play
pause
  • $ 64.61 ↑
  • € 72.32 ↑
Страсти по Нылге
Полудетективная история из провинциальной жизни Удмуртии
Дмитрий Стрелков
Журналист
30 апреля 2019
«Я говорю тебе: ты - Петр, и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее». (Мф. 16:18)

«И будет Он освящением и камнем преткновения, и скалою соблазна для обоих домов Израиля, петлею и сетью для жителей Иерусалима». (Ис. 8:14)
«Девятый час»
История эта началась с обычного звонка в редакцию «Сусанина» жителей села Нылга. Казалось бы, сколь часто в газеты и «интернеты» звонят неравнодушные граждане, чтобы поделиться своими проблемами. Вот и здесь пожилые нылгинцы пожаловались, что им в селе никак не могут возвратить здание старинной церкви. На первый взгляд, проблема ерундовая, «местечковая». Мало ли стариков считают свои личные проблемы достойными государственного масштаба? Однако последующее расследование всей истории показало, что проблема намного глубже. Корреспондент «Сусанина» Дмитрий Стрелков погрузился в быт мирной провинции, став свидетелем драмы, достойной пера Агаты Кристи.
«Вечерня»
Само село Нылга для Удмуртии старое. В официальных летописях Нылга-Жикья впервые упоминается в Ландратской переписи 1710 – 1716 годов. Тогда деревня состояла из 10 дворов. Когда-то Нылга была центром округи, позднее, уже во второй половине ХХ века, «столица» переехала в Уву, озаглавив и весь район в Увинский.
В самом центре Нылги стоял большой православный храм Рождества Христова работы известного в регионе архитектора Семёна Дудина. Он же проектировал главный корпус Ижевского завода и собор Александра Невского в Ижевске. Кирпичную церковь с декором в формах классицизма построили по дудинскому проекту в 1810 – 1822 годах. Говоря архитектурно-строительной терминологией, храм являл собой четверик с полуглавиями, перекрытый купольной кровлей с главкой, с небольшой трапезной и трёхъярусной колокольней.

Церковь ожидаемо закрыли в 1938 году, венчания её сломали. Соорудили у западного входа пристрой и организовали там дом культуры. С тех пор в бывшем храме поют и танцуют, вместо алтаря — сцена, а вместо иконостаса — киноэкран. Но в последние годы активные жители Нылги, несмотря на свой пенсионный возраст, решили храм верующим вернуть. Обратились к районным властям, и те даже пошли навстречу. В 2012 году власти Увинского района постановили, что храму быть. Для этого необходимо переселить из помещения культурно-образовательные организации. А для этого в Нылге собрались строить новое здание клуба. Казалось бы, диалог между властью и населением есть, консенсус достигнут. Но если бы так было, читатель не видел бы эту статью.
«Повечерие»
Прошло шесть лет, отпущенные законом для передачи подобного объекта. Не стареющие душой нылгинцы наняли юриста и обратились в суд. Как пояснил «Сусанину» юрист Александр Федюнёв, досуговый центр хотели построить в Нылге ещё в 2014 году. Он был включён в перечень, но остался объектом, который не возвели. Хотя капитальное строительство и ремонт в других объектах, например, в школе был проведён.
При этом никто не заставлял главу Увинского района принимать такое постановление о включении храма в перечень объектов, подлежащих передаче. Но в 2012 году такое решение было принято, и есть чёткая норма закона части 3 статьи 7 №327-ФЗ «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности». По закону срок передачи религиозной организации указанного государственного или муниципального имущества религиозного назначения не может превышать шести лет со дня принятия к рассмотрению заявления религиозной организации.
Александр Федюнёв
юрист
По словам юриста, это и послужило основанием для обращения в суд, где жители просят признать незаконным бездействие администрации по строительству досугового центра и по передаче здания бывшего храма.
Я писал в прокуратуру жалобу про аварийное состояние. Реально просто здание убитое. Барак посередине, который что-то с чем-то соединяет. Прокурор отвечает, что да, всё это имеет место. Но привлекает к ответственности муниципальное учреждение, а чем это поможет? Денег у них нет.
Александр Федюнёв
юрист
Он также отметил, что главе муниципального образования «Нылгинское» было направлено письмо о принятии мер в отношении бездействия строительства этого досугового центра.

