• $ 71.23 ↓
  • € 80.27 ↓

От паспарту до ню: история ижевской фотографии

18+
Юрий Абашев
журналист
22 июня 2020
Зафиксировать мгновение — давняя мечта человечества. Начало её исполнению положили ещё в 5 веке до нашей эры в Китае, окончательно воплотилась она в 1837 году, когда в шкафу Луи Дагера пары ртути из разбитой колбы проявили первую «дагеротипию» на посеребрённой медной пластине.

У фотографии в Ижевске есть своя историческая линия с собственными первооткрывателями, героями и идеологами.

Вид на XIX век

На Ижевском заводе первые фотографы появились во второй половине XIX века. Известно о них очень мало: Рылов из Перми, Вяткин из Казани, братья Вирпша из Сарапула. Нам они оставили немало запечатлённых секунд своего века.
По мнению историка-краеведа Евгения Шумилова, старейшая из известных фотографий Ижевского завода датируется 1868 годом. На ней - вид на пруд, Генеральский дом, Михайловскую часовню — предка Михайловского собора и подъём с «набережной».

Со временем искусство светописи попало в руки молодых и предприимчивых. На заводе стали появляться частные салоны.

Первопроходцем для Ижевска стал Дмитрий Наймушин, открывший в 1868 году первую фотографию на улице Базарной (Максима Горького). Это был молодой и творческий человек, эффектно выглядящий, с острым предпринимательским чутьём. Архетип фотографа за 152 года нисколько не изменился.
«У Дмитрия Яковлевича можно было сняться на фоне любой из декораций, которых было множество: сабли и кони, нильские крокодилы и львы в знойной пустыне, пейзажи и архитектурные постройки», — так описывал фотосалон краевед Анатолий Новиков.

Наймушин шагнул в историю города после знакомства с аптекарем Феликсом Генцем. Обычный, казалось бы, рекламный заказ: сделать карточки с видами Ижевска, которые можно выдавать в дополнение к рекламным препаратам. Как результат — аптечный «мерч» стал колоссальной ценностью для историков. Благодаря ему мы смогли увидеть старый Ижевск до появления у каждого фотоаппаратов, «мыльниц» и «Инстаграма».

Единственный фотопортрет Наймушина
Источник: С. Н. Селивановский «Как выглядел Ижевск в годы войны».

Снимки Дмитрия Яковлевича Наймушина

Привет из Ижевска
Новой вехой в истории ижевской фотографии стало открытие в 1873 году фотосалона «Люкс», который принадлежал Глебу Пономарёву, а затем его сыну Николаю — настоящему мастеру кабинетного фотопортрета.
Сделать снимок в «Люксе» для семейного альбома было обязательным ритуалом для ижевцев. В фотосалон отправлялись, как в театр, в самых лучших нарядах.
Дом, где располагался фотосалон «Люкс» (фото из коллекции Д. Тетерина)
Место, где стоял фотосалон, но уже в наше время. (фото: ИА «Сусанин»)
Работа Николая Глебовича донесла до нас историю повседневной жизни горожан первой четверти XX века. Сохранившиеся «люксовские» снимки революционных лет и 1920-х годов стали слепком истории страны: молодые солдаты — будущие участники Ижевского восстания, чекисты, красноармейцы, пламенные советские чиновники, «НЭПманы», рабочие и другие архетипы эпохи войн и революций.
На рубеже веков в Ижевске открывалось множество частных фотосалонов, эхо которых разлеталось по семейным архивам. Многие первопроходцы после закрытия своих студий работали в местных газетах и на заводах. Их снимки до сих пор можно найти на передовицах старой ижевской прессы.

В 1930-е годы началось распространение компактных фотоаппаратов. Светопись окончательно уходит в народ и после Великой Отечественной войны приобретает массовость.

Постепенно фотография становится бытовой, тёплой, домашней, но при этом она начинает терять черты искусства. Однако творческое зерно, как и в конце 19 века, вновь проросло в частных руках профессиональных фотографов, таких как Ахат Хисамутдинов.

Из прошлого в настоящее

Единственный в России профессор фотографии Ахат Хисамутдинов являлся продолжателем портретного дела Николая Пономарёва.
В прицел его объектива попадали известные на весь Союз актёры (Ролан Быков), музыканты («Машина Времени», Булат Окуджава). Хисамутдинов был личным фотографом Михаила Калашникова и Галины Кулаковой.
Одной из самых известных его работ является повторение панорамы Ижевска, сделанной Дмитрием Наймушиным в 1912 году с колокольни собора Александра Невского.

Панорама Наймушина и Хисамутдинова

Увлечение фотографией пришло к нему в армии. Уже после отец начал учиться этому ремеслу, нашёл первую работу в студии и после этого род его деятельности не менялся. Поездив по стране и набравшись идей, он открыл напротив мэрии свою мастерскую, которая стала одной из самых больших в России.
Руслан Хисамутдинов
сын Ахата Сахабутдиновича

Ахат Хисамутдинов и Михаил Калашников (фото: архив Руслана Хисамутдинова)

В «нулевые» началась новая волна приватизации. Продавалось и покупалось всё, что могло приносить доход. Мастерскую Хисамутдинова это не обошло стороной. Хозяином огромного зала стал один собственник, выделив фотографу в качестве замены подвал под его бывшей студией.
Мы и там обжились. Потом сменили ещё несколько помещений, последним из которых была небольшая комнатка рядом с парикмахерской за бывшим рестораном «Шато», где папа до конца жизни делал фото на документы. Он был всё-таки больше творцом, чем бизнесменом.
Руслан Хисамутдинов
сын Ахата Сахабутдиновича
Долгое время Руслан пытался сохранить наследие своего отца в виде Музея фотографии с коллекцией старинных фотоаппаратов, чемоданов авторских негативов с редкими снимками, антикварной мебелью и многим другим.
К сожалению, из-за неподъёмной аренды музей-студия покинул своё помещение и теперь вся утварь хранится в гараже, скрытая от глаз.

