• $ 75.19 ↑
  • € 88.63 ↓

Про очищение общественного вкуса

На мероприятие, отражённое на афише







я попал благодаря организационной деятельности Марата Кабанова (а.к.а. Mkabanov ). Делаю репост этой афиши еще и потому, что, если честно, так и не понял до конца нюансов отношений ЦСДР и театра «Les Partisans», а так (дав картинку) можно вроде как не останавливаться на организационной части мероприятия, где не могло не проявиться «любительство» театра. Например тем, что билеты на спектакль не продают и проводится он не на сцене, куда я как опоздавший, пытался проникнуть), а в какой-то студии, на третьем этаже филармонии. Впрочем игра предельно близко к зрителю позволяет лучше донести до него свой замысел!

Разговор со зрителем стихами требует от исполнителя предельной искренности, которая без сомнения так же является синонимом слова любительство (в самом высоком его смысле). Но не всё так просто. Это не поэтический вечер, а именно театральное действие и чтобы заиграло главное преимущество текста, а именно

каждое стихотворение — отдельный спектакль

актёрам надо, что называется «станцевать» на маленьком платочке, суметь в своё небольшое появление на сцене (от 10 секунд) не только прочитать текст, но и создать сюжет, сыграть его, и передать реакцию зрителя дальше, как эстафетную палочку, уже другому исполнителю, но оставить что-то и себе в актив, потому что, у каждого актёра своя маленькая «большая» роль (восприятие разных стихов складывается еще и в личный багаж исполнителя после каждого выхода на сцену).





драматичный момент))



Мизансцена спектакля такова — актёры появляются перед публикой небольшими группами или по-одиночке, читают стихи, а на телеэкране высвечивается имя поэта, чьи стихи декларируются в этот момент.. Это (с одной стороны не хитрое) решение позволяет избежать «потери темпа» с объявлением авторов и задаёт некий второй фон исполнению - зритель видя имя поэта и годы его жизни, как бы подключает свой собственный опыт, своё восприятие истории, и свои готовые эмоции! Ведь у многих поэтов, своя, трагичная история жизни.

Поэтому изящество этого решения с телевизором имеет своей обратной стороной большую опасность того, что реакция зрителя уйдёт гулять каким-то своим маршрутом. Чтобы этого не произошло — актёрам нужно постоянно, без малейших локальных «провалов» держать его внимание на себе, вести его за собой, в новые впечатления. То с каким профессионализмом (в высшем смысле этого слова, не по статусу, а по умению найти грань между лицедейством и подачей смысла) справляется с этой задачей труппа театра, стало для меня приятным сюрпризом.





Блистательного Хармса блистательно же исполнял Андрей Хмелёв (а.к.а breadyatina)



Вторым (приятным же) сюрпризом для меня стало постобсуждение спектакля зрителями и актёрами, ставшее по сути вторым его актом и доставившее участникам массу пищи для размышлений и просто поводов для приятных эмоций.





Актёр театра Павел Сергеев (а.к.а. pavel_gatsby ) на обсуждении



Тут то вот и обнаружилось, что каждый зритель увидел на сцене и прожил какую-то свою историю.

Кому-то понравилось то, что с середины спектакля к поэтам серебряного века (Маяковский, Хлебников, Бурлюк, Кручёных, Мариенгоф) как то незаметно)) стали добавляться современные авторы,а в текстах начала двадцатого века стали появляться актуальные словечки, типа «Оборонсервис» (может это и не всем понравилось, но полагаю — Владимир Владимирович, не подумайте, что Путин, был бы доволен)). Причем и то и другое произошло очень органично, что может свидетельствовать, как о «вечности» искусства» так и о «вечности» освещаемых проблем.

Центральным местом этого блока стало поразившее многих стихотворение малоизвестного (мне так до этого представления вообще не известного) автора Елены Гуро, о «моральной смерти» чистого мальчика и как из него прорастает, по обозначению Маяковского «мурло мещанина».

Для меня последнее время (что легко проверить по недавним постам)) центральной стала тема свободы, ответственности и их цены для каждого человека. Возможно отсюда моим эмоциональным пиком спектакля стало исполнение поэмы Есенина «Чёрный человек», в которой, как нигде в русских текстах показана какой невыносимой может быть навязчивость действительности, и как легко мы можем эту навязчивость персонифицировать



Чёрный человек,

ты прескверный гость

Эта слава давно

про тебя разносится

Я взбешен, разъярён

и летит моя трость

Прямо к морде его

в переносицу....



Но как известно герой поэмы разбивает лишь зеркало.

Мы сами создаем себе демонов, сами их боимся и сами их разбиваем (если повезёт)

Всё находится в нас

Это тоже об этом.

То, что эти демоны еще очень и очень сильны в нас показал один из самых молодых зрителей в обсуждении, когда спросил, а точно ли еще жив Олег Груз (1979г.р.)





автор ироничных стихов про Путина, читавшихся со сцены;-))



Режиссеру спектакля Павлу Зорину (а.к.а. borhes ) пришлось успокаивать собравшихся, что не только жив, но и готовит в ближайшее время новую программу. Именно стихами этого современного (и по паспорту) автора закончился спектакль, оставив каждого из нас перед непростыми вопросами.

Впрочем на обсуждении я узнал, что у спектакля есть другое, более громкое и праздничное окончание, чему особенно обрадовалась (уже можно сказать) штатный фотограф блоггерклуба Ольга Шмыкова (а.к.а. ms_olgavic ) (Все фото — её работа))







Источник: http://zolotoperoff.livejournal.com/10117.html

* Заметки в блогах являются собственностью их авторов, публикация их происходит с их согласия и без купюр, авторская орфография и пунктуация сохранены. Редакция ИА «Сусанин» может не разделять мнения автора.

799
0