play
pause
  • $ 66.75 ↑
  • € 75.78 ↑
Пропавший старый дом
Как судьба одной постройки фокусирует на себе проблемы отношения к старине в целом
Дмитрий Стрелков
Журналист
22 мая 2018
Говоря о воспитательной миссии в деле сохранения памятников культурного наследия, можно столкнуться с нестандартной для обывателя ситуацией. Например, представляющая историческую ценность постройка снесена, но по документам место под ней всё ещё значится объектом культурного наследия (ОКН), и вопрос восстановления здания может носить далеко не рекомендательный характер. В Ижевске летом 2014 года демонтировали дом по адресу улица Максима Горького, 74. С тех пор стройплощадка огорожена металлическим забором, но никаких работ там не ведётся. Корреспондент «Сусанина» Дмитрий Стрелков узнал, как обстоят дела с этим пространством.
Пропавший дом
По традиции внимание к историческому объекту было привлечено возмущённой общественностью постфактум. В соцсетях ижевчане высказали недоумение сносом купеческого здания, построенного в XIX веке. Министерство культуры Удмуртской Республики сообщило, что после историко-культурной и государственной экспертизы было выдано разрешение на реконструкцию здания. Однако строители его не реконструировали, а разрушили.

В 2016 году прокуратура возбудила уголовное дело по части 1 статьи 243 УК РФ «Уничтожение или повреждение объектов культурного наследия». После этого всё стихло. Никаких восстановительных работ не велось, а снесённый дом обнесли новым забором.
В ответ на запрос «Сусанина» руководитель агентства по государственной охране объектов культурного наследия Удмуртии Юрий Перевозчиков разъяснил, что по состоянию на первую половину 2018 года здание «Горького, 74» всё ещё входит в состав ОКН регионального значения «Ансамбль купеческих зданий, II половина XIX века». Подрядчиком в январе 2018-го подана в Арбитражный суд Удмуртии апелляционная жалоба на решение суда. Агентством по госохране собственникам объекта выдано предписание от 6 октября 2017 года об организации проведения работ по сохранению вышеуказанного объекта в срок до 15 апреля 2019 года. Как отметил руководитель агентства, продолжение работ на объекте возможно только после разработки проектной документации, прошедшей вновь государственную историко-культурную и государственную экспертизы.
Нюансы реставрации
Помочь разобраться в хитросплетениях незавидной судьбы здания корреспонденту «Сусанина» помогла профессиональный архитектор и реставратор Нина Степанюк.
Здание это архитектурой никогда не блистало. Сделано оно было из очень некачественного, недообожжённого кирпича. Поэтому случилась там такая беда, что дом по ходу жизни очень сильно страдал от затоплений и промоканий.
Нина Степанюк
архитектор и реставратор
Поэтому, когда предприниматель Лиана Николаева приобрела здание, то по мере сил и возможностей привела его в работоспособное состояние. Уникальность дома заключалась в том, что он одноэтажный в ансамбле двухэтажной застройки, и собственник решил провести реконструкцию для приведения здание в лучший вид. Стояла постройка рядом с одним из «домов Бодалёва», нынешний ресторан «неГорький сад», который принадлежит предпринимателю Константину Николаеву. С северной стороны ресторана на одноэтажный дом лился дождь, падал снег — влага никуда не уходила. В итоге у малого строения начала проваливаться крыша. Дошло до того, что в здании ресторана начали расти деревья прямо в толще стены. Обоюдным решением при участии Минкульта стало возможным развитие этого объекта с проведением «работ по сохранению объекта культурного наследия с приспособлением для современного использования».

Взялся за работу авторитетный реставратор Валерий Ситников. «Мы ему помогали разрабатывать документацию, всё было сделано под его профессиональным началом. В итоге, по-честному, там были наняты не самые крутые специалисты, — отметила Нина Степанюк. — Это было связано с материальными возможностями заказчика. Когда дошло до дела, подрядчики оказались весьма некомпетентными».
Реставрационные работы на объекте все специфические, включая снятия слоя, разборку всех конструкций. Во всех нормативных документах прописано — делать всё вручную, аккуратно, с актированием каждого действия. Но рабочие решили ускорить процесс и применили механизацию, что делать было нельзя. Например, решили разобрать покрытие стен, сдёрнув то, что и так «на ладан дышало». На глазах ижевчан всё начало обрушаться.