«Но он это письмо даже не удосужился получить на почте. Оно вернулось отправителю. В Ижевске такое, конечно, дико звучит. Но у них, видимо, это нормально», — посетовал ижевский юрист.

Александр Федюнёв поделился мнением, что правительство Удмуртии не оказывает должную материальную поддержку именно Увинскому району. В свою очередь районная администрация, получая средства, расходует их не на строительство приоритетных объектов, а улучшает здания исключительно в самой Уве: «Там-то всё хорошо выглядит, а в остальных селах района всё плачевно».
«Полуночница»
Самые активные жители Нылги в деле возвращения здания храма — Вениамин Леонтьев и Семён Семёнов. Они поделились с редакцией своими чаяниями, что могут уже и не дожить до тех времён, когда дудинский храм вновь огласят церковные песнопения, а не ритмы современной эстрады.
Власти закрывают глаза на аварийное состояние здания. Слыхали, наверное, в Нылге был взрыв фабрики [пожар произошёл в январе 2012 года — прим.ред.]. Тогда погибло два человека, по чистой случайности люди успели выбежать. Я сам работал до пенсии в службе спасения. Страшное дело. А сейчас они что отчитываются? По 467 человек у них ходит заниматься в этот клуб. Там танцпол у них сделан, поручни поставлены, зеркала и пол дырявый.
Вениамин Леонтьев
житель с. Нылга
Кроме ветхости самой постройки и аварийного состояния клубного пристроя, где занимаются местные дети, волнуют жителей ещё два аспекта. Во-первых, историко-культурное наследие. Село по меркам региона древнее, рядом с бывшим храмом похоронены не только жертвы революции и Гражданской войны. Жители уверены: вокруг старинной церкви похоронены священники и почётные люди. Второй аспект духовный. Сами жители организовались в приход храма Рождества Христова при предыдущем батюшке отце Андрее. Официально зарегистрировались, как говорится, — документы и круглая печать. Но сами прихожане пока вынуждены ютиться по соседству в маленьком молельном доме — церкви Богоявления Господня.
Как рассказали жители, бывший приходской священник отец Андрей во всём помогал селянам. Вместе с жителями обустроили молельный дом, отремонтировали его, облагородили территорию. В самой Нылге благоустроили «святые источники», даже установили поклонный крест в ознаменование 400-летия Дома Романовых. Казалось бы, инициатива «снизу» и диалог между мирянами и священником — залог успеха в возвращении старинного храма. Но нет.

В сквере теперь детская площадка. Но жители говорят, что при её строительстве здесь выкапывали человеческие кости. Правда, обращаться в компетентные органы никто не стал…

