Закрыть

Речной туризм. Как Удмуртия представлена на круизной карте

Дмитрий Стрелков
журналист
26 октября 2021
Освоение дремучих лесов древним человеком трудно представить себе вне речных путей. Далёкие во времени пращуры прокладывали себе путь на территорию нынешней Удмуртии, не отдаляясь от этих «дорог», проложенных древними ледниками. Протяжённость всех рек республики сегодня составляет почти 30 тыс. км, здесь берут начала крупнейшие реки Вятка и Кама. Всего же рек в регионе более семи тысяч, а прудов в республике более 600.

До сих пор водные объекты взаимно связаны с человеком. Вот и 30 сентября 2021 года зампред правительства России Дмитрий Чернышенко провёл первое совместное заседание президиума правительственной комиссии по развитию туризма в России и профильной комиссии Госсовета страны. На нём рассмотрели вопросы развития круизного туризма в рамках национального проекта «Туризм и индустрия гостеприимства». Чернышенко поставил задачу «создать условия для увеличения морских и речных круизов по России». Концепцию развития круизного туризма должны представить в правительство РФ до 15 ноября. Корреспондент «Сусанина» Дмитрий Стрелков решил узнать, каков туристический потенциал Удмуртии в этом вопросе. Но сначала углубился в древность…

Река и человек

Территория Удмуртии богата сотнями памятников археологии, теми следами на ленте времени, что оставил человек за многие века.
Древний человек пробирался вглубь лесов по рекам. По словам профессионального археолога, профессора УдГУ Елизаветы Черных, древнейшие поселения на территории Удмуртии, относящиеся к периоду мезолита, открыты в бассейне рек Кильмезь и Вала. Самая ранняя дата этого периода — первая половина VII тысячелетия до новой эры.
Елизавета Черных
профессор кафедры истории Удмуртии,
археологии и этнологии УдГУ
Но эти даты не для самых древних объектов, о чём приходится судить по характеру каменных индустрий. Если говорить о межкультурном обмене, то имела место традиция едва ли не каменного века. Например, в Удмуртии нет месторождений кремня. Те орудия, что мы находим на стоянках мезолита-неолита, имеют довольно разную географию. Какие-то разновидности кремня получали из районов далеко к западу, какие-то — с востока. Как его доставляли? Может, сами организовывали экспедиции за сырьём; может, кремень «приходил» в регион вместе с носителями культур.
Елизавета Черных
Учёная отмечает, что в эпоху металла основной статьёй обмена становится медь, олово и другие металлы. Появляются статусные предметы (прежде всего, оружие) и они также становятся предметами обмена или военной добычи.
Ну, а про железный век говорить можно не одну ночь. Шехеразаде бы точно понравилось. Обмен, каким бы он ни был, всё равно совершается людьми. Даже если речь идёт не о прямых поставках. У арабских авторов XI – XIII веков есть прекрасные описания «немой» торговли с нашими аборигенами. Думаю, такая форма торговли имела место и в более раннее время.
Елизавета Черных
Николай Митюков
доктор технических наук, магистр истории
Что же насчёт туристической, более досуговой составляющей? Член-корреспондент Королевской морской академии Испании, член-корреспондент Академии военных наук России, ведущий научный сотрудник УдмФИЦ Уральского отделения РАН, доктор технических наук и магистр истории Николай Митюков в интервью «Сусанину» отметил, что развлекательные рейсы на реках Камско-Вятского региона, скорее всего, появились с первыми пароходами.
Ну, а про железный век говорить можно не одну ночь. Шехеразаде бы точно понравилось. Обмен, каким бы он ни был, всё равно совершается людьми. Даже если речь идёт не о прямых поставках. У арабских авторов XI – XIII веков есть прекрасные описания «немой» торговли с нашими аборигенами. Думаю, такая форма торговли имела место и в более раннее время.
Николай Митюков

