• $ 77.73 ↓
  • € 85.74 ↓

Фонд ИГГС и его cекреты

Каждая семья имеет право на конфиденциальность.

Очень часто решения фонда остаются непонятными для общества в момент их принятия. Нас осаждают, ругают, пишут гневные сообщения, а некоторые и вовсе посылают на нас проклятия.

1 февраля 2020 на Сарапульском тракте произошло ДТП, погибли женщина-водитель и ее муж. беспощадные комментарии начинают сыпаться со всех сторон. Для меня, честно, эта неистовая людская жестокость - уже привычное дело. я уже не обращаю внимания, тогда как родственники погибших хватаются за карвалол от вновь прочитанной гадости. среди общего фона негативных коммен6тариев нахожу информацию о том, что у погибших осталось трое детей. Кто-то пишет, что хотел бы помочь семье, а кто-то настроен крайне негативно... Думаю, как поступить...ведь по уставу фонда я не могу помогать стороне виновной в ДТП. А если фонд ИГГС проявляет попытки помочь "неугодным", начинается лютое осуждение, которое подкрепляется нецензурной бранью и оскорблениями. Люди очень лихо судят других людей, не утруждая себя в изучении деталей и особенностей каждой отдельной ситуации. Очень сложно морально противостоять шквалу беспочвенных обвинений и советов "как лучше. как надо, как правильно".
Опираясь на пункт в уставе фонда о помощи детям - сиротам, появляется возможность помочь детям... выезжаю в семью.

По возможности мы стараемся всегда выезжать в семьи погибших и пострадавших, потому что только личное общение дает больше шансов на принятие верного решения.

простой одноэтажный дом, за забором лает собака, двери открыты, тишина... в доме траур... лишь мальчики, играющие в спальне родителей нарушают общую картину безмолвия. при виде нас они с любопытством вылезают из своего укрытия, и улыбаясь спрашивают, кто мы и зачем приехали. Говорю, что мы гости из города и первый вопрос, который я всегда задаю с порога, знают ли дети, что их родители погибли. Бабушка отрицательно качает головой. Тогда я прошу отвлечь детей и увести от нашего разговора. за годы работы в сфере дорожных катастроф, уже на ходу ориентируешься в ситуации.

Более трех часов я провела в доме, в семье, у людей, изучая их быт, уклад жизни и слушая истории о погибших, истории семейных побед и конфликтов. Еще вчера мы были совершенно чужими людьми, а сегодня им приходится делиться со мной секретами, хотят они того или нет, ведь все мы понимаем, что в каждой семье есть вещи, о которых не хотелось бы распространяться первому встречному.
Я слушаю очень внимательно, понимая, что каждая деталь делает меня ближе к семье и их детям. начинаю впитывать и пропускать через себя...вот отсюда уже оформление всех необходимых документов, начало сбора и публикация в социальной сети.
Самое больное - это вновь пережить комментарии и не сойти с ума, потому что опять пережевываются детали и обстоятельства ДТП, обсуждение виновных и их поступка на дороге и самое отвратительное, начинается грязь, которая льется на семью, в надежде, что у фонда откроются глаза и сбор закроют, так и начавшись. Нестерпимая правда современного человечества, не сопереживать, а добить, да побольнее. Этот период самый тяжелый в моей работе. Период отслеживания всех комментариев, удаления самых кровожадных из них и прочитывания огромного количества личных сообщений "с правдами и неправдами" о том, стоит ли помогать семье или не стоит, а также множества вопросов о личной жизни членов семьи и подробностей их внутрисемейных отношений.

Но, как бы не сложились обстоятельства диалога в социальных сетях, я никогда не расскажу секреты людей, которые мне доверили. Я понимаю, что фонд ИГГС создан на платформе социально сети, где принято обсуждать всё, но я твердо убеждена, что у каждой семьи есть право на конфиденциальность, которого я стараюсь придерживаться.

Именно поэтому многие вопросы аудитории остаются без ответов и вновь вместо понимания, общественность вешает на меня ярлыки высокомерия. Этим постом я пытаюсь донести до вас один из примеров того, как мы работаем и почему не сообщаем подробности того или иного ДТП и принятия наших решений. я просто не имею на это никакого права, потому что это не моя семья, не моя история и не мое горе. я всего лишь человек, который подставил плечо поддержки, а не пришел в дом, чтобы узнать их твйны и осуждать.

Каждую семью я принимаю такой, как она есть.

Без оценок и критики.

Источник

 

 


* Заметки в блогах являются собственностью их авторов, публикация их происходит с их согласия и без купюр, авторская орфография и пунктуация сохранены. Редакция ИА «Сусанин» может не разделять мнения автора.

2185
0