Также был вынужден покинуть приход и отец Андрей, который выступал за возвращение здания храма приходу. Вениамин Леонтьев уверенно сообщил, что политику батюшки не разделяла администрация епархии. Узнав о таком повороте событий, «Сусанин» связался с профессионалами в своём деле.
«Утреня»
Для начала нужно было выяснить, действительно ли село обладает столь ценными с точки зрения науки захоронениями в самом центре. Ведь «городские легенды» не всегда правдивы. Например, некоторые жители считают, что в Нылге бывал Стенька Разин, а за алтарём похоронен святой.
Профессор кафедры истории Удмуртии, археологии и этнологии Удмуртского госуниверситета Елизавета Черных подтвердила, что Нылга — село очень старое по меркам Удмуртии. Но войска Разина здесь точно не было.
Вспоминая недавние события с кладбищем в Шаркане, можно допустить захоронения удмуртские и русские. Я не помню, где там стоял храм, но это, скорее, было место высокое, то есть на правом возвышенном берегу реки Нылги. Ну, а потом, опять же, храм с XVIII века стоял, причт хоронили всяко рядом и долго... Активистам, желающим нового строительства, хорошо бы заказать экспертизу участка и провести полноценное обследование.
Елизавета Черных
профессор кафедры истории Удмуртии, археологии и этнологии УдГУ
Сергий Полянцев
благочинный Увинского округа
В свою очередь благочинный Увинского округа Сергий Полянцев рассказал, что фактическая ситуация заключается в том, что никакого сопротивления власти в передаче здания клуба нет. В 2012 году была создана комиссия по процессу передачи храма Рождества Христова из фонда зданий Увинского района православной церкви. На данный момент всё, что от Увинского района зависело, все процедуры согласования — всё сделано. Вопрос только в одном — в финансировании.
Отец Сергий также отметил, что реальное количество заинтересованных прихожан не столь и велико, чтобы открывать в Нылге такой большой храм. До Октябрьской революции посещаемость храма равнялась 90% окрестных жителей. Служило в церкви два священника, несколько дьяконов. Штат священнослужителей был большой, была большая церковно-приходская школа. Посему содержание этого огромного здания вполне себя оправдывало.
Сейчас, если случится такая ситуация, что здание Церкви передадут, как его содержать? На данный момент денег на реставрацию здания у епархиального управления тоже нет. Спонсоров на восстановление тоже нет. А за годы советской власти храм так изуродовали, что остались только отдельные части.
отец Сергий Полянцев
Благочинный затруднился назвать точное числа прихожан в Нылге, но отметил, что оно явно не столько велико, как в имперские времена.
Я ориентируюсь на статистику посещаемости по Удмуртии. У нас в среднем в храмы приходит, даже в городе, не больше 1% населения. Например, на все храмы Ижевска приходит около 6,5 тысяч человек. Если говорить про Нылгу, то 30-60 человек если приходит на богослужение — это уже хорошо. Сам я служу в Уве, у нас 20 тысяч населения, четыре храма. Мы фиксируем посещение около 200 человек в воскресенье на все храмы. Конечно, на Рождество и Пасху приходит больше населения, но максимум 10%. Такой посещаемости, как было в дореволюционной России, сейчас нет.
отец Сергий Полянцев
Также официальная епархия негативно настроена к местным активистам. В митрополии уверены, что православные пенсионеры лишь прикрываются верой, но преследуют личные корыстные интересы.
Вот эти вот жители, которые везде пишут письма, это большей частью два человека. Так называемые Вениамин Иванович и Семён Семёнович, бывшие нылгинские депутаты. На данный момент они церковь не посещают, не являются по факту прихожанами храма. Просто умеют составлять бумаги в разные ведомства и пользуются этим. Но на причастия, исповедь — таинства, которые объединяют людей, как приход, они не приходят.
отец Сергий Полянцев
Благочинный Увинского округа отметил, что у Вениамина Леонтьева нет никаких полномочий. Когда-то он был учредителем прихода, но в епархии ему указали, что если вы член прихода, то необходимо выполнять религиозный устав, где ясно сказано, что члены прихода должны посещать храм, участвовать в жизни церкви, собирать приход.
Но на данный момент их деятельность заключается лишь в одном. Они постоянно приход разобщают. Пишут от имени жителей села, что якобы им надо это. Священника, который служит там, они не поддерживают. Клеят различные листовки. Ситуация другая здесь. Мирного сосуществования в селе как раз нет из-за них. Из-за них ушёл предыдущий священник отец Андрей Бушков. Зачем они это делают, я не знаю. Ведь этим проблема не решится.
отец Сергий Полянцев
Священник рассказал, что однажды правящий архиерей митрополит Викторин позволил на благо данного прихода заниматься похоронной деятельностью, так как у Семёна Семёнова в Нылге есть похоронная лавка.
Им было сказано, что если хотите от имени прихода, то открывайте, продавайте, оказывайте услуги, но чтобы эта деятельность была открытой. Чтобы епархия видела финансовые отчёты. Они на это не пошли. Хотели пользоваться благами прихода, например, налоговыми преференциями РПЦ. Когда поняли, что нужно работать честно, дальше дело не пошло… То есть источников финансирования для строительства данного прихода нет.
отец Сергий Полянцев
«Первый час»
Внимательный читатель, как и автор этих строк, мог слегка запутаться на этом этапе знакомства с проблемой. Куда и из-за кого уехал бывший священник? Чего же на самом деле хочет широкая общественность села? На чьей стороне в вопросе возвращения старинного храма администрация района и Церкви?
Итак, есть в старом здании в центре Нылги старый клуб. Много ли туда народа, вообще, ходит? По данным администрации МО «Нылгинское», на начало 2019 года 8,7% населения села участвовали в систематических занятиях художественного творчества. Около 250 человек участвует в работе кружков ДПИ, хоров, ансамблей, студий спортивного бального танца. Есть в Нылге клубы различной направленности: гражданско-патриотический, творческие, физкультурно-оздоровительные, а также клубы для ветеранов и пожилых людей. Всего в их работе участвует 215 селян. Говоря же об участии местных жителей в культурно-массовых мероприятиях, администрация заявляет о вовлечённости почти половины населения. Зрительный зал в бывшем храме обычно заполняется на 31%. А всего, по официальным данным, в Нылге по итогам 2018 года проживало 2882 человека.

