Закрыть

Хороший experience в жизни

Генеральный директор ООО "КОМОС ГРУПП" Андрей Шутов дал интервью проекту "Завтрак", который организован командой агентства "13 этаж". На завтраки приглашаются известные люди республики, у которых есть, чему поучиться. Ниже публикуется интервью с Андреем Шутовым:

Отвечаю за всё, что связано с едой, за банк и за автобизнес.

Всё, что делается — для людей. Не сам же я всё это съем? Сотни тысяч тонн продукции.

Сейчас у нас все площадки одинаково хорошие, каждая специализируется на чём-то. В Кезу делают сыр, в Глазове — масло и сухое молоко — такое, что его и на экспорт отправляют, и самую вкусную сметану, называется «Варвара-краса». Девочкам рекомендую: сырники, сметана «Варвара-краса» и вареньице — и ваш любимый будет любить вас ещё больше (улыбается).

На севере, на мой взгляд, природа такая, что молоко получается с лучшей структурой белка. Сельское хозяйство Удмуртии сильно подвержено засухам, и большая проблема для коров на юге — это свежая сочная травка. А известно, что молоко у коровы на языке — если хорошая травка, то и хорошее молоко.

Надо работать с лидерами рынка, идеологически. В молоке это «Тетрапак», в еде это «Каргилл».

Невозможно быть экспертами во всех областях. Надо накапливать компетенцию в чём-то, и шаг за шагом она может реализоваться.

У меня восьмичасовой рабочий день — c восьми до восьми.

Отчасти работа — удовольствие, отчасти — кросс: ты бежишь, сил уже нет, а надо бежать. Где-то безумно интересно, безумно приятно, где-то изматывающе, потому что надо доказать, что ты не верблюд, что твои аргументы — правильные аргументы.

Очень нервничаю, когда люди критикуют, особенно когда критикуют правильно. Однако уже лет 20 назад научился любить критику. Если люди выражают своё мнение, то надо им в ноги кланяться — соответственно, вы можете откорректировать своё поведение.

Задача начальника — вы же грамотные дети, вы наверняка читали книжку «Менеджер мафии». Должна быть тетрадь с жёлтыми страничками, там все дела расписаны, и менеджер напротив каждого дела ставит исполнителя. А сам идёт курить сигару, замышлять следующие зловещие планы.

Дистанционно управлять очень трудно — глазки надо видеть. И голос слышать, не в трубку. Без этого ничего не получается.

Глубокое заблуждение думать, что всё происходит само собой. Это только девушка может встретить принца, а мальчикам надо работать.

В жизни так повезло: в то время, когда заканчивал школу, папа меня с Рустамом Хабибуллиным в качестве трудных подростков отправил в строительный отряд. Мы 56 дней провели в стройотряде с мужиками, с армейцами, строили железную дорогу и детский садик. Очень трудно вам будет понять масштаб сумм, но девятиклассник привёз домой 895 рублей. Зарплата у мамы была 140 — мама работала в библиотеке имени Гайдара и не очень много зарабатывала, у папы — 220 рублей.

Строительный отряд был очень хороший experience в жизни: и то, как люди работают, и то, как надо отдаваться работе, и первый полный стакан водки.

Строить железную дорогу — это целый день таскаешь рельсы, шпалы, и есть молот, им надо забивать костыли. Правильная технология предусматривает три удара: он заходит, потом его забиваешь наполовинку, потом окончательно. Но иногда получалось и с двух. Дорога та Нордор-Котья называется.

Первый бизнес — мне один хороший человек, который позже стал вице-премьером Правительства Удмуртской Республики, присылал сигареты из Москвы: Мальборо, Пэл-Мэл, Ротманс. Я их «дистрибутировал». Надо помнить, что в то время была статья 153-я уголовного кодекса «Спекуляция». Три компонента: скупка, перепродажа, нажива.

В МВТУ имени Баумана из нас делали разработчиков алгоритмов, автоматики и идеологии, математику давали в объёме мехмата МГУ. С этим бэкграундом приезжаю на Ижевский механический завод по распределению — а уже сыну был годик, и я предпочёл не остаться в Подмосковье и жить в общаге, а поехать в родной Ижевск и получить квартиру.

Работал в выпускном цехе, через который проходило где-то 60% плана завода. То есть оказался на острие: я сделал план — значит, завод сделал план. Если я не сделал план: что-то забыл, не организовал, какая-то деталь не заказана, испытания изделия не прошли — это 25 тысяч людей без денег. С тех пор появилась привычка, что все планы должны выполняться — это первое, а второе — выполняться в срок.

Продукция в то время была очень качественная. Мало кто знает, что в 80-м году примерно 45% авиации мира было советского производства. Весь мир летал на «Яковлевых», на «Ильюшиных» и на «Туполевых». И ракеты, в том числе те, которые делал Ижевский механический завод, экспортировались стран в -дцать.