Историк судоходства уверен, что в советское время для развлекательной цели суда строили специально. Сохранялась при этом спасательная функция судов. Например, в самый разгар войны, в 1942 году, Воткинский завод построил катер для ещё только проектируемой спасательной станции; закончили её уже после войны. До Октябрьской революции прогулочные катера в Воткинске для частников строились чуть ли не серийно. Отдельно хотелось бы узнать о судоходстве на севере нынешней Удмуртии, где несёт свои стремительные воды Чепца. Николай Митюков в беседе отметил, что раньше и она была судоходна.
Пароход «Свобода» у причала на Ижевском пруду, 1948 год.
Источник: фонды Национального музея Удмуртии
Есть фотографии дореволюционные, как пароходы с баржами разгружаются в Глазове. Вообще, массовое освоение рек и попутно массовое их загрязнение началось, когда стали активно сплавлять лес. Это уже при Советах. Эта судьба постигла и Кильмезь, и Иж, и ещё множество рек поменьше. В 1950-е годы много денег потратили на разведку и проектирование, чтобы сделать Иж судоходным от Камы до Ижевска. Увы, безрезультатно.
Николай Митюков
А вот судоходство в Воткинске, по словам эксперта, началось случайно. Военное ведомство забраковало строившийся для него пароход, и тогда Воткинский завод судно перестроил, использовав недолго для своих целей. Вскоре пароход продали частникам.
На более регулярной основе судоходство что в Ижевске, что в Воткинске началось из-за необходимости снабжения заводов дровами. Это главный энергоноситель в то время. Пруды имели предел по естественному сплаву леса, и вот тогда для интенсификации процесса в 1887 году появился пароход «Шаркан», а в 1893 году — однотипный «Иж». Потом и там и там заводские флотилии увеличивались. Воткинску также приходилось держать буксиры для сплава судов по рекам Сива и Вотка.
Николай Митюков

Упадок «отрасли» произошёл уже в советское время. В СССР шло развитие железнодорожного транспорта, а на водном в лучшем случае восстанавливалось то, что затопили в Гражданскую войну. Новое судостроение было крайне ограничено. Второй всплеск интенсивности перевозок связан с перевозкой пассажиров на пикники в 1950-х годах.
Спортивный лагерь «Ижсталь» Ижевского металлургического завода, 1970 год.
Источник: фонды Национального музея Удмуртии. Цветокоррекция: Николай Митюков
Я это застал еще в 1970-х, но уже не в такой степени. Потом началась массовая нарезка садоогородов, и личный автотранспорт стал намного более доступен. Скажем, в 1940-х годах личные машины в Воткинске можно было по пальцам пересчитать. Так что уже с 1980-х необходимость в водном транспорте пропала. Сейчас у него чуть ли не единственная роль — рекреационная. И всё. Что мы и видим — катера сейчас находятся в собственности у "Парков Ижевска".
Николай Митюков
Какова же история и наследие «речных трамвайчиков» Ижевска, знакомая большинству горожан? Непосредственно «речные трамваи» доставили в столицу советской Удмуртии из Перми в 1936 году. В 1950-е здесь начали ходить катера, а в 1970 году появился теплоход «Заря». Работало это скоростное судно на водомётном движителе и, развивая скорость до 45 км/ч, могло доставить пассажиров из центра Ижевска до Воложки, «конечной остановки», всего за 20 минут. Через 16 лет «Заря» встала на вечную стоянку, потому как судно поднимало волну, которая портила берега пруда и губила рыбью икру. Позже быстроходный теплоход оставался полузатопленным, пока бизнес не поднял его на берег, превратив в кафе на набережной. Но и эта история длилась сравнительно недолго на ленте времени. Кафе «Кораблик» в итоге сгорело.

