• $ 63.76 ↓
  • € 71.17 ↑

Почти родственники

Почти месяц прошел с тех пор как я  в Хельсинки. Слава богу, лето, а это значит, что вечером, после рабочего дня, можно несколько часов гулять по городу, не кутаясь в пальто, и наблюдать.  Я, конечно, не искушенный путешественник.  Поэтому, наверняка то, что в Финляндии  мне показалось благословенным чудом, настоящие космополиты попросту привыкли не замечать.

Например,  повсеместные подземные парковки. Там, под асфальтом,  автомобилей гораздо больше, чем на самих улицах. Парковки строятся сразу же при закладке многоквартирных домов, и  для них отводится так называемый минус первый или даже минус третий этаж.

За уличную парковку приходится платить с помощью специальных  автоматов. Очевидно, что постоянно раскошеливаться   финны не любят, поэтому предпочитают дешевые велосипеды. Это промежуточное состояние человека между  пешеходом и автомобилистом, которое до сих пор не развито в России, в Финляндии существует как отдельно сформировавшийся класс с собственной инфраструктурой, куда включены не только 1 тысяча километров велодорожек, но и лифты в метро, удобные спуски с тротуаров на проезжую часть, велопарковки, магазины с соответствующими аксессуарами и так далее.

Вся эта система работает круглый год, вне зависимости от погодных условий. Финны седлают своих тощих железных коней даже в снежную бурю, и  уверенно крутят педали, прикрывая носы шерстяными шарфами. Городским властям приходится сыпать обледенелые дорожки гранитной крошкой, чтобы система не рассыпалась.

Финны на велосипедах, кстати, не создают ощущения пышущих здоровьем, хотя, согласно статистике, живут дольше, чем остальные жители Европы. В массе своей финны округлы и даже дрябловаты. Тело среднестатистического велосипедиста слегка расплескивается по краям узкого остова велосипеда, рискуя перетянуть хозяина на крутом повороте.  Это, конечно, видимость. Потому что управляют они своими двухколесными компаньонами мастерски, иногда агрессивно, но аккуратно. 70-летний дедушка с окладистой бородой по самую грудь, девица в мини-юбке, дружная семейка с малышом на специальном пассажирском креслице – колоритнее велосипедистов могут быть только финские бегуны: и стар и млад в беговых кроссовках в режиме нон-стоп накручивают километры городских дорожек. Специально для любителей финской ходьбы в Хельсинки многие пешеходные маршруты продублированы гравийными, словно лесными тропками, по которым невозможно отбить пятки.

Во время бега или велотрипа  - жителям Суоми нет равных, но если финн вдруг выходит на улицу в статусе пешехода,  он превращается в разнеженного тюленя, еле волочащего ноги по брусчатке, время от времени открывающего рот на бездарных уличных музыкантов.
Прямоходящего финна легко спутать со стоящим - между ними нет особой разницы: они оба почти не двигаются и сосредоточенно молчат. В Хельсинки городской праздник может оглушить непривычного туриста тишиной. Финны организованными колоннами перемещаются от одного кафе к другому, от выставки к сцене, излучая ровное спокойствие, подобное северному сиянию, шелковой волной раскинувшемуся  по низкому небу.

Я помню недавнюю регату, когда грандиозные парусники  заходили в порт, и от вида вытянувшихся по струнке нарядных моряков,  заложивших руки за спину и открывших свои соленые лица ветру, мне хотелось кричать «гип-гип, ура» и размахивать чепчиком. Вместо радостных приветствий мне пришлось конфузливо озираться, ища поддержки в толпе финнов, которые в абсолютной тишине встречали украшенные веселыми флагами суда,  и в их ледяных  глазах читалась усталая уверенность в цикличности вечности. Как королевские пингвины, столпившиеся у кромки моря,  они хмуро наблюдали за величественными искрящимися айсбергами, которые плыли тут вчера, проплывут сегодня и вернутся завтра, как всегда.

Такая эмоциональная замкнутость, кстати, характерна для финно-угорских народов, и удмуртов в частности. За что их и люблю. Обычно за замкнутостью скрывается  уравновешенный характер, преданность своему делу, умение держать слово и не тратить лишнего. Экономия, скопидомство, бережливость определяют не только быт финнов, но и государственную политику: все бытовые отходы тщательно сортируются уже на уровне мусорных контейнеров – у дома, в кинотеатре, на улице – их можно сразу разделить на бумагу, картон, остатки еды  и так далее. А вот жестяные банки и пластиковые бутылки финны предпочитают приберечь – их  можно сдать в специальный автомат и получить за каждый экземпляр чек на 15 центов. Перечислять все это скучно, но на деле - приятно. Такие чеки можно, например, реализовать в специальных магазинах, торгующих алкоголем.

Их, кстати, не так много, да и цены там существенно выше, чем в России. Пиво и сидр продаются в обычных супермаркетах. Но финны любят выпивать в барах и ресторанах, летом  выставляющих столы и стулья прямо на тротуары, украшая их тумбами с цветущей земляникой или петуньями. И это придает Хельсинки немножко средиземноморский вид. Частую перемену погоды, которая зависит от капризов холодного Балтийского моря, закаленные клиенты переживают, укутавшись в пледы, туристы согреваются  недешевой местной желтой водкой из картофеля, по-деревенски пахнущей сушеным укропом, а финны – крепким ментоловым ликером с привкусом мяты. Правда такая идиллия продолжается не долго – в будни после девяти все магазины и заведения общепита имеют свойство закрываться, а в выходные лениво работают до шести и баста.

В еде  финны, в отличие от китайцев, оказались моими единомышленниками. Овощи, рыба, кровяная колбаса и даже манная каша, в широком ассортименте представленные на прилавках, вселяют в меня уверенность, что еще месяц я продержусь.

Источник: ЖЖ

* Заметки в блогах являются собственностью их авторов, публикация их происходит с их согласия и без купюр, авторская орфография и пунктуация сохранены. Редакция ИА «Сусанин» может не разделять мнения автора.

755
0