play
pause
  • $ 63.48 ↑
  • € 73.48 ↑
Паспорт или выдворение
Приключения иностранцев в Удмуртии
Марат Газизуллин
Журналист
13 июня 2018
Удмуртию нельзя назвать самым популярным для мигрантов регионом. Но взаимодействовать с приезжими из стран ближнего и дальнего зарубежья полиции приходится довольно часто: сейчас только на основании разрешения на временное проживание в республике постоянно находятся 1610 иностранных граждан и лиц без гражданства.

Новейшая история Управления по вопросам миграции началась 5 апреля 2016 года, когда Владимир Путин подписал указ №156 о передаче функций Федеральной миграционной службы системе МВД. Теперь практически всё общение иностранцев с государством на территории страны идет с помощью полиции.
Стоить отметить, что слияние ведомств давно напрашивалось, так как сотрудники ФМС не имели многих полномочий, доступных полиции. Дознание, допрос, оперативная работа — то, чем занимаются полицейские и чем не могли заниматься сотрудники старой структуры.

Вместе с тем, как признаются сами сотрудники Управления по вопросам миграции (далее УВМ) МВД Удмуртии, количество правонарушений в сфере миграции постоянно снижается. Почти вдвое, до 61, увеличилось число работодателей, привлеченных к ответственности за незаконное привлечение иностранной рабочей силы по сравнению с первым кварталом 2017 года. Однако мигрантов из-за рубежа, виновных в нелегальном труде на территории региона, нашли на четверть меньше - 127. Тогда как за первый квартал 2017 года за аналогичные нарушения в Удмуртии привлекли к ответственности 170 человек. Все это свидетельствует о том, что трудовая миграция в Удмуртии становится все более контролируемой и цивилизованной. Так, за 3 месяца 2018 года на миграционный учет поставлено 9563 иностранных гражданина и лица без гражданства, что на 10 процентов больше, чем за аналогичный период 2017 года. Тогда на учете стояло 8695 человек.
ЕГЭ для мигранта
Одной из функций УВМ является предоставление иностранным гражданам разрешения на проживание и работу в Удмуртии. Сертификат об этом можно получить в нескольких центрах на территории республики, где проводится тестирование мигрантов.
Одним из тестовых центров является филиал ФГУП «Паспортно-визовый сервис» в Ижевске, который сотрудничает с Государственным институтом русского языка имени Пушкина.
Приходит иностранец. Загружаются его данные. В компьютере выбирается тест. Он хаотичный. Три уровня их. Это категория иностранный работник – самый легкий, разрешение на временное проживание и самый сложный – вид на жительство.
Константин Дубровин
Начальник УВМ МВД Удмуртии
Экзаменуемый отвечает на 20 вопросов, касающихся русского языка, законодательства и истории России. Правильно необходимо ответить на 75 процентов вопросов. Специалисты института Пушкина дистанционно получают защищенный пакет с ответами и проверяют навыки письма и разговорной речи.
Начальник УВМ МВД Удмуртии Константин Дубровин рассказал, что эта система действует почти пять лет и количество желающих получить сертификат значительно сократилось по сравнению с первыми годами работы центров тестирования. По словам Дубровина, зачастую трудности с экзаменами испытывают молодые люди.
Уже прошло достаточно много времени со времен распада Советского Союза. <…> Во многих союзных республиках бывшего Советского Союза русские школы были закрыты. Где-то русский язык вообще фактически не преподавался. Где-то на минимальном уровне. То есть молодежь действительно определенные сложности испытывает, если сравнивать их с поколением старшим, которое застало Советский Союз.
Константин Дубровин
Начальник УВМ МВД Удмуртии
При этом Дубровин уверен, что любой, учившийся в советской или современной русской школе, сможет легко сдать эти тесты просто на знании языка и простейшей логике.

