• $ 64.22 ↓
  • € 70.94 ↓

Кестым 3: Белые ходоки Гурья-кара
18+

Марат Газизуллин
Журналист
11 сентября 2019
В 2016 году Гордино отметило 370 лет с момента первого упоминания в летописях. При этом археологи практически не находят тут памятников позднее 14 и ранее 17 веков. То есть, бассейн Чепцы не был заселен постоянно, он был оставлен жителями почти на три века. Теперь тут компактно проживают удмурты, татары, бесермяне и русские.

В поисках интересного в домах чепецких татар и бесермян Балезинского района команда «Удмуртии по взрослому» побывали четырежды. И вот в Гордино, за нежнейшим гуляшом из откормленного на мясо коня, традиционного татарского блюда, приметили странное. Акцент хозяев дома, татар Гордино, отличался от кестымского. Отличался так, что это заметил даже не лингвист и не знаток татарского, а простой русскоязычный человек. Акцент татар Гордино был удмуртским.

Гурья-кар, Гурья-кала, Гордино

В Кестыме общаются на своем уникальном варианте татарского языка. Филологи полагают, что татары в Кестыме сохранили множество следов древнейшего татарского языка и в самом Татарстане его многие уже не понимают.
В речи кестымцев больше архаизмов из разных тюркских языков. Специалисты выделяют элементы булгарских и печенежских наречий. Считается, что такая сохранность древних языковых форм говорит о продолжительном отрыве местной общины от основного ареала распространения языка. Фактически в Кестыме удалось сохранить татарский язык в его самой древней форме.

В Гордино этно-национальная ситуация более сложна. Первым делом, мы заметили, что проводившая для нас экскурсию Расима-апа говорила по-русски именно с удмуртским акцентом. При этом с домашними общалась на татарском. Оказалось, что большинство местных жителей в равной степени хорошо владеют удмуртским и татарским. Точнее бесермянским и кестымским наречием. Более того, Гордино, вместе с бесермянским Гурья-кар, имеет и татарское наименование Гурья-Кала.
Бытовое двуязычие здесь традиционно. Дети с рождения привыкают пользоваться двумя языками, татарским и удмуртским, к которым сравнительно недавно присоединился третий - русский.

Известно, что татары, потомки князя Касима, пришли на Чепцу только в 17 веке, когда царским решением их лишили земли на Вятке. Татарские переселенцы были вынуждены осваивать новое место. Естественное многоязычие бесермян Гордино указывает на вероятность того, что бесермяне веками жили рядом с татарами. Остается спорным вопрос: в качестве кого прибыли сюда татары, удмурты и бесермяне? Оказались ли бесермяне тут в качестве податных крестьян, сопровождающих вооруженных татарских колонизаторов? Или удмурты бежали от царских воевод и массового крещения из лесов по Вятке, а следом пришли татары, лишившиеся земель? Сейчас можно только гадать. Но известно, что слово тюркского происхождения "батыр" в удмуртском и татарском языках означает одно и тоже - крепкий мужчина, способный к бою с оружием в руках. А значит, всем этим народам в их общении были известны такие героические бойцы.

В итоге, как считает краевед Ильмир Касимов, бесермяне Гордино в какой-то момент оказались объектом исламской проповеди, и теперь считают себя татарами.

Язычники в Исламе и во Христе

Даже теперь, уже будучи или мусульманами или христианами, бесермяне сохраняют элементы язычества. У них уже нет куала (удмуртского молельного дома), но до сих пор есть особое место поклонения. Это конкретный участок земли прямо на огороде, куда нельзя наступать. И только старики лили туда масло в определенные дни. Это место так до сих пор так и называют – «место, где льют масло».
Однажды прямо на это место упала береза, и хозяин-мусульманин побоялся ее тронуть. А так как жрецов у бесермян Гордино уже нет - пригласил муллу и попросил прочитать мусульманскую молитву. На всякий случай, чтобы не случилось никакого вреда. То есть как народная религия, в качестве бытового суеверия, у бесермян существует вот такое язычество. Мулла удивился, но помог, решив, что помолиться никогда не грех.

