Закрыть

Арт-Квадрат. Театр

К сожалению, на прошедшем фестивале "АРТКВАДРАТ.ТЕАТР" не было предусмотрено время на общение участников с членами жюри, разбор полетов. Благо есть интернет. Читаем Анастасию Богдановскую, театрального критика из Екатеринбурга. 


Оригинал взят у bogdanovskaya  в Арт-Квадрат. Театр

Итак, фестиваль "Арт-Квадрат" в Ижевске. По направлению "театр" было представлено шесть постановок по современному материалу. Поскольку все коллективы любительские, то и отношение к ним особое, ожидания перемещаются в другую сторону.

1. Творческая группа "Лента", "Случайный номер" (автор и режиссёр если не путаю Борис Михайлов).На самом деле, авторство обозначили совершенно напрасно, потому что материал сильно вторичный. Краткий пересказ "Тринадцатого номера" Куни, идущего по всем театрам страны, со слегка продолженным сюжетом, в стилистике немого кино. Предметов – минимум, и они не особо нужны, как не нужны слова. С титрами немного поиграли, "подсматривая" очередные реплики, артикулируя мат вместо "Чёрт", потом снова про них забыли. Смешного в комедии оказалось мало.

2. Молодёжный театр "Les Partisans", "Бойцовский клуб: наша версия" (режиссёр Павел Зорин, основано на одноимённом фильме с вербатимными вставками самих актёров и их знакомых).То ли на контрасте с предыдущим, то ли потому, что о "Партизанах" уже успело сложиться доброе мнение, а скорее всего потому что ребята действительно круты, многое понравилось. Обо всём рассказывать времени нет, а хочется, поэтому конспективно, "по верхам". Копирование сцен из фильма сменяется размышлениями на тему (кино – лишь повод для серьёзного "самокопательного" разговора), и, когда обезьянки снимают маски, винтики системы становятся людьми, обретают свою личность, и дальше несут своё – очень личностное, что ценно – отношение ко всему, что будет играться и говориться. Кто такой Тайлер? Джек? А Марла? Они – какие? Что мы о них знаем, а что додумываем? Могли бы они быть похожи на нас, быть среди нас? Пытаясь уловить образы киноистории, актёры проецируют абсолютно всё на свою жизнь (потому и роли разложены на множество проявлений, чтобы возможность примерить была у каждого), каждый говорит в первую очередь о себе и становится чуточку понятней и ближе. Выглядит вполне логичным, что после драки, поданной как танец сцепившихся полуобнажённых мужских тел, мужчины продолжают общение в клубе и сближаются уже душами (здесь любо-дорого смотреть, как парни говорят и слушают). И снова сцены из фильма, и снова откровения: об отцах, о любви, о знаковых знакомствах, о роковых женщинах, о драках, а затем финальные титры (играть в кино, так до конца)... Важно, что это команда, единомышленники, идущие к одной цели, несмотря на промахи (заметно, что показ был не из лучших), что они понимают, зачем они собрались и ради чего они это делают, что они хотят сказать.

3. Творческая группа "Луна", "Осада" (режиссёры Павел АммосовСергей Кочин, по пьесе Евгения Гришковца).Пока читала материал, представила, что нужно его решать исключительно в абсурдном ключе, с иронией над собой и над текстом, потому что всерьёз такое ставить невозможно. "Луна" делала попытки ухода и в абсурд, и в самоиронию, но проваливалась в формализм, психологизм – и проигрывала. Куски, сделанные в задней части сцены, не были решены никак и вообще плохо слышались. Выход трёх безумных воинов сначала обнадёжил, потом поднадоел, потому что кроме внешности им ничего интересного не придумали. Всегда в кассу был Икар (Анастасия Жулдыбина), но связь между его выходами, эпизодами с воинами и с юношей и ветераном не прослеживалась. Устала от просмотра очень и так и не разгадала загадку, чем режиссёров привлёк столь слабый текст.