«И, слава Богу, заказчица, дай Бог ей здоровья, она женщина с характером, нашла трактор, который подпёр эту стену, и та не обвалилась на улицу Горького, — вспоминает Нина Степанюк. — А подрядчики даже не поставили толком ограждение. Очень небрежное отношение к работе».

На момент весны 2018 года разработан новый проект по восстановлению здания. Заказчик с подрядчиком не нашли общего языка, стройплощадка не сдана и не законсервирована. Судебная тяжба продолжается. Из-за того, что юридически дела до конца не исполнены, министерство культуры Удмуртии не разрешает продолжать работу.
Хотя, по-человечески, сохранение ОКН должно стремиться к сохранению, а оно пока стремится к выполнению бюрократических норм. Это везде и всюду. Я вот сколько с ОКН работаю, радею и болею за них — это просто кошмар какой-то, всё направлено на выполнение этих бюрократических норм. И сам объект со своей сутью оказывается на последнем месте. Он не важен, важно совпадение бумажек и букв. Это может быть чревато судебными делами, уголовным и административным преследованием.
Нина Степанюк
архитектор и реставратор
Материальная ценность
Какие материальные объекты сохраняет для горожан ансамбль купеческой застройки на улице Горького? Чем, кроме невинных фасадов, эти здания могут быть полезны исследователям и защитникам культурного наследия?
Археолог, кандидат исторических наук Александр Митряков отмечает, что, если вкратце говорить про состояние культурного слоя на улице Горького, то там много проблем — на протяжении ХХ века здесь велась интенсивная хозяйственная деятельность, много коммуникаций, которые создают проблемы при археологических исследованиях.
С другой стороны, при работах, например, на Горького, 88 удалось выявить довольно много участков непотревоженного культурного слоя, датирующегося не позднее II половины XIX века, при этом содержащего остатки конструкций (столбовые и хозяйственные ямы, частично сохраняются дощатые настилы) и археологического материала — керамика, фаянс и фарфор, стекло, металл.
Александр Митряков
археолог, кандидат исторических наук
Он также отметил, что среди находок есть, например, остатки опасной бритвы, ножи, гвозди. Есть подозрение на пушечные ядра небольшого диаметра. Угрозы для сохранения застройки понятны: любая хозяйственная деятельность — это либо новый слой асфальта над, либо новое нарушение культурных напластований. Надежды тоже очевидные. Быт купечества Ижевского завода представлен не так уж хорошо в общественном сознании.
Есть, конечно, музейные экспозиции, но они в первую очередь ориентированы на парадную сторону жизни — модная одежда, патефоны там всякие, — говорит профессиональный археолог. — А когда находятся во дворе купеческого дома глиняные грузила — это совсем другая картина. Значит, там сети рыболовные бывали, возможно, сушиться развешивались даже. Сразу встают вопросы — где этими сетями рыбу ловили, в Иже? Ну и так далее… Короче, ситуация стабильно тяжёлая. Но стабильная.
Александр Митряков
археолог, кандидат исторических наук
Перспективы сохранения
Каковы же перспективы сохранения архитектурной застройки былых эпох в Ижевске, спросит неравнодушный читатель. Где та грань между соблюдением норм, сохранением исторического достояния и грамотной реставрацией, а не уходом в бесчувственное подражательство?
Вспоминается история с «домом купца Килина» на улице Советской, который был в нормальном состоянии накануне реставрации. Но здание довели до аварийного положения — начали гоняться за соответствием нормативных документов, пока оно не рухнуло. В итоге «родной» осталась лишь восточная стена, примыкающая к соседнему зданию, а сам фасад является лишь копией былого образа.