Бесермянский праздник Корбан не просто так напоминает название мусульманского праздника Курбан-Байрам. Даже в чисто христианских деревнях бесермяне называют этот праздник Корбан. Это позволяет предположить, что некогда, под влиянием исламизированных соседей, бесермяне совершали мусульманский обряд, если не сами были мусульманами. В дальнейшем они отошли от ислама, однако праздник стали воспринимать как свой, но по-язычески. На нём так же варят традиционную для удмуртов обрядовую кашу. Теперь Корбан привязывают не к исламскому лунному календарю, а к сельскохозяйственному.
Более того, однажды кестымского муллу Ильмира Касимова пригласили для жертвоприношения на Корбан в деревню Юнда. Местные жители по рассказам стариков помнили, что положено так делать. Однако выяснилось, что бесермяне празднуют именно сельскохозяйственный праздник и просят просто освятить мясо. Поэтому мулла оказался в затруднительном положении - такого обряда у мусульман нет. Он мог бы обеспечить жертвоприношение по исламскому обряду, с молитвой, как это положено на Курбан-Байрам. Но получается, что бесермяне, уже принявшие православие, приглашают муллу, чтобы совершить языческий обряд с жертвоприношением каким-то языческим духам. А такое для любого представителя монотеистической религии - нонсенс. В общем, Ильмир Касимов был вынужден отказаться.

Стройка на могиле

Не надо думать, что это мода недавнего времени - строить на могилах. Вокруг любого крупного города много захоронений. Со временем они приходят в упадок, забываются. Тогда на их месте начинается строительство зданий и дорог. Так в Ижевске произошло у Троицкой церкви, где построили Центральный республиканский стадион «Зенит», Дворец спорта «Ижмаш», Ледовый дворец «Ижсталь» и много еще чего.
Просто раньше именно тут проходила окраина Ижевского поселка и хоронили людей. В итоге перед началом строительства тут организовали археологические раскопки. Все, что имело какую-то ценность, оказалось предметом изучения. Обнаруженные останки перезахоронили.

Проблема с могильниками в Гордино другая. С XIV и по XVII век здесь постоянно никто не жил, но люди бывали наездами, торговали или распахивали пустоши. Иногда, наверняка, кто-то умирал и был похоронен тут же. Но вот к тому моменту, когда в Гурья-каре обосновались постоянные жители - места захоронений уже могли забыть. Именно этим объясняется то, что дома ставили прямо поверх могил.
Бесермяне отстроили Гордино на месте могильника. Поверх кладбища здесь жили несколько поколений. Только в конце XIX - начале XX века стало понятно, что под домами находятся могилы. Тогда крестьяне начали осваивать картофель, который необходимо хранить в темном сухом месте при температуре около ноля градусов. Поэтому в Гордино начали рыть глубокие подполья и ямы для хранения овощей. Тогда и начали обнаруживать человеческие кости, а также разнообразные принадлежности древних обитателей бассейна Чепцы.

Именно со столь близким соседством с мертвыми в Гордино связывают многочисленные легенды о потустороннем. Так, житель Гордино Рифкат Тютин говорит, что в селе нельзя заниматься плохими делами - это обычно плохо кончается. Есть и роща, где нельзя рубить деревья - люди после этого умирают. Говорит, там в чаще леса есть могилы. Если бы Тютин был удмуртским язычником, можно было бы предположить, что он так оберегает священную рощу. Но Рифкат Тютин - мусульманин, в семье говорит по-татарски, совершает намаз и почитает Коран, а не деревья, куда вселились духи предков.

Как никого не расстреляли на репетиции драмкружка

В Гордино и соседнем Кестыме помнят, как в 1919 году сюда пришла Гражданская война. Здесь, по Чепце, проходил фронт, и тут было последнее наступление Колчака. Тогда-то фронт белых в междуречье Вятки и Камы и рухнул. После этого колчаковские войска только отступали.
В Кестыме помнят, как в школу, которая уже в 1918 году из мусульманской стала гражданской русско-татарской, ворвались белые. Одна из местных жительниц описала военного, вошедшего на репетицию спектакля. Это был человек со сверкающими золотом погонами, в белом кителе, видимо, офицер. Местные уже решили было, что это лично Колчак, и сейчас он начнет расстреливать всех за сотрудничество с советской властью прямо в школе. Но репетиция по пьесе, написанной на русском языке, так его растрогала, что никого не расстреляли. Однако с тех пор в окрестностях Кестыма народ еще много лет опасался одетых в белое людей.

