play
pause
  • $ 66.38 ↓
  • € 75.23 ↓

Александр Первухин. Полиция в новом формате

22:28, 08 ноября, 2011
22:28, 08 ноября, 2011
7860
0
0

Интервью с министром внутренних дел по Удмуртии.

- Александр Сергеевич, как вы попали в милицию?
- Ни знакомых, ни родственников в органах у меня не было. А привело сюда увлечение спортом. До армии я проходил подготовку в спортроте, там 17-летним парнем начал тренироваться. На очередных соревнованиях, где я выступил достаточно успешно, меня приметил один из тренеров. Он и предложил пойти в Омскую высшую школу МВД СССР, вернее будет сказать – уболтал. Мы возвращались обратно в одном поезде, и он уговорил меня выйти вместе с ним в Омске. С тех самых пор вот уже на протяжении 30 лет ношу форму.

- Можете вспомнить своё первое дело, которое вам пришлось расследовать?
- Считаю, что у каждого сыщика есть знаковые дела, которые формируют его отношение к работе. У нас была серия талантливых мошенничеств, объединённых под названием «сквозняк», всего более 30 эпизодов. В Екатеринбурге есть очень своеобразный 8-этажный дом. Лифты имеются только в двух подъездах из четырёх. Чтобы подняться на 8-й этаж второго подъезда, нужно сесть в лифт первого, подняться на 8-й этаж, пройти по переходу и спуститься в другой подъезд. Что придумали мошенники? Они установили в переходе обычную квартирную дверь с глазком, замком, номерком. Даже сомнения не возникало, что за дверью - сквозной переход. Это было время страшного дефицита. На видеомагнитофон, допустим, можно было обменять новую машину. Спекулянты, занимавшиеся этим, торговали тогда на крупнейшем вещевом рынке Свердловска. Мошенники придумали настоящий спектакль. Представьте, человек в военной форме, прогуливаясь по рынку, подходит к продавцу и говорит, что хочет купить, допустим, видеомагнитофон и телевизор, показывает деньги. Продавец за 10 тысяч соглашается отдать товар. Военный тут же замечает: «Я дам тебе 11 тысяч, только мне нужно проверить, работает ли техника». Ничего не подозревающий продавец отправляется с мошенником в «квартиру». Звонят в дверь, выходит подельник в трусах и шлёпанцах, в руках либо кошка, либо недочищенный апельсин. Замечу, на улице зима. Под предлогом проверки аппаратуры сначала за дверью скрывается первый мошенник, через некоторое время он предлагает напарнику убедиться, что техника работает. Двери за ними закрываются, а продавец остаётся ждать у входа в «квартиру».
Почему я запомнил этот случай: все потерпевшие, которых мне пришлось опрашивать по данному делу, в один голос твердили, что преступник - вылитый я. А у меня в то время был друг - мастер спорта по борьбе. Мы были настолько похожи, что иногда даже заменяли друг друга на соревнованиях. Так вот, один из потерпевших мне однажды говорит: «Мошенник - мастер спорта международного класса по борьбе». А я-то знаю, что в Свердловске «международников» нет. Задержанный продолжает настаивать на своём: «Точно вам говорю, он даже костюм сборной СССР носит». И тут меня осенило: у нас был только один человек, который в сборной СССР никогда не был, но в костюме таком ходил. Им оказался мой товарищ, он до сих пор мне иногда звонит – благодарит, что мы его вовремя остановили. Не знаю, правда, насколько он искренен. 

- В первом своём интервью республиканским СМИ вы говорили, что удмуртское МВД по организации работы, по крайней мере внешне, отличается в лучшую сторону от других. Сейчас, когда вы изучили деятельность ведомства изнутри, что можете сказать?
- Я подчёркиваю, что в Удмуртии сохраняется сильнейший костяк сотрудников криминальной службы, которые раскрывают преступления примерно так же, как художник пишет картину. Спросишь творца: «Когда картину допишешь?» Он отвечает: «Через неделю». И очень радостно, что у меня есть ряд специалистов, которые на вопрос - когда раскроешь убийство, замечают - дней через пять. У них есть уверенность в своих силах, они отвечают за свои слова. 

- По каким направлениям нужно активизировать работу удмуртским полицейским?
- В Удмуртии, как и по всей стране, необходимо создать профессиональную патрульную полицию. Сейчас в наружной полиции зачастую служат люди, которые пришли сюда по двум причинам: либо переждать какое-то время, либо получить высшее образование и подняться выше – перейти на «кабинетную» работу.
Удмуртия может себе позволить создать профессиональную команду патрульных полицейских. Представьте, молодой сотрудник приходит на службу и вместе с напарником работает на одном месте десять лет, пятнадцать, досконально узнавая за это время свой район. При этом у него должны быть те же привилегии, которые есть у кабинетных сотрудников. Только тогда он будет гордиться своей работой.
Что касается зарплаты, то я уверен, Президент и глава МВД России свои обещания выполнят. Но дело не только в этом. В первую очередь мы должны вернуть уважение к своему труду. В России, в том числе в СМИ, донельзя извратили понятие о работе полиции. Сравните западные и отечественные фильмы. В каждой американской картине есть один продажный полицейский и чистая система, которая рано или поздно выдавливает его. А что у нас? Есть герой-одиночка или группа порядочных полицейских, к примеру в «Улицах разбитых фонарей», и порочная в целом система. Пока мы не пересмотрим такую подачу, нам не избавиться от знака равенства между полицейской системой и такими понятиями, как продажность, маленькая зарплата и неуверенность в себе. «Копов» не любят нигде. И мы, привлекая в год практически каждого третьего жителя за разного рода нарушения, не ждём любви. Мы фискальный карательный орган, выполняющий свои задачи. 

