• $ 68.34 ↓
  • € 76.62 ↓

Я люблю Ижевск: татарская слобода

08:59, 26 августа, 2010
OMakovskaya
Я люблю Ижевск: татарская слобода
08:59, 26 августа, 2010
OMakovskaya
2358
0
2358
0

Ижевск. Удмуртия. Ижевск. Удмуртия. Проект «Я люблю Ижевск», посвященный 250-летию столицы Удмуртской Республики продолжается.

Ижевск. Удмуртия. Ижевск. Удмуртия. Проект «Я люблю Ижевск», посвященный 250-летию столицы Удмуртской Республики продолжается. По переписи конца позапрошлого века, мусульмане в Сарапульском уезде, куда относился Ижевск, составляли вторую после православных конфессию и насчитывали 15 777 человек (8,78% от всего населения уезда). В подавляющем большинстве они относились к татарской нации.
Были среди них и представители рабочей элиты - «кафтанщики»: Абдрафиков Гарифулла Галямович, Абдрафиков Сабигатулла Гарифулович, Апсалямов Абдул-Каней Абдул-Валеевич.
Татары отличались стойкостью в вопросах веры, и уже первые мусульмане организовали на заводе собственную религиозную общину «махала». А в 1838 году обратились к Инспектору Оружейных заводов с просьбой о строительстве мечети. К осени 1846 году она была построена, а через 2 года заводской мулла Хайбулла Рахметуллин и его помощник были взяты на казенное содержание и зачислены в штат Ижевского завода с годовым жалованьем 85 рублей 80 копеек (плюс 43 рубля квартирных) и 28 рублей 65 копеек (и 14 рублей квартирных) соответственно. Последняя сумма примерно равнялась годовому заработку хорошего ижевского рабочего, но далеко уступала окладу протоирея Алесандро-Невского собора (650 рублей в год), не говоря уже об окладе местного лютеранского пастора в 1200 рублей годовых.
Вокруг мечети вскоре выросла целая татарская слобода. Дома в ней выделялись весёлой сине-желто-зеленой покраской и разбитыми при них фруктовыми садами. Жизненный уклад посёлка-завода, когда семья заводского рабочего имела дом с земельным участком и покос, как нельзя лучше соответствовали системе ценностей татар.
Инициаторами дальнейшего распространения ислама в Ижевске часто выступали православные представители местного самоуправления. Так, в 1853 году была открыта мусульманская школа, которая содержалась «на счёт оружейников и поселян», то есть всех ижевцев. А в 1882 году управляющий Ижевским заводом Бильдерлинг «отчислил из заводских сумм девять¬сот пять рублей двадцать копеек и назначил их на исправление Ижевских магометанских мечети и школы».
Популярными в посёлке были татарские национальные праздники, в которых принимали участие и православные, и лютеране из ижевских инженеров и командиров.
«Вятские губернские ведомости» от 1 июля 1882 году так описывают один из них: «В Ижевском оружейном заводе, где часть населения состоит из татар, издавна учреждён татарский праздник, называемый по-татарски «Зинь». Праздник этот отправляется татарами на другой день Троицына дня вне завода и привлекает собою немалое число зрителей из местных обитателей. Начинается он в час пополудни любимым развлечени¬ем татар - верховой ездой. Известные удальцы из татар скачут верхом с известного места - версты за четыре, обгоняя друг друга, к пункту, где лежат призы, и выскакавший первым получает лучший приз, а затем и последующие гонцы. После конской гоньбы бывает на пространстве версты бег пешеходов. Пешеходы обыкновенно все тоже из татар. Первые трое из бегунов получают тоже призы. Призы состоят исключительно почти из одних по¬лотенец, холщевых и бумажных, с вышитыми наконечниками. Кроме того, некоторые из публики делают особенно отличившимся подарки деньгами. Праздник этот проводится татарами самым благопристойным образом. Существовавшая в прежнее время еще одна потеха - борьба, ныне уже, как более грубая забава, оставлена».
Были и другие, менее мирные, потехи. Например, кулачные бои. Участвовали в них, как правило, районы Зарека, Колтома и Гора. А побеждал чаще всего тот, кому удавалось заполучить в союзники всегда более трезвую Татарскую слободу.
Революция разделила и ижевских татар, большинство из которых приняли участие в антибольшевистском восстании августа 1918 году. В составе Ижевской народной армии Ижевск защищал отдельный мусульманский полк в 250 штыков, целиком составленный из ижевских рабочих-татар. Почти все они взялись за оружие или в день восстания, или чуть позже, то есть были добровольцам.
После поражения Восстания много татар ушло вместе с остальными ижевцами за Каму к белым (на 1926 году магометан в городе осталось не более 600 человек). Уходили, как и воевали, целыми улицами. Квартальный Александровского общества - района от улицы Ажимова до Черезова переулка - сообщал, что только из его участка ушло 34 человека, самому младшему из которых было 18, а самому старшему - 40 лет. Те, кто остались, оказались свидетелями, а часто и жертвами красного террора.

2358
0