Да, стоит отметить ко всем аварийным и противопожарным нареканиям, что в этом доме культуры, существующем более полувека, на все сотни посетителей нет туалета. От слова совсем. Но есть для естественных нужд пластиковое ведро с крышкой.
Говоря об уровне развития культуры, автор решил встретиться с министром этой отрасли. В конце концов, в последние годы в стране хватает федеральных целевых программ на развитие сельских учреждений. Строятся кинозалы, клубы, библиотеки. Но министр культуры Удмуртии Владимир Соловьёв раскрыл ещё один неожиданный нюанс. Оказалось, что поданный райадминистрацией проект не вписывается в рамки федеральной программы.
У них проект дома культуры оригинальный, он дорогой. Те заявки, которые мы отправляем в Москву, нас ограничивает федеральный центр по суммам, они не вписываются в то положение, которое есть. Мы шесть учреждений культуры готовим на строительство. Например, в селе Копки Селтинского района, кто подготовил проектно-сметную документацию и кто сумму обозначает 20-25 млн рублей. Обязателен тот типовой проект, с которым мы заявляемся, должен стоять в реестре Минстроя России. А Нылга у нас оригинальный проект, поэтому пока зацепиться за федеральный бюджет с этим проектом мы не можем.
Владимир Соловьёв
министр культуры Удмуртии
В многотомной переписке между активными селянами и различными инстанциями самое свежее письмо с реальной суммой — ответ от и.о. министра строительства Удмуртии Дмитрия Сурнина. В марте 2019 года достоверная сметная стоимость строительства дома культуры в Нылге равна 133, 144 млн рублей. В чём же уникальность проекта, которая почти в шесть раз превышает сметы подобных клубов в других регионах страны?

Оказалось, что в «уникальный проект» кроме самого досугового центра включили библиотеку, местную администрацию и опорный пункт полиции. Свет пролил глава Увинского района Владимир Головин, который признался, что и в 2019 году нет ясности по финансированию данного объекта.
Сегодня нет федеральных целевых программ, через которые можно начать финансирование. Что касается объединения нескольких учреждений, то сегодня в старом клубе уже существует библиотека, а в Нылге нет помещения для опорного пункта полиции, но оно там необходимо.
Владимир Головин
глава Увинского района
По согласованию с МВД и правительством Удмуртии, когда составлялось техзадание на проектирование, был выбран такой вариант, что удешевляло проект. Более выгодно строить одно большое здание, чем несколько отдельных. По словам Владимира Головина, власти района продолжают «стучаться во все двери и искать варианты решения».

Ну что же, церковная и районная администрации всеми силами ратуют, а горстка селян лишь мутит воду. Казалось бы, ситуация ясна и понятна. Но активные нылгинцы в поисках истины решили дойти до всех возможных инстанций. Однажды вшестером жители села прибыли в редакцию «Сусанина», рассказав о проблемах их малой Родины, которые оказались намного глубже. И были сформулированы самими пришедшими в ёмкое словосочетание «Увинское иго».
«Третий час»
«Нас тут в районе держат в чёрном теле, никак не можем заставить их поставить нам этот досуговый центр. Они же в администрации работают и работают будто бы впустую», — сокрушается Вениамин Леонтьев.
Они сами виноваты. У нас был клуб, специально построенное здание для библиотеки. Там была и милиция. Они взяли и продали коммерсанту это здание. А теперь просят, чтоб им новое построили. Народу говорят: в 2016 году начало строительства, план социально-экономического развития. В Госдуме разве просто так люди сидят, с потолка цифры берут? Так ведь не делается. Если пообещал, значит, надо делать.
Вениамин Леонтьев
житель с. Нылга
Селяне недовольны «уникальным проектом», даже удивлены, что вместо получения федерального бюджета на досуговый центр запроектировано более дорогое здание. «Деньги есть, они просто не хотят работать, — возмущён Леонтьев. — Ведь уже 27 лет ждём, пока храм вернут».

