• $ 63.23 ↓
  • € 70.43 ↓

Археолог Смирнов
и камень принцессы
18+

Марат Газизуллин
Журналист
26 июля 2019
В музейной коллекции Кестыма достаточно много артефактов Чепецкой археологической культуры - это 10-13 века нашей эры. Вот только ученым никак не получается привязать эту культуру ни к одному этносу, проживающему сейчас на территории Удмуртии. Археологи продолжают копать неподалеку, в Балезинском районе .

Рядом с Кестымом и в Гордино археологи работали много, но этот интерес привел к фактическому уничтожению целого ряда памятников руками «черных копателей». Они искали старинные деньги и украшения. Поэтому сейчас проводить грамотную и качественную археологическую разведку в окрестностях Гордина крайне сложно. Все, что можно было изучить, уничтожили самодеятельные кладоискатели.

Впрочем археологи в прошлом и сами попадались с авантюрными наклонностями. В 1930-х в ходе своих похождений в стиле Индианы Джонса они даже спровоцировали в Гордино волнения.

Кто жил в на Чепце до 14 века?

Часть городищ Гордино уже изучены. В IX-XIII вв. здесь было развито земледелие, животноводство, кузнечное, литейное и косторезное ремесла. Через эти места проходили волны миграций – расселение удмуртов, приход первопоселенцев – русских, бесермян, татар.
При этом остается загадкой этническая принадлежность представителей чепецкой и более ранней поломской культуры. Проследить связь исчезнувшей культуры с предками современных народов не получается. Ученые шутят, что «газет не осталось», то есть нет письменных источников этих культур.Так, копавший памятники Балезинского района археолог Дмитрий Дерендяев говорит: «Возможно, поломская и чепецкая культуры - не предки удмуртов. Потому что и марийцы, и предки удмуртов могли там быть. Потом и связь с Волжской Булгарией несомненно были». И вот эту связь археологи проследили уже в 30-х годах 20 века.

Но кто бы мог подумать, что эти милейшие люди, привыкшие работать в тиши библиотек и требующие защитить памятники от «черных копателей», окажутся настолько дерзкими в погоне за знаниям, что устроят настоящий вестерн.

Грабеж - целая наука

Начало 1930-х. Будущий профессор, тогда еще молодой археолог Алексей Смирнов приехал в свою третью экспедицию в Глазов и Ярский район. Там ему рассказали о загадочном камне с надписями, который с незапамятных времен лежит на пригорке рядом с Чепцой. Его очень почитали местные жители. Говорят, что к нему ездили мусульмане даже из Турции.
Смирнов отправляется в Кестым со своим знакомым по раскопкам городища в Иднакаре глазовским учителем Павлом Овчинниковым. Там их по татарской традиции сперва поят чаем, а потом переправляют на другой берег и ведут в мечеть. Во дворе храма находится могила неизвестного, но почитаемого то ли воина, то ли хана. Местный мулла показывает камень с арабской надписью, расколотый на пять частей. Размеры плиты: высота немного более метра, ширина у основания сантиметров 60. Весом более сотни килограммов. Плита представляет собой параллелепипед, довольно грубо обработанный с трех сторон и тщательно отшлифованный с лицевой стороны, где располагается надпись. Смирнов понимает, что камень - типичное надгробье мусульманина из Волжской Булгарии. Это само по себе удача - более северного такого памятника в России не найдено до сих пор. И вот тут молодые люди крепко задумались...
И тут у меня возникла крамольная мыслишка – увезти плиту с собой. Алексей Петрович усомнился в правильности такого решения, посовестил меня, но рассудили всё же, что плите здесь не сохраниться бесхозной, а мулла – старик. Стало быть, мы доброе дело сделаем. Сказано – сделано! Были мы молодые – по двадцать лет. И отправились мы в село Балезино в волостное управление за помощью.
— Писатель Александр Мартьянов, рассказ Павла Овчинникова об этой экспедиции
Поскольку опасались местного населения (мулла был почитаемый человек и лечил от каких-то психических болезней), то отправились в Балезино и обратились в милицию. Там выпросили в помощь человека с револьвером. «Ковбой» помог арендовать в Балезино телегу, а по пути до Гордино развлекался стрельбой из нагана в воздух, просто так. Однако ограбление кладбища прошло без единого выстрела. Пока сотрудник органов поигрывал револьвером на глазах у ошарашенных гординцев, авантюристы от археологии просто подъехали к мечети, стремительно перебросили через ограду куски камня прямо в телегу и укатили, как «Неуловимые мстители» в закат. Опасаясь погони, ехали к Глазову всю ночь.

Так надгробная плита 1323 года производства стала объектом изучения академической науки.
Нельзя сказать, что неприятностей у «Индианы Джонса» Смирнова не было. Уже по приезду в Москву археолога вызвали в ОГПУ. Там следователь грозно заявил: «Больше руководить экспедицией не дадим, как зачинщику смуты среди местного населения. Идите!». И на какое-то время его действительно отстранили от руководства экспедициями.