Так, одна из проблем ансамблевого квартала на улице Горького заключается в вопросах пожарной безопасности. Когда-то здесь были сквозные проходы на улицу Красную, сейчас всё заблокировано разными зданиями, нет ни выходов пожарных, ни выездов. Задний фронт, обращённый к улице Красной, никакой исторической сути не представляет. Но сносить его нельзя, потому что находится всё в зоне охраны ансамблевой постройки. Да и делать этого никто не собирается, потому что у каждого уголка здесь есть отдельный собственник. Хотя архитекторы отмечают, что прочистка сквозных проходов между двумя улицами — лишь благо. Как раз осенью 2017 года завершился конкурс по застройке соседнего квартала между улицами Красной и Карла Маркса под названием «Красная площадь».
Совершенно замечательная вещь получится, если сделать. Но когда мы доживём? Для проработки противопожарных мероприятий я исползала там всех собак, сторожей, девушек вольного поведения. По всем кустам пролезла, пока искала пути, где пройти пожарным. Сложная ситуация.
Нина Степанюк
архитектор и реставратор
Эксперт по сохранению ОКН отмечает, что все пытаются самым лёгким способом решить вопрос — заменить перекрытия. Например, дом Горького, 70 — когда-то там был магазин тканей. Здание из-за своих хороших перекрытий является притчей во языцех среди специалистов. Даже в XXI веке оно подходит по нагрузкам, чтобы разместить на втором этаже кафе или бар. Перекрытия толстые, сделаны с кирпичными сводами и с засыпкой землёй. Даже пожар не страшен такой конструкции.
При этом на первом этаже другой собственник. Проектировщики предлагают «снести всё и поставить монолит», забывая, что при разрушении внутренней структуры нарушается устойчивость. Если можно сохранить конструктивную схему здания, простоявшего 150 лет в таком положении, для чего его трогать?

Подобная история в судьбе «Дома Коковихиных», построенном в 1857 году. Современные проектировщики предложили деревянные перекрытия, находящиеся в хорошем состоянии, снести и «замонолитить» дом. Пока что это решение находится на уровне идеи. В самом здании сейчас находится «Республиканский колледж духовно-нравственного образования».

Говоря о добротности построек, сохранившихся с первой половины ХХ века, архитектор Нина Степанюк отметила, что сделаны расчёты «домов специалистов», которые стоят по улицам Карла Маркса и Советской; домов 1930-х годов постройки — квартал гостиницы «Кама» и магазина «Альпина»; также «домов на кирхе». Там деревянные перекрытия, а в подвалах кирпичные своды Монье по металлическим балкам. Но есть масса компенсирующих мероприятий, обеспечивающих пожарную безопасность и увеличивающих несущую способность перекрытий.
Что же в итоге более затратно? Конечно, реставрация. Многие здания дешевле снести и построить на их месте новодел, скопировав фасад.
Но, если уж попался в зубы министерству культуры, оттуда выпорхнуть очень сложно. Мы очень часто находим такую возможность сохранения объектов. Потому что, если его из реестра вывели, с ним могут вообще что угодно сделать.
Нина Степанюк
архитектор и реставратор
Сейчас специалисты настаивают, чтобы в реестр ОКН вошел бывший военкомат по улице Вадима Сивкова напротив здания прокуратуры. «Шикарный совершенно корпус, — отмечает Нина Степанюк. — Там есть даже официальный потомок сарапульского купца, который построил себе в Ижевске этот дом. Там хорошие своды, хорошее пространство». С 2016 года здание входит в список выявленных ОКН под названием «Дом жилой, полукаменный», 1890-1900 годов. Итоговое включение в реестр задерживается до момента, когда найдут деньги на оплату работы эксперта.
Надежда на лучшее
В начале 2018 года в Ижевск пришёл дизайн-код, в том числе, призывающий сохранить облик города в фасадах его исторических домов. Юрий Перевозчиков оценил явление позитивно.
Безусловно, в городе должны быть общие правила позиционирования как архитектурного наследия, так и торгового предпринимательства... Этот документ мы согласовали после внесения наших поправок. Честно говоря, сильно в практику и сравнение вдаваться было некогда, поэтому надеемся, что «первый блин» по улице Пушкинской покажет, насколько удачны предлагаемые решения.
Юрий Перевозчиков
руководитель агентства по госохране объектов культурного наследия Удмуртии
Наверняка этот дизайн-код — слишком расширительное понятие для предложенного документа. Архитектурное и дизайнерское решение должно исходить также из регламентов, разрабатываемых для проектов зон охраны и зон регулируемой застройки объектов культурного наследия, которых в центре Ижевска предостаточно.
Представляете, я сейчас работала по дому Лятушевича. Фотографии 2000-х годов и снимки где-то 1903 года — они почти одинаковы. Там здание прокуратуры только «мешается». У нас сохранился целый кусок старого города! Есть возможности и способы его сохранения, если захотеть.
Нина Степанюк
архитектор и реставратор

Автор материала: Дмитрий Стрелков