Но настоящим завершением процесса легализации иностранного мигранта в юрисдикции России является получение гражданства. В самом управлении по вопросам миграции полагают, что большинству приезжих гражданство и не нужно. Никаких особых преимуществ темно-бордовая книжка с золотым двуглавым орлом в плане работы или бизнеса не дает. Но ежегодно в Удмуртии сотни людей прикладывают серьезные усилия, чтобы стать полноправными гражданами России.
Смотрите, завидуйте, я - гражданин
Ижевский фотограф Павел Шрамковский - бывший гражданин Туркменистана. Тесты для него не представляли совершенно никакой сложности, но сдавать их пришлось дважды – на получение разрешения на временное проживание и на получение вида на жительства. После этого ему пришлось еще год ждать до получения гражданства.
Так, начав процесс натурализации в России в 2010 году, бывший житель Ашхабада получил российский паспорт в 2015-м. Теперь он, пользуясь своим опытом, помогает своим родственникам, покинувшим Туркменистан, в получении всех необходимых документов: «В июне мама получает вид на жительство, в августе брат получает вид на жительство, в декабре отец получит. Буквально 2 дня назад мы сдали документы». Вывозить из Ашхабада родителей, давно находящихся на пенсии, вынудила экономическая обстановка.
По словам Шрамковского, в бывшей советской республике в наиболее доступной государственной торговле килограмм сахара семья из четырех может купить не чаще одного раза в неделю за 200 рублей. Литр растительного масла стоит порядка 350 рублей. Цена продуктов на базаре намного больше. Стоимость доллара на черном рынке в пять раз выше официальной. Более того, знакомые Павла Шрамковского сообщили ему, что уже просто не могут покинуть Туркменистан. Теперь невозможно продать квартиру за свободно конвертируемую валюту, нельзя снять со счета более 100 долларов в месяц, вывоз американских или европейских денег из страны просто запрещен.

Ситуация Дениса Гринюса, который получил гражданство России 7 июня 2018 года, еще сложнее: «Я приехал с Донецкой области… Из Макеевки, из-за войны. Военные действия». Ему пришлось ждать получения паспорта четыре года. Вместе с тем, по его словам, в России идет работа по устранению бессмысленных препятствий для бывших соотечественников. Так, в сентябре 2017 года Владимир Путин подписал указ, по которому Гринюс получил право ускоренной натурализации как русскоязычный гражданин Украины.

Вместе с тем для гражданина Казахстана Сергея Вынькова главным препятствием к получению гражданства стали те расходы, которые он мог понести. По его подсчетам, ему потребовалось бы до 40 тысяч рублей, но таких денег у мужчины нет. В итоге Выньков работает в Удмуртии с 2007 года и уже несколько раз оформлял РВП – разрешение на временное проживание.
Но для Павла Шрамковского главной проблемой на пути к получению гражданства России стала работа.
Мне нужно было работать, а на работу нужно было разрешение. Я получил разрешение, мне нужно будет найти организацию, где есть квота для мигранта. Я уже должен был заранее устраиваться туда, где есть место. Работал я там, где места не было. И вот получалось, нужно было сдавать документы в Минтруд, на комиссию и ФМС. А комиссия эта раз в год бывает. Я опоздал.
Павел Шрамковский
фотограф
Тогда Шрамковский оказался в сложной ситуации и практически год не мог официально работать.
Прощай, любимый город
Павел Шрамковский настаивает: если мигранту необходимо оставаться в России, то нет другого пути, кроме легальной работы и получения всех документов в законном порядке. Система миграционного контроля ошибок не прощает.
Именно управление по вопросам миграции МВД Удмуртии занимается борьбой с незаконной миграцией. За 3 месяца 2018 года полицейские проверили 603 объекта, где могли жить и работать гастарбайтеры. В результате принято 21 судебное решение об административном выдворении иностранных граждан и лиц без гражданства за пределы России. Депортировать решено 14 человек.

Путь у таких мигрантов один – они покидают Россию в принудительном порядке в сопровождении судебных приставов и лишь через пять лет могут претендовать на получение права на жизнь и работу на территории нашей страны. Но это совсем не быстрая работа. Необходимо через МИД и посольства добиться согласия страны, принимающей своего гражданина, купить ему билеты на самолет и доставить нелегала к трапу. И уже по прилету передать человека в руки пограничников чужой страны.

А значит, иностранцы должны где-то находиться до выдворения, зачастую в течение нескольких месяцев. В Удмуртии центр временного содержания иностранных граждан, рассчитанный на 59 человек, находится в деревне Кудрино Воткинского района.
«Депортантом» может стать человек, который, например, отбыл назначенный российским судом срок за решеткой. Или совершивший уголовное преступление небольшой тяжести, за которое не присуждено реального наказания в соответствии с Уголовным кодексом. После этого министерство юстиции России вносит таких людей в список нежелательных мигрантов.