В Кестыме белые переночевали. На ужин отобрали у одного из крестьян корову, забили ее и съели. Офицеры остановились в доме муллы. Утром ударили красные и выбили белых на другой берег Чепцы, к Гордино, откуда белые принялись обстреливать Кестым и станцию Балезино из пушек.
Призраки гражданской войны
Красные быстро провели расследование сотрудничества селян с белыми и хотели было расстрелять муллу, в доме которого останавливались белые. Не решились. Авторитет священнослужителя был высок. А портить отношения с местными, когда на том берегу Чепцы окапывается противник, было бы глупо.
Но на то и гражданская война, чтобы без расстрелов не обошлось. Решив, что кормить классового врага плохо, красные взяли под белы руки того несчастного крестьянина, у которого белые отобрали корову. Вывели его в поле, там и застрелили. Вот так простой татарский крестьянин лишился всего. Белые его ограбили, красные за это застрелили. Красные, совсем как их предшественники, расселились по домам и продолжили экспроприацию продовольствия и имущества у крестьян.

Бои на берегах Чепцы шли ожесточенные. Кестымцы вспоминают рассказы бабушек, как в их детстве еще их деды загоняли всех членов семьи в подвалы и подполья, чтобы спастись. В селе осталось мало целых стекол. В ходе боев обе стороны понесли большие потери, везде вдоль Чепцы хоронили и красных, и белых. Хоронили как попало, в воронках от снарядов, в остатках окопов. Уходя, белые подорвали железнодорожный мост. Да так, что метровый кусок рельса, пролетев около километра, угодил в дом муллы. Гильзы от трехлинейки Мосина и неразорвавшиеся снаряды, которым уже больше ста лет, на берегах реки находят регулярно. Медные гильзы от выстрела трехдюймовой пушки местные до сих пор используют как ступы.
Про Белых Ходоков
Пожилые люди в Гордино помнят, как они ходили в село Балезино в школу. Путь не близкий, около часа детям приходилось идти по лесу, которым заросли берега Чепцы.
Расима Касимова лишь единожды возвращалась на эту дорогу - около десятка лет тому назад, когда она с одноклассниками решила повторить путешествие в школу. Она продолжает бояться. В Гордино помнят как в этом лесу, на протяжении буквально нескольких сотен метров пути, могли заблудиться люди.

Расима Касимова рассказала, как все детство боялась ходить в соседнее село в школу через лес. В детстве ее родственница поделилась рассказом отца, который возвращался этой дорогой с работы: «Ее отец рассказал, что из леса все в белом вышли. И они как молитву читали. И все, лошадка остановилась, говорит. И не идет. И стояли, говорит, замершие, пока эти люди не отошли в белых одеждах. Потом он уехал и рассказал, что даже я, говорит, не чувствовал ни себя, ни кого. Так испугался. Это все погибшие солдаты, наверное».
Имам мечети соседнего Кестыма Ильмир Касимов, полагает, что видеть тут могли только призраков: «Почему боялись, потому что рассказывали, что недалеко от этого места были захоронения белых. Поэтому проходить мимо боялись. Во-вторых видели призраков еще по ночам в белых одеждах». А вот откуда взялись призраки, местные спорят до сих пор. То ли из-за того, что дома стоят на могилах, то ли из-за того, что множество людей погибли здесь не своей смертью 100 лет тому назад. Но детские страхи живучи. И до сих пор местные предпочитают не ходить тем лесом.

Из мистического Гордино, Гурья-кара или Гурья-Калы, участники проекта «Удмуртия по-взрослому» уезжали в большой задумчивости. Удивительной красы река Чепца подарила нам столько мистики, чудес и загадок, что хватило бы еще не на один день экспедиции.