- Несмотря на сокращение сотрудников в рамках реформы, уровень преступности в Удмуртии продолжает снижаться…
- Это же отлично. Однако роль правоохранительных органов в снижении преступности составляет лишь около 20 процентов. Всё остальное – это заслуга общества, экономики, государства.
Кстати, Удмуртии нужно отдать должное. В стране лишь семь регионов, и наша республика в их числе, где преступность за последние пять лет сократилась вдвое. Это позволило нам относительно безболезненно пройти этап сокращения и продолжить работать, не снижая темпов, даже учитывая недобор. Он, конечно, небольшой – четыре процента, но вполне ощутим. Сегодня мы нуждаемся в 241 человеке. Причём вакансии есть даже в тех подразделениях, которые принято считать престижными. Так, в ГИБДД некомплект составляет 35 человек, в уголовном розыске – 34, в подразделениях по борьбе с экономическими преступлениями – 11, у участковых – 28, в следствии – 8. Также набор открыт в отряд специального назначения. Кроме того, помимо неполноты комплекта, 380 (!) сотрудниц МВД находятся сейчас в декрете, а это четыре крупных райотдела.
Однако это не значит, что мы будем принимать на службу всех желающих. Напомню, полиция постепенно переходит от набора к отбору. Сейчас необходимо создать конкуренцию при приёме кандидатов. Конкурс, пусть даже минимальный, позволит держать в тонусе работающих сотрудников и установит определённый порог для поступающих на службу. 

- Насколько Удмуртия вовлечена в наркобизнес? Какие виды наркотиков чаще всего изымаются на территории нашей республики и откуда они поступают к нам?
- Наша республика небольшая, потому запускать в неё серьёзный наркотрафик невыгодно. Наркотиков в Удмуртии не так много, как в других субъектах. Но и немало, среди них и кокаин, и героин, и синтетические, и другие наркотики. Часть поступает с Запада через Санкт-Петербург. Однако основной канал проложен из Средней Азии, в частности из Таджикистана. Наиболее крупный трафик сначала поступает в перевалочные пункты, в нашем случае это Пермь. А оттуда маленькими партиями в Удмуртию. В этом году нам удалось перехватить три крупные посылки, в каждой по 2,5 кг героина. В целом же в течение года только героина удалось изъять более 17 кг.
Поймите, борьба с наркоманией – это проблема всего мира. Тем более что против нас - сеть интернет, где можно найти сотни рецептов по приготовлению, способам пересылки и получения наркотиков. А ведь каждый из них по степени действия сильнее марихуаны в сотни, а кокаина – в десятки раз. Законодатель зачастую даже не успевает признавать их наркотиками. К примеру, сегодня введён запрет на GVH18, а завтра появляется GVH19 с несколько видоизменённой формулой. Чтобы признать эту смесь наркотиком, нужно не менее двух месяцев. Поэтому мы поддерживаем программу «Безопасный интернет».
Особенно беспокоит то, что наркоманией начинает поражаться студенческая среда. В этом году мы задержали 17 студентов за употребление наркотиков и 6 – за сбыт. При этом меня удивляет примиренческая позиция ректоров. И если мы раньше жалели их, то сейчас будем выкладывать в своих сводках фамилии студентов и названия вузов.
К борьбе с наркоманией должны подключиться и жители республики. Мы, к сожалению, очень редко получаем сигналы от граждан о местах продажи наркотиков, адресах наркопритонов. 57 сообщений на телефон доверия ГУВД – это мизер. Для сравнения, в Екатеринбурге только на пейджер фонда «Город без наркотиков» ежедневно поступает до 600 сообщений, и это очень большое подспорье. Каждое второе раскрытие там происходит с участием фонда. Причём удаётся задерживать не потребителей, а сбытчиков. 

- Борьба с подпольными игровыми клубами также в числе приоритетных в вашем ведомстве. Можно ли искоренить этот вид незаконной деятельности?
- Победить игорный бизнес ничего не стоит, только дайте нам орудие. Полиция затрачивает огромные усилия, но главная сложность в несовершенстве законодательства. Уголовные дела возбудить очень сложно, для этого нужно доказать прибыль организаторов на сумму не меньше 1,5 млн рублей. Однако все понимают, что такие суммы в заведении не хранятся, если понадобится, организаторы будут снимать кассу и два, и три, и пять раз в день. Максимально, что мы можем пока сделать – это составить административный протокол, который предусматривает 5000 рублей штрафа. Однако некоторые подвижки есть: возбуждено три уголовных дела по статье 171 Уголовного кодекса - незаконное предпринимательство. Я вас уверяю, мы совместно с прокуратурой доведём их до суда. 