Бизнес и искусство

В наши дни поменялось многое, кроме описанного в начале архетипа фотографа. Сейчас мастера света и тени работают с «цифрой», а упор делают на коммерческие проекты и узнаваемый визуал.
Николай Пономарёв
Ахат Хисамутдинов
Максим Троицкий
С другой стороны, снизился порог вхождения в это ремесло. Появились смартфоны, снимающие не хуже фотоаппаратов и камеры, стоящие как телефон. Рынок перенасытился и теперь почти каждый может сделать хорошее фото.
Искусство — это когда в снимке узнаётся авторский почерк фотографа. Над такими работами хочется думать, переживать, чувствовать. Просто хорошее фото — это когда всего перечисленного нет.
Максим Троицкий
фотограф
По его словам, Ижевск остаётся городом крутых фотографов, которые работают в разных жанрах, развивая их. Но есть и те, кто немного освоив камеру сразу ударяется в коммерцию, продавая, по большому счёту, хорошие фотографии по цене искусства.

Аппараты стали появляться у большего процента людей, чем раньше. Одновременно появилась возможность получать с этого чеканные монеты. В итоге финансовые потоки вымывают эмоции.
Искусство заключается в том, чтобы не оставить человека, который смотрит на твои работы, равнодушным. Это может быть полный кусок говна, но если оно вызывает эмоции — это прекрасно. Лучший определитель крутости - это «вау эффект» при первом просмотре, если его не было, идем дальше.
Александр Искандеров (Маерс)
фотограф
Такого эффекта Александр успешно достиг проектами с женскими ню-фотосессиями, которые стали в новинку для ижевской фотоиндустрии. Они до сих пор вызывают разные эмоции у горожан: от восторга до непонимания и хейта.

Фото: Александр Искандеров

Тут есть две категории. Первая — это девочки для себя. Вдохнуть уверенность, посмотреть на себя моими глазами, сделать подарок супругу или для бывшего, чтобы знал, кого потерял. Второе — это коммерция. Большие компании из нефтяной отрасли, машиностроения, авто, где мужики старой закалки. Для них это лучший способ напомнить о своей компании, сделав крутой календарь со своей продукцией.
Александр Искандеров (Маерс)
фотограф
Одним из последних проектов ижевского фотографа должна была стать серия портретных снимков ветеранов. Планировалось сделать фотографии на чёрно-белую плёнку среднеформатной камеры, затем с помощью виртуальной реальности и специального приложения зашить в картины интервью с солдатами Великой Отечественной войны.
На выставке, которая должна была быть в мае в галерее на Центральной площади, можно было бы со своим телефоном посмотреть снимки и узнать истории людей на них. Это был бы мой шедевр, как я думаю. К сожалению, из-за пандемии коронавируса от него пришлось на время отказаться.
Александр Искандеров (Маерс)
фотограф
Несмотря на коммерциализацию фотоискусства, продолжают существовать и придумываться подобные проекты. Какие-то из них решают социальные проблемы.

Например, фотограф Ильяс Бекмансуров снимал бездомных животных, помогая найти им новых хозяев. На сессиях с домашними четвероногими он устанавливал открытую цену, а собранные деньги отправлял на помощь пострадавшим от рук людей кошкам и собакам.

Фото: Ильяс Бекмансуров

Также нам удалось найти проект, который можно назвать праправнуком эпохи возрождения. Ижевский фотограф Юлия Васильева «экранизировала» своими снимками сюжеты картин великих художников.
Упомянутый ранее Максим Троицкий нашёл себя в уличной фотографии. В своих путешествиях он делал снимки городов. Получив опыт и накопив знания, Максим применил их в грузинском Батуми. По его словам, фото было сделано столько, что хватит на несколько лет вперёд.
Тогда я зарегистрировался на Фейсбуке и впервые выложил свои снимки на всеобщее обозрение. Я получил столько обратной связи, что был готов летать от счастья. В Батуми сердце забилось по-новому. Там у меня появился проект «Heart» — это мои первые уличные фото, из которых планирую сверстать книгу.
Максим Троицкий
фотограф
Недавно небольшую часть его фотографий Батуми опубликовали в паблике «Уличный», рядом с фамилиями фотографов мирового уровня.
Приведённые примеры показывают, что ижевская фотография, несмотря на свою массовость, продолжает вызывать эмоции, дарить эстетическое удовольствие и улучшать мир вокруг. Наймушин и Маерс, первые частные фотографы из 19-го века и молодые ребята с горящими глазами из 21-го. Всё это узелки одной ниточки, на которой будут появляться новые и новые фотографии.

От нас, простых людей в кадре и вне его, требуется лишь проявлять живой интерес к работам фотографов, следить за их проектами и, по возможности, превращать свои фотосессии в акт искусства.

Автор материала: Юрий Абашев