Существуют более сложные случаи, когда страна не признает гражданина, некогда уехавшего в Россию. Такое может случиться, если человек, к примеру, пару десятилетий назад не получил новый гражданский паспорт своего государства взамен старого советского. Иногда в отношении таких мигрантов применяется процедура реадмиссии – человека возвращают в ту страну, с территории которой он прибыл, даже если он не является ее гражданином.

По одному из таких дел в отношении гражданки, которую не признали своей власти Казахстана, суд принял решение оставить ее в России. Из Удмуртии ее отправили к единственному установленному родственнику - к отцу в Оренбург.
Административное выдворение чаще всего грозит и обыкновенному работяге, приехавшему в Россию, но по разным причинам не продлившему свой статус. Так произошло и с гражданином Казахстана Сергеем Выньковым. Он работал трактористом в сельхозпредприятии в Кизнерском районе, потерял паспорт и впервые в своей жизни оказался за решеткой. О своем пребывании в центре он рассказал нашему корреспонденту: «Даже не ожидал, если честно. Когда везли, говорят – за колючей проволокой. Что-то так жутко стало, аж голова разболелась. Приехал – тут все чисто, аккуратно, нормальный персонал».

Выньков не скрывает, что намерен вернуться в Россию при первой возможности. Его родители давно уехали из Казахстана в Белоруссию. Ему там не понравилось. А в Граховском районе, где Выньков проводил в далеком детстве свои летние каникулы, у рукастого мигранта осталась родня по матери. Теперь он ждет выдворения на родину, где будет ускоренно восстанавливать документы.
Его сосед по комнате, пожелавший остаться анонимным, ждет, когда его увезут на Украину. Должны отправить в Херсон, но сам он мечтает оказаться в Донецкой народной республике, так как его политические взгляды сейчас в соседнем государстве преследуются.
Возвращаются все…
Персонал центра временного содержания иностранцев – это гражданские лица, многие имеют опыт работы в правоохранительных органах и УФСИН. При этом тут подчеркивают: центр - заведение закрытого типа, но не тюрьма.
Более того, начальник центра временного содержания иностранных граждан Рафис Кудусов рассказал, что большинство выдворяемых ему просто по-человечески жаль.
Когда они сюда помещаются, они это осознают, они начинают и жалобы писать, что они готовы стать нормальными гражданами. Но тем не менее, они уже нарушили законодательство, за что предполагается административное выдворение. Иногда и к сожалению. Есть нормальные люди, понятливые, они пользу принесли, они работяги. Но вовремя не легализовались, не продлили патенты.
Рафис Кудусов
начальник центра временного содержания иностранных граждан
Преступниками иностранцы, находящиеся в центре, не считаются. По распоряжению начальника центра, они свободно пользуются телефоном, перемещаются по территории блока, где живут. Выдворяемые имеют возможность получать посылки, отправлять письма. Им предоставляются свидания с родными и близкими, если они приезжают в центр, длительностью до 5 часов.

Вместе с тем, по наблюдениям сотрудников центра, большинство выдворяемых и депортируемых желает остаться в Удмуртии. Так, уже легендарным стал белорус по фамилии Новик, которого пять раз отправляли на родину. Но он всегда возвращается в Сарапул, где живет его бывшая гражданская жена, с которой он делит квартиру. Начальник центра Рафис Кудусов рассказывает, что Новик здесь уже давно чувствует себя, как дома: «Я ему говорю: ты, когда сюда едешь, - он же на свои деньги едет - адрес центра знаешь, отсылай деньги, чтобы у нас были деньги на обратный билет». Остановить предприимчивого белоруса никак нельзя – он спокойно пересекает по земле открытую границу между Россией и Белоруссией. Забавно, но если бы «турист» попадал в страну самолетом, его бы из аэропорта пограничники отправили обратно. Недавно его снова отправили на родину, но сотрудники центра уверены, что вскоре Новик вернется в Сарапул.

Автор материала: Марат Газизуллин