play
pause
  • $ 64.34 ↑
  • € 72.23 ↑

Куратор проекта «Лыжи Мечты» в Удмуртии Александра Семенова рассказала в «Кофемолке» как жертвовать на благотворительность

17:00, 15 марта, 2019

По мнению заместителя председателя республиканской общественной палаты, волонтёрство в нашей стране развито недостаточно

Ижевск. Удмуртия. Куратор проекта «Лыжи Мечты» в Удмуртии Александра Семенова рассказала в «Кофемолке» как жертвовать на благотворительность и не попасться на удочку мошенников.

По мнению собеседницы Энвиля Касимова, волонтёрство в России развито недостаточно по сравнению с западом, где у людей, по её словам, не стоит вопрос помогать или нет благотворительным фондам, а вопрос в том, каким и скольким фондам помогать.

Также заместитель председателя общественной палаты Удмуртии рассказала про своё безоблачное детство и заветную детскую мечту, которой, к сожалению, не суждено осуществиться.

YouTube

(null)


Энвиль КАСИМОВ: Кофе пьёшь?
Александра СЕМЁНОВА: Да, я очень люблю кофе – чёрный, капучино, любой. Лишь бы не «горячее экспрессо». Тут мой внутренний филолог негодует!

Э.К.: Кто ты на этой планете?
А.С.: Я мама в первую очередь. Ещё – эффективный менеджер социальных проектов, водитель, игрок в интеллектуальные игры, актриса-любитель.

Э.К.: Ты из Ижевска?
А.С.: Да, я росла в районе «сталинок» на перекрёстке Пушкинской и Советской. Это моё самое любимое место в городе, намоленное для меня, я там чувствую себя дома. Там раньше были скульптуры медведей, Дюймовочки…

Э.К.: Хулиганила, когда была маленькая?
А.С.: Нет! Я была примерная девочка. У меня были часики, которые мне подарил дедушка. На них была гравировка «Саше». Не у всех во дворе были наручные часики. Надо было смотреть на них и ровно в назначенный час быть дома. И я никогда не опаздывала, всегда возвращалась вовремя.

Э.К.: А кем был твой дедушка?
А.С.: Он был партийным работником. Его звали Савватий Алексеевич Жигалов. Он не родной мой дедушка, но нас с братом любил как родных. У меня о нём и о бабушке остались тёплые-тёплые детские воспоминания. Дедушка воевал с японцами на Дальнем Востоке, у него была медаль, и я очень им гордилась.

Э.К.: Какие игрушки у тебя были в детстве?
А.С.: Дедушка нас одаривал. У меня была ходячая немецкая кукла с париком, была кукольная мебель, – у меня было счастливое детство.

Э.К.: Какая мечта была у тебя в детстве?
А.С.: Как очень советский ребёнок я была глубоко пропитана идеологией и мечтала, что если бы существовала машина времени, я взяла бы много хлеба, отправилась в блокадный Ленинград и спасла бы там детей.

Э.К.: А в космос полететь не хотела?
А.С.: Нет, хотя отлично переносила долгие перелёты, переезды на машине, и меня дразнили Светланой Савицкой (вторая в мире женщина-космонавт – Прим.ред.). Ещё в подростковом возрасте я мечтала клёво петь, как Земфира, мне так хотелось выйти на сцену с гитарой (на которой в этой мечте я тоже умела играть)!

Э.К.: Что за мужчины на обложке твоего профиля в фейсбуке?
А.С.: Это два моих любимых поэта – Владимир Ткаченко и Максим Кучеренко. Я большой поклонник творчества группы «Ундервуд». Сегодня слушала их песню «Герои – как мы, а мы как герои». Там есть такие слова: «И как говаривал доблестный Пригов, живи не по лжи, даже если жизнь – ад».

Э.К.: А ты знаешь, как Пригов связан с Ижевском?
А.С.: Он бывал здесь много раз, он Почётный удмурт, здесь есть родник его имени, филиал его могилы. А Ткаченко и Кучеренко связаны с Ижевском тем, что они большие друзья проекта «Лыжи мечты»

Э.К.: Появляется информация, что под видом благотворительности совершаются финансовые махинации, у людей на доверии вытягивают деньги.
А.С.: Такое случается, как в любой отрасли, имеющей отношение к финансам. Если вы готовы делать благотворительные пожертвования, нужно обращаться к проверенным фондам. Например, «Лыжи мечты» – это уже известный проект, который помогает детям с различными видами инвалидности (это и ДЦП, и синдром Дауна, и ментальные проблемы, аутизм). Это не лечение, это именно социальная адаптация и реабилитация через спорт.

Э.К.: Паразитирование родителей на благотворительных программах встречается?
А.С.: Бывает такое немного потребительское отношение. Мы всегда советуем частным благотворителям жертвовать в фонды, а не помогать просящим о помощи напрямую, потому что в фондах работают профессионалы, которые способны разобраться, какое именно нужно лечение ребёнку, где ребёнок может получить необходимое лечение и за какие деньги. Сотрудники фонда владеют информацией, предусмотрены ли квоты для ребёнка с тем или иным конкретным заболеванием, предоставляется ли лечение по этому направлению в России или нет. Получить информацию о фондах можно на сайте «Нужна помощь», где объединены все весомые, надёжные, профессиональные благотворительные фонды страны. Там можно выбрать, куда жертвовать и какую сумму. Можно настроить ежемесячное автоматическое пожертвование в те или иные фонды. Сумма может быть любой. Вы можете пожертвовать 100 рублей фонду «Старость в радость» или 10 рублей онкобольным. Столько, сколько можете. Это небольшие платежи, которые посильны практически каждому из нас. Но благотворительность в том и заключается, чтобы чувствовать свою со-причастность к доброму делу, со-участие в большом общем движении. Благотворительность – это вообще не про деньги и не для богатых. Благотворительность – это про всех нас.