4. Театр-студия ИРЗ, "Про завод и про меня" (режиссёр опять же Павел Зорин, материал для вербатима собран студийцами у работников завода).Студия Ижевского радиозавода знакома по предыдущему Коляда-плейс, и встречу с запомнившимися актёрами я ждала. Не подвели. Зарисовки из жизни завода даны самые разные, рассказывают их и новоприбывшие, кому проще видеть разницу и высказывать критику, и ветераны труда, для кого завод уже стал неотъемлемой частью жизни. Бытовые сценки. Рутина, превращающая человека в машину (здесь и кое-где ещё будет неявная перекличка с БК). Поводы для гордости. Конфликты. Поводы для огорчений. Поводы задуматься. Радости. Юмор. Автостёб. Победы. Отчаяние. Разброс эмоций внушительный, и они близки именно потому, что на сцену вывели живых героев, а не типажи. Каждый рассказчик говорит и от своего лица, даже если текст не его (и уровень рассказывания тут выше, чем в том же БК, и спектакль более ровный и собранный без провисаний). Интонации разговора доверительные, тут нет рисовки и почти нет игры, всё приближено к правде и у всех горят глаза. Искренний Андрей Назаров, с симпатией относящийся к своему персонажу. Статный, значительный внешне и убедительно говорящий Иван Сачков. Обаятельный и улыбчивый Александр Шкляев(видимо, из тех людей, которые с годами, как вино, становятся всё лучше). Хрупкая Любовь Силантьева. Женственная и собранная Александра МыцкоЛюция Макарова с тёплыми искорками глаз и непростым багажом за плечами. И, конечно, поразивший всех правдивостью монолога и мастерством его отображения Антон Юрченко, герой вечера. Актуально. Насущно. Узнаваемо.

5. Театр "Парадокс", "Зрители" (режиссёр Ирина Цымбалова, по Вадиму Леванову).Текст был по-своему хорош, смешон, но из него получилась скучная тягомотина, даже порезанная неудачно. Здесь, наоборот, хорошо сыграли бы типажи, а не конкретные люди, изображаемые всерьёз. Актёры (не забываем, что любители, поэтому делаем скидку) не смогли соотнести себя с тем, что они должны произносить, не попали в характеры, а потому всё яркое в пьесе стало блёклым на сцене. А ведь заявка на перформанс и провокацию была хороша, и в один момент даже случайный зритель подключился, но потом эта связь пропала...

6. Театр "Птица", "Чудная баба" (режиссёр Светлана Шанская, по пьесе Нины Садур)."Очень страшная комедия" лишена элемента страха и мистики. Осталась хорошая игра актрис, хороший смех, хороший текст. Поле, заблудившаяся на уборке картошки Лидия Петровна (Анастасия Зиновьева) и охотящаяся на неё Тётенька/Убиенько (Елена Красильникова/Александра Куприна). Чтобы страшное перестало пугать, нужно посмотреть на него внимательно, разглядеть под лупой и разобрать на детальки. Поэтому двойственность "мистической" спутницы (действительно очень комичной и нелепой женщины в резиновых сапогах на босу ногу и топорщащимся из-под платка ухом), должной наводить страх на собеседницу, сразу открывается зрителю как "случайно" попавшая в поле зрения вторая актриса-дублёр. Потом этот юмор пойдёт по нарастающей, и нам будут демонстрировать непомерно длинные руки, ноги и спины, будут раскрывать собственные секреты и за счёт этого саморазоблачения становиться доступнее и привлекательнее. Отличное настроение к концу дня состоялось, как состоялся и фестиваль.

Основная проблема тех, кто "не попал" – отсутствие осознания, зачем люди вообще приходят заниматься театром (коли они любители и не обязаны служить в конкретной труппе и зарабатывать на жизнь актёрством). Когда нет жизненности, живости, когда глаза не горят и никто не понимает, что они хотят сказать, тогда ни театр, ни спектакль нельзя считать состоявшимся.
Благо на фестивале попались разные коллективы, и живые, думающие и чувствующие перевесили.


Источник: ЖЖ

* Заметки в блогах являются собственностью их авторов, публикация их происходит с их согласия и без купюр, авторская орфография и пунктуация сохранены. Редакция ИА «Сусанин» может не разделять мнения автора.

1520
0