Но, по версии старожилов, дело не только в храме. «У нас в школе музей был очень хороший. Недавно прихожу — всё разбросано в куче. Как так можно? Это же история! Они настраивают народ на народ, как говорится, «разделяй и властвуй», — говорит Вениамин Леонтьев. — Они только этим и занимаются. Им не нужна Нылга, они уже превратили её в деревню, 11 предприятий продали. Разве так можно делать?»

Кроме утраченного музея вспоминают селяне и пропавшие музыкальные инструменты, бывшие в распоряжении местных ансамблей: электрогитары, ударная установка, медные духовые, аккордеоны. Бывшая завуч сельской школы вспомнила, как она агитировала односельчан не голосовать за Ельцина. Тогда из администрации президента Волкова позвонили в район, и строительство новой школы сразу прекратили — не достроили запроектированных ещё 15 метров здания.

Отвечая на слова властей об отсутствии финансовой инициативы у населения в деле воссоздания храма, нылгинцы поделились следующими мыслями. Оказывается, один житель Нылги построил двухэтажную церковь в Пычасе. Одноклассник Семёна Семёнова был ведущим конструктором «КАМАЗа», сейчас на пенсии, живёт в Татарстане. И вот там восстанавливает такой же храм, как в Нылге.
А там населения 15 семей всего. Я у тамошнего священника, отца Александра, ему ещё нет 30, а он уже четвёртую церковь восстанавливает, спросил: «Отец Александр, а вы откуда деньги берёте?». В ответ он дверь раскрыл, а там — прихожане: «А вот они, все мои спонсоры.
Вениамин Леонтьев
житель с. Нылга
Несгибаемые нылгинцы уверены, что важный ресурс — почти три тысячи населения, плюс восемь муниципальных образований окрест — ещё 10 тысяч человек.
Бывший митрополит Николай очень сильно нам помогал. Писал прошения президенту Волкову, в районную администрацию с 1991 года. Новый митрополит Викторин сам открывал приход в Нылге в том году, а теперь пытается закрыть его. Прислал такого священника, который отказывается от возвращения храма. Вы когда-нибудь слыхали, чтоб священник отказывался от возвращения храма?.. А до этого был священник, он не думал, что деньги надо какие-то, он хотел возвратить храм. Так вот его выгнали, и сделали так, будто я его выгнал.
Вениамин Леонтьев
житель с. Нылга
Побывав в Татарстане, собеседник «Сусанина» удивился: там мусульмане помогают восстанавливать православные храмы. «А мы сами православные и не можем вернуть свой храм. Что это такое? Скоро 200 лет храму. Надо бы к этой дате восстановить, — говорит Леонтьев. — А внутри вместо икон на клиросе повесили динамики, продолбили стену. Когда увидел, я болеть начал. Для меня это как нож в сердце».
«Шестой час»
В классическом детективе в такой момент должен появиться герой, которого никто из участников драмы обычно не ожидает увидеть. Ну а «Сусанину» удалось созвониться с тем самым бывшим приходским священником отцом Андреем Бушковым, который ратовал за возвращение храма общине, а после был вынужден срочно покинуть приход. Сейчас отец Андрей служит у владыки Зосимы, архиепископа Соликамского и Чусовского. Теперь он протоиерей в Северном благочинии, настоятель храма Рождества Пресвятой Богородицы в Соликамске.
Андрей Бушков
бывший приходской священник
Девять лет я занимался решением вопроса возвращения храма в Нылге. Были пройдены суды, есть план передачи, есть федеральный закон о передаче, также был определён срок возврата храма приходу. Но, к сожалению, ситуация и обстоятельства сложились так, что я был вынужден уйти со своего места. А бывшие мои соработники Вениамин Леонтьев и Семён Семёнов обвинили меня в воровстве, написали заявление в следственный комитет. Как показало следствие, все обвинения в мой адрес были клеветническими.
отец Андрей Бушков
Священник говорит, что верить сельским активистам нельзя. «Они предатели, мы вместе занимались возвратом храма, но они предали меня, подумав, что вернут храм самостоятельно. Но новый батюшка не хочет ничего, ему и так хорошо», — отметил отец Андрей.