- Сложно представить деятельность МВД без современных средств связи и систем безопасности. Что нового вы используете в своей работе?
- Мы продолжим оснащение патрульных автомобилей системой ГЛОНАСС. Сегодня 186 ведомственных машин уже контролируются через спутник. Благодаря этому появилась возможность наблюдать за их перемещениями по городу и при необходимости отправлять на место происшествия именно тот наряд, который находится поблизости.
Одно из новшеств, которое введено мною в ведомстве, – наблюдение в режиме онлайн за деятельностью дежурных частей наших подразделений. Это не только фиксация их работы и контроль, а прежде всего, безопасность самих полицейских, в том числе от различных наветов. Под прицелом камер уже работают все дежурные части Ижевска, Сарапула, Воткинска, Глазова, Завьялово. В ближайшее время на пульт дежурного МВД будут выведены все дежурные части отделов полиции в Удмуртии.
Успешно работает система приёма заявлений от граждан через интернет. С начала года зарегистрировано 181 такое сообщение, по двум из них возбуждены дела об административных правонарушениях, по 80 – ведётся административное производство. Ещё около 50 - это письменные обращения граждан, не содержащие сообщения о происшествии. Однако я призываю жителей республики: обо всех преступлениях, требующих немедленного реагирования, лучше звонить по телефону 02. Это не значит, что на интернет-сообщения мы реагируем во вторую очередь. Но при задержании преступников по горячим следам счёт идёт на минуты, потому ваш звонок важен.
Кроме того, в Удмуртии под кураторством Правительства готовится к запуску система видеонаблюдения «Безопасный город». Мы, конечно, несколько запоздали с её внедрением по сравнению с другими регионами, зато учтём все их недочёты. Сделаем систему безопасного города компактнее и эффективнее. В рамках этой работы хотим предложить сотрудничество крупнейшим собственникам, а именно, оснастить объекты видеокамерами, которые будут состыковываться с нашими системами безопасности. Представьте, проводится массовое мероприятие в Ледовом дворце. Мы, подсоединив камеру к нашей системе, осуществляем наблюдение за порядком в онлайн режиме. 

- Что из блюд удмуртской кухни уже успели попробовать?
- Перепечи и кумышку. Кумышка - своеобразный напиток. Я бы сравнил её с японским саке. 

- Работать в полиции сегодня престижно?
- Честным людям - да, остальным - нет. 

- С какими чувствами будете встречать старый новый праздник – День сотрудников органов внутренних дел России?
- Незабвенный министр внутренних дел СССР Николай Щёлоков поднял День милиции на невиданную высоту. Я думаю, с изменением названия праздник этот не перестанет быть любимым у сотен тысяч жителей нашей страны. Потому отметим его так же торжественно, светло, как это было раньше.
Кстати, мы будем вторыми, кто соберётся на торжество в новом Русском драмтеатре. Первый приём состоялся 4 ноября в честь Дня республики. Завтра, 10 ноября, у нас пройдёт большой праздничный концерт, на который удалось пригласить хороших столичных артистов. 

- Интересно знать, кто же приедет поздравить удмуртских полицейских?
- Лишь приоткрою вам завесу тайны - соведущим концерта станет Леон Измайлов.
- Александр Сергеевич, как избавиться от раздражения и злобы граждан по отношению к полицейским?
- Мы постепенно должны уйти от прямого общения полицейского с мелкими правонарушителями - в принципе законопослушными людьми. Он по роду своей службы должен общаться с ярко выраженными преступниками. Вот вам пример. Проезжал как-то по автобану в Германии. Сознательно превышая скорость, заметил четыре вспышки фотокамер. Сдавая автомобиль в пункте проката, я уже знал о том, что мне нужно оплатить штрафы. Миловидная девушка сообщает мне о нарушении правил: «Будете платить или вы не согласны? Тогда я могу вызвать полицейских». Я без споров оплачиваю штрафы и, понимаете, никакого раздражения по отношению к полицейским у меня нет, потому что я их в глаза не видел.
В Удмуртии нужно сделать примерно так же. В этом году на дорогах республики начали работать шесть передвижных комплексов «Арена», которые фиксируют нарушения правил дорожного движения водителями. По модему информация с комплексов поступает на сервер ГАИ, где принтер распечатывает номерные протоколы. Остаётся лишь запечатать их в конверт и отправить владельцам автомобилей. Такой протокол нигде не затеряется, и поблажек никому из водителей не будет. Уже в этом году мы вышли на цифру 70 административных протоколов в день, составленных автоматически. Всего с начала года их оформлено 13 тысяч. На будущий год перед нами стоит задача – составлять в автоматическом режиме не менее 15 процентов протоколов.

По материалам газеты «Известия Удмуртской Республики». Подготовила Людмила Моисеева. 
7860
0