• $ 64.43 ↑
  • € 71.24 ↑

Чай пили, чашки били, по-китайски говорили…

Когда вдруг кто-то рядом говорит про Китай, меня охватывает ностальгия: мол, плавали, знаем… Я вскакиваю с дивана, когда по новостям показывают Дворец Императора, тычу пальцем в блюдце экрана и кричу: ура, я там была, я там была, ура, ураляшечки, невероятно, я там была.

И так до тех пор, пока муж не переключит на «Уральских пельменей». А я все еще парю, вспоминаю, как я там смотрела во все глаза, слушала, отдыхала и даже выживала…. И вот что у меня есть к вам сказать…



Китай похож на огромного голодного великана, который жадно ест, все что движется, плавает, ползает и колосится.

Он заглатывает миски с лапшой, инвестиции, корпорации и не давится, потому что строго соблюдает старинный совет советской школы: жуй, жуй, глотай. Этот великан быстро-быстро работает палочками, по рисинке, изящными порциями, набивая желудок.

Поездка в далекий, растущий на наших глазах Китай – настоящий счастливый билет, который я вытянула в прошлом году. Мне довелось приземлиться туда не обычным туристом, и за 10 дней побывать в старомодном Пекине, острове Хайнань с золотыми пляжами, и пылающем Шанхае.

Столица Китая, если бы не иероглифы, кстати, выглядит вполне себе хмуро и скайланом помпезных дворцов «сталинского» периода местами напоминает старую Москву. Миллионы людей, которые населяют этот город, как муравьи, умудряются прятаться среди этого стекла и бетона: днем на улицах Пекина пустынно, как при инаугурации президента России. Сквозь смог поблескивают только фары автомобилей и спицы сотни велосипедов на реках дорог. У каждого свое «дао», то бишь путь, и только сосредоточенные китайцы способны в этих лабиринтах не потерять прицела.

Одинокая праздная парочка на тротуаре – скорее всего, приезжие. Наверное, беспечная прогулка в разгар рабочего дня приравнивается к тунеядству. Местные туристы из южных провинций ходят строгими группами и чаще фотографируются с иностранцами, чем с пекинскими достопримечательностями.

Нас предупреждали, что китайцы давно привыкли к интуристам, поэтому на постигший нас успех мы не рассчитывали. Однако наша группа русских журналистов из 4 человек как-то сразу вызывала внимание аборигенов, и мы не раз ловили на себе объективы видеокамер и даже замечали, как китайцы целыми семьями со счастливыми улыбками заговорщиков тайком фотографируются на нашем фоне.

И теперь где-то в китайском городе в семейном альбоме будет храниться и передаваться из поколения в поколение снимок с «белой пандой».

Полагаю, что путешествие по собственной стране для китайцев – дело не из дешевых, поэтому для некоторых поездка в Пекин, а уж тем более встреча со здоровенной белой девицей – повод для разговоров на годы вперед. Впрочем, что скрывать, не каждый житель Ижевска вот так запросто наскребет на приличный семидневный тур по Санкт-Петербургу, а некоторые русские афромериканцев только в кино и видели. Вот и мы почувствовали себя немного неграми.

Таких же негров мы потом встречали на туристической улице Ванфуцзин в Пекине, где подают жареных скорпионов и личинок; на Великой китайской стене, где поджарые европейцы на одном дыхании преодолевают несколько километров подъемов и ступенек; в русском квартале на тропическом острове Хайнань; и в Шанхае. Новый район Шанхая похож на бабушкину подушечку для игл и булавок – на небольшом островке прокалывают небо звонкие и сияющие небоскребы. Эта точка на Земле притягивает сотни туристов со всего света запахом денег и предвкушением завтра.

Как они все это сделали, когда успели, откуда столько сил и терпения? – думали мы, сплевывая похлебывая черепаший суп. Пусть у нас не так много людей, зато много денег, много природных ресурсов и, на минуточку, талантов-самородков-энтузиастов.

Знаете, где мы нашли ответ? В пекинском ресторане, на первом этаже затрапезной гостиницы, где находят приют командировочные клерки. Обычно там не бывает вин, но об этом мы узнали уже потом. С нами за одним столом в тот вечер ужинал мой коллега - обычный русский парень, с открытым лицом. При этом он блестяще говорит на мандарине, литературном китайском, который знают далеко не все местные.

Разумеется, этому славянскому богу мы поручили сделать заказ. Черноглазая официантка зачаровано улыбалась, смотря ему прямо в рот, и после 15 минут объяснений, словно, очнувшись ото сна, что-то спросила. Славянский бог терпеливо повторил свои заклинания на «нихао-махао». Девушка ушла, а наш толмач, вытирая пот ото лба, объяснил, что заказал, как просили девочки, бутылку белового вина и воды, но китайцам сложно выполнить два дела одновременно, поэтому пришлось убеждать. Мы не поверили (глупые), и даже смеялись.

Но, время шло, голубей мы уже обглодали и перешли на бамбуковые ростки, а черноглазая затерялась в толпе близнецов. Пришлось звать другую, коренастую, снова дважды терпеливо объяснять заказ. Соевый соус вприкуску с корнем лотоса был нервно выпит до дна. Наконец вернулась первая, глазастая. Сказала, тепло улыбаясь, что белого сухого вина нет. Мы схватили ее за рукав, попросили - давай красное.

Барышня бросилась в стойке, где клубились официантки и, словно шар для боулинга, разбросала их кеглями по всему заведению. Они закружились в броуновском движении, слегка пританцовывая, совершенно бессмысленно заламывая руки. Прошло еще 10 минут. Черноглазая присеменила, сказала, что у них вообще нет вина.

Икая от смеха, мы стали тыкать в меню, где было написано – water. Просто «вотер, уан боттл, плиз» - перешли мы околомеждународный, а черноглазая смотрела в пол. Она вернулась через четверть часа… с чаем, обычным зеленым. Лица русских туристов вытянулись от неожиданности: на нашем уже был точно такой же, не допитый.

Но это не конец истории. Когда вторая порция чая была осушена в мертвой тишине, неожиданно подбежала вторая официантка, коренастая, с, оп-ля, - бутылкой красного! За столиком началось веселье: легкое похрюкивание, аплодисменты и звон битой посуды.

«Я же говорил – не поручай китайцу два дела одновременно», - сказал наш славянский бог, после того, как отказавшись от любого вина и даже саке, абсолютно трезвые мы вышли из-за стола.

Тогда нам было очень смешно, но, я думаю, мой коллега случайно раскрыл нам китайский секрет. Он заключается не в том, что китайцы глупы и беспомощны, он заключается в порядке. Китайцы просто знают свое место в жизни, не путаются на «дао» у соседа, делают только свое дело, но делают так, как установлено порядком.

На огромной площади в Пекине трудятся десятки уборщиков, патрулирующих свою невидимую зону ответственности. И крошечными щеточками каждый на своем участке терпеливо оттирает от плитки нашлепки жевательной резинки. Вино в китайском ресторане – выходит за рамки традиций, а значит порядка, поэтому нам посчастливилось выйти оттуда «стеклышками».

Поэтому мне кажется, что в нашей стране тоже не хватает порядка. Такого надежного, спокойного порядка, чтобы никому и в голову не пришло пить хоть красное, хоть белое.



Источник: ЖЖ

* Заметки в блогах являются собственностью их авторов, публикация их происходит с их согласия и без купюр, авторская орфография и пунктуация сохранены. Редакция ИА «Сусанин» может не разделять мнения автора.

895
0