По его словам, владыка Николай благословлял дело возвращения церковного имущества согласно федеральному закону, и отец Андрей сначала один этим занимался. Потом была создана инициативная группа. Обращались в суд, дела выигрывали, собирали документы. Священник начал запросы в архив отправлять. И за каждую бумажку платил из своего кармана. Так всё и шло до момента смерти владыки Николая.
В глазах администрации я кто? Диссидент, религиозный экстремист. Нынешнему правящему архиерею это не надо было. Для меня осталась загадка одна: почему вдруг у моих соработников поменялось отношение ко мне? Есть думы… На момент моего ухода началась избирательная кампания. Тогда Леонтьев решил выдвигаться, как заслуженный сотрудник МЧС. И Семёнов на тот момент был депутатом сельского поселения. Не знаю, встречались ли они с митрополитом, может быть, что-то им было обещано. Ну, «Граф Монтекристо» какой-то.
отец Андрей Бушков
Приходского батюшку стали отстранять. Начались высказывания недоверия в его адрес, учинили ревизию. «Я понял, что служить мне не дадут. В последнюю ночь перед тем, как уехать, позвонил Вениамину Ивановичу, — рассказал отец Андрей. — Говорю, что еду в епархию писать прошение за штат, завтра уже не буду числиться в Ижевской епархии, вы сможете вернуть храм без меня? На что он мне ответил: «Сможем, пишите, можете уходить». Наутро приехал в епархию, написал прошение Викторину, и всё».
В 2007 году мне досталась изба дырявая, бывшая библиотека. Неогороженная территория. Дом священника являл собой избу без отопления, воды нет, перемерзала. За девять лет службы сумел оба здания привести в достойный вид, провести газ, отопление. Более того, вернул молитвенный дом в Кыйлуде. В Булае начали активно службы совершать. В общем, шла буйная активная работа. И вдруг такие обвинения, что я вор.
отец Андрей Бушков
Но священник даже личные вещи оставил в Нылге, уехал без креста и кадила. Отец Андрей заявляет, что потребность в храме в Нылге, конечно, есть. «В конце концов, покойников тоже надо где-то отпевать, не возить же в Уву, смертность мы пока же не победили, — говорит отец Андрей. — Администрации это не надо. Главное, были деньги потрачены на проект строительства досугового центра. Даже комиссия была создана при администрации. Пару раз пригласили, потом без нас стали проводить. Что за игра в одни ворота?».
Сейчас со стороны это выглядит смешно. Эти люди седовласые Вениамин Иванович и Семён Семёнович — какая-то мудрость житейская должна быть. Они же ещё и в молитвенный дом не ходят, говоря, что «это не храм, а вот туда мы пойдём». Милые мои, но Бог-то, он не в храме.
отец Андрей Бушков
Бывший нылгинский настоятель определяет приход почти в 10 тысяч человек, а храма-то нет. «В молельный дом сколько народа влезет? Но как только возникал вопрос о возвращении храма, руководство включало административный ресурс — приезжали пожарные и запрещали определённое количество людей внутрь пускать, — говорит отец Андрей. — Я даже вывешивал объявление: «Более 30 человек в здании не собираться».
«Литургия»
Что же имеем в сухом остатке этой истории? С одной стороны, есть у жителей района ощущение «увинского ига», которое не остановить. «Что это за экономика? Ведь в Уву приедешь — в глазах рябит — одни магазины. Для чего это? Заходим в магазин — пусто, — возмущается Вениамин Леонтьев. — Церквей понастроили, мама не горюй. Две церкви, посередине мечеть стоит. Всё должно быть последовательно, а у них дань моде».
Солидарен с односельчанином и Анатолий Михальонок, уникальный для Удмуртии человек. Будучи мореплавателем, он побывал на всех континентах, включая Антарктиду. «Нылга была волостным центром, но это не так важно, — говорит Михальонок. — Владимир Головин — глава района, и должен делать для района. А он делает всё только для одной Увы. Обязательно поддерживаю товарищей, пытающихся храм вернуть. Когда был маленьким, этот пристрой делали, клуб ставили. Еще тогда говорили, что он будет временно».