Э.К.: На Западе благотворительность – это ещё и инструмент социального лифта. Если ты известен как благотворитель, ты попадаешь на приёмы крупных организаций или даже королевы Англии.
А.С.: На Западе помогают все. Каждый человек поддерживает несколько фондов. В Америке не стоит вопрос, помогаешь ли ты кому-нибудь, там спрашивают только, какому количеству фондов ты помогаешь. Все люди – волонтёры в тех или иных проектах.

Э.К.: Дай рекомендацию, чего не нужно делать, если хочется помочь кому-то финансово, и что делать нужно.
А.С.: В первую очередь (эта информация уже стала общим местом) – не делать новогодние подарки в детские дома. Этим детям нужно гораздо больше, чем вал подарков один раз в год. Им в первую очередь нужны социальная адаптация, профориентация, бытовые навыки.

Э.К.: Да, к сожалению, они не получают практических навыков, не умеют выполнять повседневную домашнюю работу и, главное, не умеют планировать бюджет. Когда они выходят из детских домов, на их счету накапливается немалая сумма, потому что государство выплачивает им пособия, но они не умеют грамотно, с пользой распорядиться этими деньгами и, будучи наивными в финансовых вопросах, притягивают к себе представителей криминала.
А.С.: Совершенно верно. Засыпать их подарками – не полезно для них самих в первую очередь. Теперь о том, что правильно делать в благотворительности: жертвовать деньги надёжным профессиональным фондам.

Э.К.: Если меня в фейсбуке просят отправить в помощь кому-то деньги через sms, нужно реагировать?
А.С.: Только если вы доверяете тому, кто опубликовал пост с просьбой о помощи.

Э.К.: А если это волонтёрский пост с просьбой о помощи животным?
А.С.: Нужно заниматься любым видом благотворительности, если это вызывает у вас душевный отклик. Я сама сделала свой выбор: помогать детям. Считаю, пока в детских домах есть дети, пока есть больные дети, это приоритет.

Э.К.: Какие роли ты играешь в театре?
А.С.: То, как я попала в театр, совершенно удивительная история. Речь идёт о театре «Птица», это один из лучших театров нашего города, который возглавляет талантливейший режиссёр и педагог Светлана Шанская. Мы с нашими детьми обошли множество театральных коллективов, и везде нам говорили, что с такими детьми заниматься театром невозможно, что нереально с ними поставить спектакль. А Светлана Георгиевна Шанская взялась, и вот уже 7 лет она занимается с нашей группой, делает инклюзивные спектакли.

Э.К.: Наверное, ты самый «трудный» в работе актёр?
А.С.: Так и есть. От меня же требуют работать «по Станиславскому». Если серьёзно, я сначала занималась администрированием, распространением афиш и билетов, и в один прекрасный момент меня заметили и сказали: теперь ты будешь играть. Играю маму. Сама не ожидала, но театр стал для меня особым местом. Каждый раз я заставляю себя идти на репетицию, потому что дел много, постоянно приходится переносить какие-то встречи, чтобы не опоздать на неё. Приезжаю на репетицию и каждый раз думаю: это в последний раз. И как только мы начинаем работать, ты отключаешься от всего остального. Ты в другом мире. Театр – это такой прекрасный способ самовыражения. Тем более когда есть отклик зрителя…

Э.К.: Ходишь в другие театры?
А.С.: В «Птицу» хожу часто, на многие их спектакли. В другие театры – реже. Кстати, ведущий актёр Русского драматического театра Михаил Солодянкин тоже большой друг «Лыж мечты». И его роли в театре я тоже очень люблю.

Э.К.: Представь, ты стала мэром Ижевска. Что ты изменишь в городе в первую очередь?
А.С.: Я очень люблю Ижевск. Конечно, можно переехать туда, где теплее, где меньше снега, где развита доступная среда и много культурных объектов. Где есть море, в конце концов. В мире много прекрасных мест. Но мы родились и живём в Ижевске и можем сделать его лучше. Это зависит от каждого из нас. Нашим первым проектом было строительство адаптированной площадки для детей-инвалидов. Когда инициативные родители смогли собраться в группу и сподвигнуть власть на практические действия, я поверила, что реальные изменения в наших силах. Я хочу, чтобы в каждом районе города были детские сады, куда принимают детей с ограниченными возможностями. Чтобы дети, которые не ходят самостоятельно, тоже могли посещать детские сады. Сейчас это большая проблема. Для мамы такого ребёнка детский сад был бы возможностью просто выдохнуть, он хотя бы немного освободил ей руки. И это должна быть именно инклюзия, чтобы дети здоровые и дети с ограничениями по здоровью с самого раннего детства были вместе. Не нужно делать отдельные специализированные детские сады для детей с инвалидностью. Люди с ограничениями здоровья должны восприниматься как естественная часть общества. Казалось бы, я говорю банальные вещи, но пока у нас этого нет.

Э.К.: Что тебя не устраивает на планете Земля?
А.С.: Я хочу, чтобы у меня не было работы: чтобы не нужно было собирать деньги на больных детей, чтобы дети не болели.

1261
0