих юристов должны иметь преференции на своей территории. В силах государства обеспечить это.
      Как и делать другие шаги по направлению к тому, чтобы 2017-й стал легче 2016-го, но тяжелее 2018-го. А идей может быть много.

      Источник: Facebook


      * Заметки в блогах являются собственностью их авторов, публикация их происходит с их согласия и без купюр, авторская орфография и пунктуация сохранены. Редакция ИА «Сусанин» может не разделять мнения автора.

      3396
      3