В беседе с корреспондентом «Сусанина» руководитель агентства по госохране ОКН Удмуртии Юрий Перевозчиков отметил, что храм работы Дудина не имеет статуса объекта культурного наследия, заявление в госорган никто не подавал. Но сделать это заинтересованным местным жителям никто помешать не может.
Сейчас в госпрограмму «Развитие культуры и туризма» берут даже выявленные объекты культурного наследия — храмы. Лишь бы собственник у них был.
Юрий Перевозчиков
руководитель агентства по госохране ОКН Удмуртии
Здесь стоит отметить, что в январе 2019 года патриарх Кирилл поручил Совету по культуре подготовить перечни аварийных и руинированных храмов на территории Российской Федерации. В конце концов, такая работа для чего-то и делается.

Архитектор и реставратор Нина Степанюк, комментируя ситуацию со старинным зданием, отмечает, что нельзя относиться к вопросу однобоко. Ведь кроме прав активных борцов за возвращение храма есть права остального населения.
Как они собираются воспитывать молодёжь, у которой не будет клуба. Они что, пойдут плясать и вышивать в храм? А у администрации деньги откуда? Я бы предложила им помочь администрации найти деньги на строительство нового клуба, самим поучаствовать в его строительстве. Менее затратная вещь — построить клуб. Тогда им будет хвала и почёт.
Нина Степанюк
архитектор и реставратор
Архитектор предлагает взглянуть и с другой стороны на вопрос. Ведь воспитание и занятость населения — тоже церковная функция. При воскресных школах, например. «Пусть они проводят изучение Библии и заодно вышивают крестиком и занятия борьбой. Направление вектора чуть поменять. Государство им обязано. А почему они не обязаны государству?» — отмечает Степанюк.
Если они такие инициативные, пусть проявят инициативу в сторону населения Нылги. А то они так загубят клуб и народ у них начнёт пить, драться и ломать их храм. Раз у нас сложилась такая ситуация, что народ проводит свободное время в клубах, а не в церкви.
Нина Степанюк
архитектор и реставратор
Она отметила, что Нылга вообще интересное место. В последнее время реставраторы думают, не выявить ли здесь архитектурный ансамбль. Нынешняя улица Советская в Нылге практически осталась закупорена от сквозного проезда. Сейчас основной транспортный поток идёт по улице Гагарина. Здесь раньше проходил тракт на Малмыж, и улица осталась нетронутой по всей своей перспективе. Там осталась историческая застройка. Старое здание больницы пока ещё цело.
В Уве мы это сделать не можем, потому что это новый посёлок, построен при советской власти. Там исторического содержания нет. А это Увинский район. В окрестностях старина есть: Удугучин, Чекан, Киби-Жикья, Кыйлуд. Вот Нылга. Может быть, это единственный ансамбль. Нылга нам нравится. А так в принципе можно сказать, что ансамбль исторический вокруг православного храма. Наслоение времён.
Нина Степанюк
архитектор и реставратор
Эксперт предлагает активным жителям поискать информацию для этого в архивах, «откопать» исторические факты. Ведь создание здесь уникального для всего района архитектурного исторического ансамбля может служить подспорьем в развитии туристического кластера.

Село располагается на всех маршрутах. Через Уву и Сюмси дорога уходит в Кировскую область, в посёлок Нема. В тех краях проводятся чемпионаты России по мотокроссу ДОСААФа. Существует и маршрут выходного дня до села Водзимонье в Вавожском районе. А это уже самый передовой район в республике. Как отмечает Нина Степанюк, «пожалуй, Нылга стоит на пересечении путей. И православных, и туристических».

Автор материала: Дмитрий Стрелков