Будущий профессор отделался совсем легко. Согласно Уголовного кодекса РСФСР 1926 года ему вполне могли бы пришить особую 58 статью, по которой советских граждан расстреливали регулярно и даже массово.
Контрреволюционным признается всякое действие, направленное к свержению, подрыву или ослаблению власти рабоче-крестьянских советов и существующего на основании Конституции Р.С.Ф.С.Р. рабоче-крестьянского правительства.
— Статья 58 УК РСФСР
Навыки владения лопатой археологам могли бы пригодиться и в случае применения к ним менее тяжкой, 165 статьи – «Грабеж»: «Открытое похищение чужого имущества в присутствии лица, обладающего, пользующегося или ведающего им» - и вот уже от года до пяти, где-нибудь на стройке Беломорканала. Его как раз в 1931 году начали строить.
Проклятье камня
Интересно, что это не первое приключение в истории памятника из Гордино. Раньше его использовал местный крестьянин, который нашёл этот камень когда пахал землю. Он решил сделать из него основание для своей избы.
Расколоть камень на 4 равных куска не удалось, надгробье треснуло на пять частей. В итоге избу, в основание которой крестьянин положил камни, перекосило. После этого предприимчивый селянин вытащил осколки надгробья из фундамента и поместил их в печь бани. Топиться, как следует, печка отказалась наотрез, и тогда крестьянин сбросил камни в отхожее место.

Мулла в Гордино (или Гурьякале, как называли его местные мусульмане) был, и уже в 70 годах 19 века здесь появилась своя мечеть. Мулле стало известно, что на камне есть непрочитанная никем надпись арабскими буквами. К этому моменту крестьянин вместе со всей своей семьей уже несколько дней страдал запором. Мулла решил, что все это из-за проклятья камня и уговорил односельчанина отдать осколки памятника. Он лично вытащил остатки надгробья из сортира и отмыл камни. После этого сельский житель и его несчастная семья выздоровели.

Память принцессы

В общем у жителей Гордино были все основания считать камень чудодейственным. Ведь в Гурья-кале, была еще и загадочная, почитаемая исстари могила, которую уважали и мусульмане, и бесермяне-язычники.
По легенде, там похоронен князь или вождь, некий военный руководитель. Мулла рассказывал, что видел вождя во сне, когда подбирал место для строительства своего дома. Вождь, по рассказу мусульманина, ругался и требовал, чтобы никто и ничего не строил на его могиле. В итоге дом построили в другом месте, а рядом с могилой построили мечеть так, что она оказалась в ограде двора храма. Собственно мулла и решил, что это надгробье с арабской надписью - памятник князю.

Спустя десятилетия камень увидел и виртуозно выкрал Алексей Смирнов. Тогда стало ясно, что это памятник, традиционный для Волжской Булгарии, и принадлежал он женщине. То есть почитаемая могила и надгробие принадлежат разным умершим. Профессор Смирнов впоследствии стал известен как крупнейший ученый и прославился многолетней работой над древностями Волжской Булгарии и раскопками в Удмуртии и соседних с ней областях.

Надпись почти полностью переведена, хотя есть сомнения в имени похороненного человека. Памятник поставил отец своей умершей дочери, никакого упоминания вождя или богатыря.

Версий появления в Гордино булгарского памятника две. Первая говорит о том, что в Гурья-Кала был одним из северных форпостов поволжского государства булгар, и камень мог поставить постоянно живущий в этом месте купец, чиновник, таможенник или охраняющий границу военачальник. Вторая версия говорит о том, что поставить надгробие мог купец, который приехал в Гурья-Калу на торг. Но вызывает сомнение тот факт, что путешественник мог взять с собой дочь в столь дальний путь.

Ученые полагают, что никакой связи между почитаемой могилой и надгробием нет. Дословно на памятнике написано следующее:
1
Нет бога, кроме Аллаха,
2
Мухаммед пророк Аллаха,
3
смерть [есть врата],
4
и [все] люди войдут в них.
5
…дочь Йахам, (её) памятник.
6
Да будет милость бога над ним милостью обширною
7
По летосчислению в семьсот двадцать третьем году. (723 г. хиджры, то есть 1323 г. н.э.)
Памятник сделан из камня, который скорее всего был добыт на территории Марий Эл и потом доставлен в Удмуртию по реке. Сейчас он хранится в Национальном музее Удмуртской Республики имени Кузебая Герда.

Могилу же местные обходили стороной вплоть до приезда сюда муллы Кестыма Ильмира Касимова. Уже в 21 веке он приехал на могилу и увидел натуральную рощу на месте бывшей мечети и могилы. Нескольким местным мусульманам предложил очистить место, но получил яростный и убежденный отказ. Они все чего-то боялись.
Тогда мулла сам полез в заросли и начал их расчищать. Каково было его удивление, когда он обнаружил старую металлическую оградку на месте почитаемой могилы. После этого целый год бесермяне Гордино подозрительно глядели на Ильмира Касимова, когда он приезжал ухаживать за погребением, будто ждали чего-то. Мулла смеется, что его эксперимент по расчистке могилы закончился успехом, ну а жители Гордино провели свой эксперимент - наблюдали за муллой, спрашивали о его здоровье. Уже через год, убедившись, что с Ильмиром Касимовым все в порядке, нашелся старичок, который согласился ухаживать за святыней, косить траву и красить ограду. А недавно ее обнесли декоративным бетонным забором.

Могилу и теперь продолжают почитать, хоть и не знают, кто там лежит и как за него правильно молиться: как за мусульманина, христианина или язычника.

Увидеть древнейший письменный памятник, который был найден на территории Удмуртии, ижевчане смогут уже в 2020 году. К 120-летию Алексея Смирнова в Национальном музее Удмуртской республики планируется выставка. В этой экспозиции наряду с другими предметами, найденными ученым, и будет представлен "камень принцессы" - надгробный памятник из Гордино.

Автор материала: Марат Газизуллин