Сегодня «Зарю» ещё можно встретить в России. Выполняют прогулочную функцию они в основном на реках. На Волге в Твери и Ярославле (даже на озере Неро), в Нижнем Новгороде, Самаре и Волгограде. Ходят они по Шексне, Оке и Дону. Встречаются на реках Сибири. И даже от Хабаровска вверх по Тунгуске ходит «Заря» до сих пор.
Останки сгоревшей «Зари-65» (кафе «Кораблик»), лето 2021 года. Фото Николая Митюкова.
«Заря-139» у дома отдыха «Лесник» на берегу Воткинского пруда, весна 2021 года. Фото Николая Митюкова.
С 1972 года и по сей день по Ижевскому пруду ходит старый катерок — теплоход «М-221» («Москвич»). До этого он трудился в Перми с 1956 года. Два старших собрата, до сих пор катающие ижевчан и гостей столицы, появились в 80-е. В 1982 году прибыл «Москва-117», а в 1987 году — «Москва-181». Прибытие первой «Москвы» сохранилось как в памяти старожил, так и в кадрах фотохроники. «Москва-117» прибыл своим ходом по Каме к пристани в Гольянах. Там его погрузили на прицеп и по автодороге доставили в Ижевск. В нескольких районах города пришлось отключать электричество, потому что питающие провода приходилось поднимать на пути следования «кортежа». Также в городе несколько часов не ходили трамваи и троллейбусы. В итоге теплоход благополучно доставили к месту тогдашней центральной пристани под ротондой Летнего сада и спустили на воду. С тех пор ижевские суда «выбираются на берег» лишь для ремонтных работ.
Есть ли перспективы развития у речного транспорт? С таким вопросом обратился «Сусанин» к профессору Митюкову в финале беседы. По его мнению, перспектив мало. Транспортные перевозки сейчас проще осуществить автотранспортом.
Ещё с 1960-х водный транспорт в Ижевске и Воткинске убыточен. Держали его исключительно из-за престижа. Мощности в Ижевске из двух катеров «Москва» и одного «Москвича» явно излишние. Чувствую, что давно бы куда-то продали, да увезти отсюда дороже выйдет. Посмотрим, что менеджеры «Парков Ижевска» придумают. А они, кстати, интересные проекты начинают. Например, пароходов здоровья, экскурсий в рубку и машинное отделение… Раньше такого не было. Может, ещё чего придумают.
Николай Митюков

«Человек отдыхающий»

В настоящее время сфера туризма относится в Удмуртии к полю деятельности министерства экономики республики.
Кама в окрестностях Сарапула. Фото Дмитрия Рыбина.
Руководитель министерства Михаил Тумин в интервью «Сусанину» отметил, что развитие речного круизного туризма на территории Удмуртии осуществляется главным образом в Сарапуле, так как здесь находится единственный пассажирский порт в республике. Единовременный заход теплохода в город означает высадку от 150 до 200 туристов, которые имеют возможность воспользоваться экскурсионными предложениями с посещением объектов как в самом Сарапуле, так и выездами за пределы города с посещением объектов, например, в Киясовском, Сарапульском, Малопургинском районах.
Михаил Тумин
министр экономики Удмуртии
Туристы прибывают в город по реке из Москвы, Казани, Нижнего Новгорода, Санкт-Петербурга, Самары, Уфы, Перми, Екатеринбурга, Челябинска и других городов Поволжья. По приёму туристов Сарапул сотрудничает с более 20 речными российскими туроператорами.
Михаил Тумин
Министр заметил, что с сентября 2019 года по сентябрь 2021 года приём теплоходов в Сарапуле не осуществлялся из-за состояния причальной инфраструктуры. С сентября 2021 года приём круизных судов восстановили. Речные круизные маршруты с заходом в Удмуртию организуют такие туроператоры как «ВолгаWolga», «Инфофлот», «Камская круизная компания», «Спутник-РМК».
В качестве основных принимающих туристических компаний-организаторов выступают представительство компании «ВолгаWolga» в Ижевске и турагентство «География» в Сарапуле. Последнее, например, разработало два культурно-познавательных автобусно-теплоходных маршрута с посещением объектов показа Сарапула, Ижевска и Чайковского. Сарапульский музей-заповедник предлагает семь программ приёма для туристов теплоходов.
Михаил Тумин
— Есть ли в планах приобретение новых судов для Ижевского пруда?
— По данным министерства транспорта и дорожного хозяйства Удмуртии, на сегодняшний день потребность республики в обновлении судов в 2021–2024 годах составляет три пассажирских и два грузовых судна. Однако на данный момент программ, направленных на обновление флота с использованием механизмов субсидирования предприятий из федерального и регионального бюджетов, нет.