В 93-м году как-то так случилось, что ракеты перестали быть нужны советской стране.

На заводе осталась масса неликвидов, и ребята из техбюро запроектировали процесс, печатные платы, сделали подбор радиоэлементов — 10 000 реле-регуляторов мы сделали из этого неликвида. Ещё полгода мы держали коллектив в надежде на военный заказ. А потом я ушёл с завода, потому что кормить 600 монтажниц из кармана — как-то накладно.

Встретил бывшего коллегу, кто мне поставлял части для ракеты, по фамилии Осколков: «Ну давай, займёмся бизнесом». Мы и занялись. А сейчас вы сидите в здании, которое принадлежит Осколкову.

Кто знает, что будет за поворотом. Выйдете на улицу, встретите кого-то, он вам что-то предложит, вы возьмёте и согласитесь.

Охотничья байка, чтобы вы поняли, насколько Андрей Эдуардович passion — страстный человек. Мы с ним сидим в Италии, на озере Гарда. Тут звонит его агент: «Андрей, продаётся лицензия на льва». В Африке на деревню стал нападать лев-людоед, и правительство выставило на аукцион лицензию на отстрел этого льва. Человек всё бросил и полетел! А лев, собака, не вышел.

Охочусь, но не такой пробитый охотник. Я пробитый на всю голову лыжник. Если появляется время, то езжу на чём придётся. Это мотоцикл, это водные виды спорта, не моторизованные — виндсёрфинг, кайтсёрфинг, вейкбординг.

Для мотоцикла важен шлем и, самое главное, голова в шлеме.

Масса мест на этой планете, где всё нравится. Только мне там скучно. Утром встал, пробежался, позавтракал, новости почитал, по телефону позвонил. Дальше что?

Завести виноградник — это прямой путь к алкоголизму.

В Удмуртии любимое место — Макарово. Там дача, там звери знакомые — знаю место, где живёт лиса, где живут бобры. Поле граничит с Нечкинским заповедником, там лось ходит, кабан, медведь. Всё рядышком.

English — actually not that bad. Папа привёз из Москвы дикую вещь — это, на минуточку, 1977 год — на пластинках курс английского языка и учебник польского издательства. Я занялся этим, а в 10-м классе на олимпиаду пошёл и занял первое место по республике. Загордился и очень нагло себя вёл: приходил на урок английского и читал книжку «US Army, Navy and Air Force». Учительница спрашивала — не мог ответить. Три раза спросила — потом выгнала и три месяца не пускала на английский.

«Специально подтягивать язык» — это ты открываешь CNN и читаешь. Или покупаешь книжку, например, «Бриджит Джонс». Безумный юмор, советую всем читать в оригинале. То же самое относится к Гарри Поттеру.

Детей надо учить примером, а получится или не получится — это как бог даст. Точно знаю, что чем строже папа, тем лучше дочери — это у меня жизненное наблюдение. А с сыновьями сложно.

Папа очень добрый у меня, очень ответственный. Были разные жизненные этапы, жизненные ситуации, и отец очень много заботился обо мне.

Знаю, что бог есть. Получилось так, что я был крещён в две веры: две бабушки в тайне друг от друга — одна в лютеранство, а другая в православие. Так вышло. И та и другая делала благое дело в своём представлении.

Мир-то большой, хороших людей масса.

Завтракаю хорошо, стараюсь сделать так, чтобы до обеда мысли об обеде не мучили. Если честно, люблю есть на завтрак зернёный творог. Зернёный творог мы не делаем, мы делаем творог с сохранённой структурой зерна. Я считал проект зернёного творога в сливках — он пока не окупаемый.

В России малореально развивать фермерское направление. Если бы работал на Рублёвке, продавал бы это там. Класс покупателей, который мог бы фермерские продукты приобрести, очень ограничен.

Очень, очень много добавленной стоимости создают бренды. Можно делать знаменитый сыр «Знатный кезский» — его купят в Удмуртии, а можно делать «Валио» — его вся Европа ест.

Есть позиция — сесть, плакать и говорить, как всё плохо, а есть — собрать всё, что надо, в горстку и начать бегать, в том числе по инстанциям, искать варианты, пробивать эти варианты. Бороться и искать.

У меня есть любимое произведение Хемингуэя, называется «Фиеста». Оно кончается словами: «Этой мыслью можно утешаться».

Источник: zavtrak.13f.ru


* Заметки в блогах являются собственностью их авторов, публикация их происходит с их согласия и без купюр, авторская орфография и пунктуация сохранены. Редакция ИА «Сусанин» может не разделять мнения автора.

5484
1