• $ 63.31 ↓
  • € 68.62 ↓

Смерть подождёт

О том, как живёт паллиативное отделение ГКБ №1, где врачи борются за жизнь неизлечимых пациентов
Юрий Абашев
журналист
20 января 2020
Человеческая жизнь, как и всё в границах видимой вселенной, имеет начало и конец. Даже приближаясь к концу, человек может радоваться, наслаждаться вкусной едой и улыбаться солнцу. Именно для этого с 2016 года в Ижевске работает отделение паллиативной помощи в ГКБ №1. Корреспондент информагентства «Сусанин» Юрий Абашев узнал, как работает это уникальное место и чем оно отличается от хосписа.

Продлевая жизнь

Немного цифр. С 2016 года через паллиативное отделение прошло 872 пациента. Сейчас в больнице есть возможность разместить 20 человек, плюс 10 дополнительных коек сестринского ухода. Поступившие сюда люди находятся на лечении порядка 30 дней. И самое главное – в 2019 году «ушло» около 50% пациентов.
Галина Литвинова
Заведующая отделением паллиативной помощи ГКБ №1
К нам поступают пациенты со смертельными и тяжёлыми заболеваниями, мы продлеваем им жизнь, но не страдания. Бывает, что привозят совсем безнадёжных. Мы пытаемся облегчить их боль, снять отёки, не допустить возникновения пролежней и самое главное – поддержать психологически.
С пациентами работает психолог, на плечи которого ложится тяжёлая задача – вытащить человека из депрессии, связанной с болезнью.
Поступившие к нам люди видят своё будущее, зацикливаются на нём. Страх смерти или жизни с болезнью демотивирует, ослабляет организм. Я стараюсь зациклить его мысли на текущем моменте, ставить перед ним простые, но очень важные цели: держать ложку в руках, сделать несколько лишних шагов.
Елена Хохрякова, медицинский психолог
Врачи помогают не только пациентам, но и их родственникам, которым также необходима поддержка и ответы на многие вопросы, один из них – почему их близкого человека отправили в «хоспис».
У нас в стране ассоциация, что в подобные нашему учреждения отправляют умирать. Это не так. В паллиативное отделение попадают люди со множеством болезней, после травм и инсультов. Они могут прожить очень долго, но необходим качественный уход и реабилитация, чем мы и занимаемся. В хосписе находятся безнадёжно больные.
Галина Литвинова, заведующая отделением паллиативной помощи ГКБ №1
В паллиативное отделение люди могут попасть через своего участкового терапевта. Направление выписывает врачебная комиссия. Родственники больного могут оставаться в отделении 24/7 и помогать в уходе. В некоторых случаях для пациентов крайне важно видеть рядом близкого человека.

На «до» и «после»

Те, кто лежал в больницах, хорошо знают, что от внешней обстановки в палате зависит настроение, а вместе с ним и скорость восстановления. Паллиативное отделение открылось в здании, построенном в 80-х годах прошлого века.
Отделение отремонтировали капитально только в 2019 году. Паркетный пол заменили на керамогранитный, поставили новые окна, закупили новое оборудование на 5,6 млн рублей, специальные кровати, оборудование и всё, что необходимо в обеспечении комфорта пациенто.
Галина Литвинова, заведующая отделением паллиативной помощи ГКБ №1
Действительно, перед приездом в больницу в голове у меня рисовались картинки затемнённых помещений, неприятных запахов, которые неизбежны, если пациент лежачий. Переступив порог я увидел нетипичные для наших больниц светлые стены, воздушность помещений. А глаза врачей можно описать разве что выражением «чем ближе к горю, тем шире улыбка». Всё это не могло не сказаться и на пациентах.
Когда нас повели в одну из палат, где находилась женщина, готовая пообщаться с журналистами, из головы вылетели все вопросы, которые хотелось задать. Всё-таки несмотря на заботу персонала, яркий внешний вид отделения, сюда не попадают просто так. Мы шли к человеку, который, возможно, стоит на пороге самого страшного этапа своей жизни. Что тут спрашивать? Оставалось только выслушать и поговорить.

«Попала я сюда с сильным головокружением, взгляд не мог сфокусироваться», – говорила ослабевшим голосом Светлана Петровна Бурдыкина. – Сын привёз сюда, чтобы я была под присмотром, в хороших условиях. Люди тут добрейшие! Психологи приходят, спрашивают, чем бы я тут хотела заняться, какие интересы есть. Интересов куча, а вот возможностей пока нет».

Когда Светлана Петровна рассказала, что 40 лет проработала в школе №83 учителем французского языка, одна из журналисток удивилась, потому что училась в этой школе. Тут же между ними завязался разговор о том, кто кого знает из школы, через минуту уже нашлись общие знакомые. На этот короткий промежуток времени голос Светланы Петровны изменился, наполнился жизнью, силой, на лице появилась улыбка, а из глаз исчезла усталость.

Вот так обычное общение способно вдохнуть в людей недостающие силы, и врачи лечат не только препаратами, но и словом.

Место для чуда

Я не верю в чудо, но и слово «повезло» не может передать те эмоции, которые испытывает человек, его родственники и врачи, когда смерть в очередной раз проходит мимо. Поэтому всё-таки буду использовать это слово на букву «ч» как определение для ситуации, когда врачебный профессионализм и способности организма человека могут отложить покупку «билета в один конец». Итак, чудеса в паллиативном отделении – случаются!
Недавно выписали мужчину, у которого рак ротоглотки в последней стадии. Его привезли к нам вечером в срочном порядке. Он вообще был никакой, не ел, не ходил, настроения не было совсем. После 30 дней в нашем отделении мужчина вернулся к семье, начал кушать, ходить, стал адекватным человеком. Недавно к нам заехала его племянница и со слезами благодарила.
Галина Литвинова, заведующая отделением паллиативной помощи ГКБ №1
Множество случаев, когда парализованные после инсульта люди полностью восстанавливали свои возможности, учились заново ходить, говорить, ясно мыслить.

Конечно, болезнь отступает, но не исчезает. Половина умерших пациентов в 2019 году – это тяжёлая ноша для всех сотрудников отделения.

«Даже в случае кончины родственники приходят и благодарят за то, что их близкий человек ушёл из жизни сытый, в тепле, чистоте и окружённый вниманием», – на этой фразе у заведующей отделением на глазах появились слёзы, как раньше говорили: «не ОБКОМовске, а домашние».
Вместо итога хочется вспомнить наш предыдущий материал о первом в России детском хосписе, отделение которого открылось 1997 году. Тогда заведующий хосписом Сергей Тетерин рассказал, что до 2010 года в России не было понятия «неизлечимый пациент». Никто не знал, что с такими людьми делать, и их просто выписывали умирать домой.

Сейчас ситуация медленно, но меняется. Появление новых паллиативных отделений выводит на государственный уровень понятие «неизлечимый пациент». Это даёт многим людям шанс продлить свою жизнь и хотя бы ненадолго вычеркнуть из этого определения первое слово.

Автор материала: Юрий Абашев