В марте 2021 года Миндортранс Удмуртии направил предложения о включении республики в лизинговую федеральную программу в Департамент судостроительной промышленности и морской техники Минтранса России.
— Каковы перспективы развития подобной отрасли на Воткинском пруду? Рассматривается ли вариант круизного туризма по Чепце в Глазове?
— Развитием данного направления в Воткинске в настоящее время, например, занимается ООО «Городское такси». В 2020 году их проект «ВотПорт» стал победителем грантового конкурса на развитие внутреннего и въездного туризма, организованного Федеральным агентством по туризму. В соответствии с проектом они приобрели два катера для организации водных экскурсий по Воткинскому пруду.

По поводу развития круизного туризма по Чепце в Глазове следует отметить, что река не является судоходной в районе города, летом сильно мелеет. Поэтому здесь возможно передвижение только на лодках, катамаранах или плотах.

Вид на Каму с набережной в Сарапуле. Фото Дмитрия Рыбина.
— Каково состояние туристической инфраструктуры на Каме в пределах Удмуртии? Куда могут заходить транзитные пассажирские теплоходы, кроме Сарапула?
— Как я уже отметил ранее, в Удмуртии всего один пассажирский порт — в Сарапуле (ОАО «Речной порт «Сарапул»). Второй речной порт находится в Камбарке (ОАО «Порт Камбарка»). Но он является по большей части грузовым.

Развитие речного круизного туризма в республике на сегодняшний день ограничивается проблемами изношенности судов и причальной инфраструктуры, наличия участков на внутренних водных путях, где проход судов круизного класса затруднен.

В пределах Удмуртии транзитные пассажирские теплоходы могут заходить только в Сарапул, так как в остальных местах по течению Камы отсутствуют организованные официальные остановочные пункты — причалы, дебаркадеры.
— Существуют ли в Удмуртии меры поддержки по развитию инфраструктуры круизного туризма?
— Специфических мер поддержки по развитию инфраструктуры круизного туризма в Удмуртской Республике нет.
— Проводится ли реконструкция причалов и набережных в Удмуртии? Привлекаются ли инвесторы при этом и применяются ли механизмы государственно-частного партнёрства?
— С целью развития круизного туризма и привлечения дополнительного туристического потока в регион с 2015 по 2018 годы правительство Удмуртии при поддержке Федерального агентства реализовало крупный инвестиционный проект «Создание туристско-рекреационного кластера «Камский берег» Удмуртская Республика» на принципах государственно-частного партнёрства в рамках федеральной целевой программы «Развитие внутреннего и въездного туризма в Российской Федерации (2011 – 2018 годов)». Проект позволил реконструировать набережную Камы, благоустроить центральную часть Сарапула, реконструировать объекты культурного наследия и создать новую туристическую инфраструктуру. Благодаря проекту удалось увеличить количество прибывающих теплоходов с гостями круизного путешествия.

Останки затопленного судна у села Гольяны. Фото Дениса Никонова.
Так в 2015 году количество прибывших теплоходов составило 14 единиц, в 2016 году — 64, в 2017 году — 99, в 2018 году — 105, в 2019 году — 99.

С 2020 года приём теплоходов приостановился. После возобновления, с 7 сентября по 4 октября 2021 года, было 13 судозаходов, приблизительное количество туристов, посетивших города и районы республики, — 2470 человек. По своему выбору они посетили обзорную экскурсию по Сарапулу, Центр удмуртской культуры в Карамас-Пельге Киясовского района, село Бураново Малопургинского района.
Подводя итог, можно отметить, что человек «вдоволь порезвился» на речных просторах Удмуртии. Реки впустили его на эти земли, а антропогенный фактор не всегда отвечал дружелюбной взаимностью. К счастью, в последние годы в республике начались серьёзные работы по очистке малых рек от донных отложений, расширяются и углубляются русла.

Что же касается конкретно туристской отрасли, то для дальнейшего развития круизной инфраструктуры региона правительство Удмуртии планирует участвовать в реализации мероприятий нового национального проекта «Туризм и индустрия гостеприимства». В том числе включая мероприятия по реконструкции пассажирского причала в Сарапуле.

Автор материала: Дмитрий Стрелков
3897

?>